Женщины улиц

Женщины принимают активное участие в создании уличного искусства, но их посильный вклад, как правило, остается в тени достижений коллег-мужчин, как это происходит и в большинстве других сфер человеческой деятельности. «Знаки» решили исправить эту историческую несправедливость, составив своеобразный хит-парад самых известных в мире женщин-уличных художниц.

Swoon

Уроженка Флориды Каледония Карри, более известная миру как Swoon — на сегодняшний день самая успешная уличная художница планеты. Выставки в P.S.1, MOMA, Музее Бруклина и Deitch Projects, пусть и партизанское, но не прошедшее незамеченным участие в 59-ой Венецианской Биеннале,  интерес дилеров и коллекционеров — немногие из уличных художников могут похвалиться таким послужным списком.

Swoon Фото

Оригинальная и узнаваемая манера Swoon возникла на пересечении техники wheatpasting — выклеивания заранее созданных в мастерской рисунков на стенах домов — и выразительной графической манеры, выработанной художницей под влиянием Эгона Шиле и графики немецкого экспрессионизма.

Swoon Фото 

Помимо выклеивания на стенах домов своих излюбленных персонажей — неблагополучных подростков, замученных жизнью женщин и других персонажей урбанистического театра, Swoon увлекается оригинальной разновидностью публичной скульптуры. В составе основанного ею с друзьями арт-коллектива Miss Rockaway Armada строит фантастические корабли из собранного по берегам рек мусора и сплавляется на них по этим рекам.

Miss Van 

В начале 90-х графитти-движение процветало во многих европейских городах, власти которых были относительно либерально настроены к заполонившим город «бандам» с баллончиками краски в руках. Одним из таких центров европейского стрит-арта стала Тулуза. Среди молодежи, «бомбившей» тулузские стены, абсолютное большинство занимали, конечно, парни, но затесалось в эту среду и несколько девушек.

Одна из них, известная как Miss Van, со временем решила, что классический стиль графитти для нее слишком агрессивен и достала с чердака акриловые краски. Вместо авторского росчерка-тэга Miss Van стала оставлять на стенах свой стилизованный автопортрет — недовольная барышня с вызывающим видом и колючим взглядом, моментально привлекающая внимание прохожих. На создание таких портретов времени уходило немало, и чаще всего рисовать их приходилось при свете дня — но, как уже было сказано, в Тулузе в то время было довольно снисходительное отношение к уличным «вандалам» и добрые жандармы улыбались девушке, расписывающей городские стены своими портретами. Куда большее сопротивление встретила Miss Van в среде феминисток, обвинивших ее в вульгаризации женского образа и эксплуатации женской сексуальности.

Miss Van Фото

Со временем и полиция стала менее любезно относиться к уличным художникам Тулузы, вследствие чего Miss Van перебралась в Барселону. Но и здесь она, скорее всего, не задержится — власти на глазах закручивают гайки и свободолюбивая художница планирует путешествовать дальше по свету в поисках земли обетованной для уличного художника, благо, статус родоначальницы жанра акриловых настенных росписей во французском стрит-арте и неувядающий интерес галеристов и издателей дают ей необходимую финансовую поддержку.

Miss Van Фото

FAFI

Еще одна известная уроженка Тулузы FAFI — идейная дочка Miss Van и образчик весьма  успешной коммерциализации уличного искусства. Ее девочки-fafinettes — воплощения незрелого и незамутненного подростково-молодежного гламура — еще больший кошмар для феминисток, чем сердитые барышни Miss Van.  Тем не менее, тысячам эмо во всем мире они нравятся, благодаря чему FAFI и запускает один за другим успешные бизнес-проекты.

Если Miss Van, попробовав поработать с брендом Fornarina, быстро отказалась от этой идеи, чтобы не лишаться творческой свободы, то FAFI чувствует себя в мире брендов и корпораций как рыба в воде — то она запускает линию Adidas для девочек-тинейджеров, то продает своих фафинеток Sony для использования их в темах новых мобильных телефонов, то «фафинизирует» образ Лили Аллен для очередного видеоклипа.

В последнее время FAFI остепенилась — вышла замуж за модного французского музыканта DJ Mehdi, родила дочь, в связи с чем, помимо гипертрофированно сексуальных фафинеток, в ее творчестве появились персонажи виртуального мира Carmine Vault, больше напоминающие героев фэнтези или детских мультфильмов.

