"Боги и герои" выставка Александра Некрашевича

Между искусством прошлого и будущим, между оригиналом и фантазией…

"Ў" галерея современного искусства,  26.05 - 16.06.2010

праспект Незалежнасцi 37а
(ст. м. Плошча Перамогi)

+375 29 6201062

www.ygallery.by

Задумываемся ли мы над тем, как именно меняется ситуация понимания искусства с изменением технологий, с изменением мировой географии, процессами глобализации?

Мир становится иным, меняются средства и задачи искусства.

Выставка Александра Некрашевича «Боги и герои» как раз и демонстрирует изменение отношения к тем основам, которые на протяжении столетий формировали хорошо знакомую нам традицию классического искусства. Именно фиксация момента изменения и делает выставку А. Некрашевича современной, так как по-новому позволяет раскрыть потенциал современного искусства, которое свободно от строгой эстетической иерархии.

                Мадонна, 2009, алюминий, нитроэмаль, 120Х200

Легко распознаваемые образы работ А. Некрашевича, выполненных в технике аэрографии на алюминиевой поверхности, покрытой автомобильным лакам, заставляют задуматься о том, насколько наше восприятие мира зависимо от той системы образов, которые существуют вокруг нас и господствуют в обществе.

 

Дракон, 2009, алюминий, нитроэмаль

С появлением средств копирования, ценные картины - высокие образцы художественного искусства - были массово растиражированы, благодаря чему произошла демократизация искусства. Теперь Мона Лиза и Геракл, так же как и герои и героини массовой культуры Бэтмен и Мадонна, могут на равных висеть в каждом помещении. Все эти образы, понимаемые как изображения, формируют наше субъективное восприятие мира. Теперь каждый может радостно распознать известное: ребенок, взрослый, интеллектуал и прохожий.

Геракл, 2009, алюминий, нитроэмаль

С одной стороны, А. Некрашевич воспроизводит фрагменты (головы) хранящихся в музеях подлинников Джоконды Леонардо да Винчи (Портрет госпожи Лизы Джокондо Мона Лиза, 150305), Афродиты Сандро Боттичелли («Рождение Венеры», ок. 1485), Геракла Фарнезе (римская работа эпохи империи IV в. до н.э.), Горгульи, украшающей средневековый храм и т.д. Тем самым он указывает на присутствие сохраняемого культа возвышенного классического искусства: мы ведь знаем, что оно есть и ценно.

 

С другой стороны, художник повторяет изображения известных серий комиксов компании Marvel (англ. marvel — чудо): «Невероятный Халк», «Бэтмен» и фотоизображения медиаобразов Мадонны, Ксюши Сабчак, Гарри Поттера и т.д. Это указывает на связь искусства прошлого и современного, и на влияние массовой культуры на искусство.

В результате у Александра Некрашевич получается серия работ-клише, «образов-для-повторения» или сновидческих образов (как у Фрейда в «Толковании сновидений»), повторяющих некий симптом или эффект. Вальтер Беньямин и Ханна Арендт могли бы назвать это эффектом vita activа, деятельной жизни, противостоящим рациональному порядку производства; жизнью, бросающей вызов форме. 

Муза, 2009, алюминий, нитроэмаль

Художник А. Некрашевич не производит новые изображения, как это делали художники прошлого. Он делает видимым то, что в мире современных медиаобразов, образов ТВ, кинематографа, Интернета любой образ, который мы имеем в виде изображения, воспроизводим. Однако воспроизводство не означает вторичности, поскольку опирается на особое отношение художника с оригинальными произведениями «высокого искусства», вступить в которое теперь появляется шанс и у зрителя.

 

RS: Аэрография — одна из живописных техник изобразительного искусства, использующая аэрограф в качестве инструмента для нанесения жидкого или порошкообразного красителя при помощи сжатого воздуха на какую-либо поверхность. Так же может быть использован баллончик с краской.

