Ермошина vs Айплатов – кто меньший шовинист?

 

Ярмошына – больш прагрэсіўная, чым Айплатаў: яна, прынамсі, не адмаўляе жанчыне ў магчымасці балатавацца ў прэзідэнты, – так гендэрная даследчыца Ірына Саламаціна ў «Размове Жбанкова» пракаментавала нядаўнія скандалы з шавіністычнымі выказваннямі беларускага мадэльера Івана Айплатава, крэатыўнага дырэктара фабрыкі «Элема».

Між тым, у беларускім грамадстве сацыяльныя ролі жанчын змяніліся і даўно не адпавядаюць трансляваным сэксістскім стэрэатыпам. Пра гэта – падрабязней у праграме.

 

Похоже, что миф о «Настоящей женщине» (каблуки, платье, макияж) и ее подделках (например, кеды) является продолжением романтического нарратива о Золушке – веди себя правильно, и будет тебе принц, который рассказывает аудитории о том, что нужен некий предмет, который женщину делает настоящей. Обычно такой нарратив направлен на бедные слои населения, и, собственно, вся массовая реклама на этом и построена. Это один из вариантов ответа, почему известный беларусский модельер сделал ряд оскорбительных заявлений о женщинах в беларусских СМИ и не понял, что было не так. Те кто говорят и пишут о «Настоящей женщине» исходят из идеи, что женская аудитория несостоятельна и ее как бы обнадеживают таким романтическим сценарием на тему «как можно “состояться”».

Востребованность «традиционного» сценария можно объяснить еще и специфическим положением женщин в Беларуси. У нас высокий уровень образованных женщин и высокий процент их занятости на рынке труда – более 70%. Но при этом женская занятость преобладает в низкооплачиваемых сферах труда. И женщина вынуждена работать по причине того, что доход только мужа в большинстве случаев не может обеспечить семью. Получается довольно печальная картина, в рамках которой только и остается, что верить в романтический сценарий… 

Размова дня. Тэлеканал Белсат