Neozoon

Члены интернационального берлино-парижского коллектива Neozoon старательно сохраняют анонимность, скрывая лица за жутковатыми масками, но ни для кого не секрет, что они — девушки. Да и кому, кроме девушек, мог бы прийти в голову подобный проект — скупать в секонд-хендах и на блошиных рынках старые побитые молью шубы, выкраивать из них силуэты тех животных, которые были убиты ради создания данной конкретной шубы и «поселять» тени животных на городских улицах, где до урбанизации они имели обыкновение встречаться в дикой природе или где раньше располагались бойни. Проекты Neozoon часто принято сравнивать с деятельностью организации PETA, но в отличие от последних, шокировать и провоцировать девушки никого не собираются — скорее, хотят мягко намекнуть на тот факт, что любой мех когда-то принадлежал какому-нибудь живому существу. Деятельность Neozoon правильнее было бы отнести к ситуационистской психогеографии, субъективному и эмоциональному преобразованию городского ландшафта, разрушению рутинных скучных связей между городом и человеком и воссозданию новых, очень личных и трепетных маршрутов, впечатлений и воспоминаний.

Neozoon, Фото

Магда Саег

Еще одна техника стрит-арта, идея которой едва ли могла бы прийти в голову мужчине — набирающий популярность по всему свету yarn bombing, или «обвязывание» цветной яркой пряжей городских объектов — столбов, поручней, труб. Уличное вязание — наверное, самое милое и самое бессмысленное занятие из всех практик стрит-арта. Многие из вязальщиков не скрывают, что бесполезность и абсурдность их занятия компенсируется для них своеобразной гордостью за свой мастеровой цех — так они становятся не просто вязальщиками, но художниками. К тому же, делают жизнь окружающих людей чуть-чуть теплее и веселее.

 

Родоначальница yarn bombing Магда Саег была удивлена, когда увидела, сколько интереса и радости вызывает у людей обвязанный яркими нитками вход в ее магазинчик, расположенный в сером и неприглядном районе из стекла, бетона и стали. Окрыленная позитивными отзывами, Магда продолжила вязать яркие чехлы для сумрачных урбанистических декораций, сначала в родном Остине, а потом и по всему миру. Запущенная ею эпидемия уличного вязания распространяется до сих пор, продолжая пополнять мир уличного искусства целыми компаниями бесстрашных и неутомимых уличных вязальщиц.

Yarn Bombing street Фото 

 znaki.fm.

Принцесса Хиджаб

«Под прицелом» граффитчицы Принцессы Хиджаб оказалось парижское метро. Девушка «закрывает» лица моделям на рекламных щитах известных брендов. Ведь сенат Франции запретил мусульманкам закрывать лицо, и с 2011 года во Франции нельзя будет носить никаб, чадру и паранджу в общественных местах.

В ноябре 2010 журналистка из британской газеты The Guardian Анжелика Кризафи встретилась с неуловимой парижской графиттчицей Принцессой Хиджаб в метро Парижа. Художница действует ночью, когда в метро пустынно.

Оружие Принцессы Хиджаб в этой идеологической войне – баллончик с черной краской, которой она рисует черные мусульманские покровы – чадры, никабы и паранджи – на лица полуголых моделей обоего пола, изображенных на рекламных стендах модных брендов. Свои действия художница называет «хиджабизацией».

Принцесса Хиджаб считает себя частью нового «граффити меньшинства», основная цель которого – делать мир лучше, благодаря своим действиям на улицах городов.

Работы граффитчицы недолговечны: до тех пор, как их заметят и снимут представители властей, обычно проходит от 45 минут до часа. За год она делает всего четыре – пять «граффити вмешательств». Каждую свою работу она фотографирует и выставляет в Интернет, где и начинается вторая жизнь "хиджаб-граффити".

Бренд H&M одна из любимых мишеней Принцессы Хиджаб.

О своей деятельности девушка говорит следующее: «Если бы мои работы касались исключительно запрета на паранджу, то они не имели бы такого долгосрочного резонанса. Но я полагаю, что запрет на ношение паранджи во Франции открыл всему миру глаза на проблему интеграции в этой стране».

Что же значит для нее понятие ислама? «Духовные аспекты интересуют меня, но это слишком личное. Я не думаю, что именно они представляют собой основу моих работ. Меня действительно интересует и религия, и ислам, и то влияние, которое он может оказывать в художественном, эстетическом планах, в законах, на все, что окружает нас, особенно на моду»

foto

Znaki.fm