Круговращение героев: эксперименты с культурной формой Александра Некрашевича

Ольга Шпарага 

В чем заключается предназначение Богов и Героев вообще и в современном мире в частности? С Богами, какую бы религию мы не взяли, все как будто довольно просто: они воплощают собой единство Истины, Добра и Красоты, выступая отправной точкой истинного познания и эстетической оценки, а также мерилом поведения. 

Герои же являются более противоречивыми существами. Известные нам, прежде всего, по мифам Древней Греции, герои – в лице Геракла или Персея – представляют собой некую переходную - между людьми и Богами - форму жизни. Их жизнь полна приключений, однако она автоматически не венчается бессмертием, которое присуще Богам и обретается лишь некоторыми из героев в награду за подвиги. И именно возможность такой награды отличает героев от людей.

Лишенные физической бесконечности и тем самым противопоставленные Богам и самым удачливым Героям, люди тем не менее могут обрести бесконечность метафизическую – в виде памяти об их выдающихся делах в истории и культуре. Тем самым люди также имеют шанс стать Героями, наполнив свою жизнь свершениями, не обещающими, впрочем, ни счастья, ни успокоения. 

«Боги и герои» Александра Некрашевича принадлежат разным историческим и культурным мирам. Одни из них (например, Халк) узнаваемы только детьми и их родителями, о других (например, Ксении Собчак) знают скорее взрослые, да и то, смотрящие определенные телевизионные каналы.

И все же, глядя на работы представленной серии Александра Некрашевича, зрители вряд ли усомнятся в том, что перед ними «Боги и герои». И потому, что современный пантеон Героев и Богов не имеет строго заданных рамок, и потому, что суть Богов и Героев в современном их понимании не сводится к узнаванию имени или лица. Их сутью является поддержание самой культурной среды в ее многообразие. Важность же многообразия состоит в том, что идентифицируя себя с разными героями, мы можем все же найти общий язык друг с другом, поскольку вслед за героями вступаем в поле трансляции породившей их культуры.

Именно коммуникация со зрителем и зрителей друг с другом является, по замыслу  А. Некрашевича, главным посланием представленной серии работ. Кто-то идентифицирует знакомые образы, кому-то захочется сбежать от их засилья, - и то, и другое допустимо. Поскольку современное искусство ожидает от зрителя не только одобрения, но и протеста и/или возражения.

Вопрос об общем языке волновал А. Некрашевича и в более ранних работах. В них функцию такого языка выполняла техника и технизация, оказавшаяся чем-то вроде нового скелета устоявшихся культурных форм («Американская готика», 2005) или даже живых существ (“Hand friend”, 2007, «Коробка передач», 2008). Понятно, что выявление нового языка современной культуры не могло происходить без обнаружения форм ее превращения. Так вангоговские едоки картофеля превратились в колорадских жуков, а жуки, в свою очередь, - в маски на лицах туземцев.

“Hand friend”, 2003, 2007,

Другой заметный прием А. Некрашевича – материализация словесных оборотов («Фоторобот», 2008) и оптических иллюзий («Фокус», 2000). Все эти изящные, выполненные в гипперреалистической манере живописные полотна словно заставляют зрителя признаться в истинной природе окружающих вещей, технически оснащенных до мозга костей.

Серия же аэрографий «Боги и герои» словно вновь возвращает нас в допотопный мир магии и метаморфоз, в котором души героев разных эпох плавно перетекают друг в друга. И если предельной точкой «техногенных серий» Александра Некрашевича были авианосцы и каркасы фантастических кораблей, то апогеем «Героев и богов» можно считать брак, намекающий то ли на союз между нашими возможными предками, то ли на ошибку природы, которой и призваны все снова и снова сопротивляться Герои.

БРАК, 2009, алюминий, нитроэмаль

 

Ирина Соломатина, независимый менеджер арт-проектов; Ольга Шпарага, философ, редактор сайта «Новая Европа»