ШТАБ о языке, искусстве и феминизме

В ноябре 2012 года в Минске побывал ШТАБ (в составе Оксаны Шаталовой, Георгия Мамедова и Джошика Мурзахметова) по приглашению проекта Гендерный маршрут в рамках «Института Будущего».

ШТАБ – это Школа теории и активизма, которая является центральноазиатской независимой художественно-исследовательской и активистской инициативой из Бишкека (Киргизия). Ее участники рассматривают искусство как общественную дисциплину и территорию солидарности, сопротивления и производства социальной критики, альтернативного - эгалитарного и справедливого - общественного устройства. ШТАБ имеет библиотеку по критической теории и современному искусству, кинолекторий и регулярную лекционную программу.

Оккупай арт

В своей работе ШТАБ делает акцент на том, что искусство является практикой сопротивления и производства социальной критики, оно неотделимо от социальных процессов и явлений.

Оксана Шаталова, кураторка платформы ШТАБ, пояснила: «В какой-то момент, мы поняли, что проект современного искусства переживает период стагнации. Искусство должно идти в сторону большей открытости обществу, большей политизированности».

Открытость обществу и политизированность являются определяющими характеристиками ШТАБа. Свою задачу они видят в обозначении актуальных социальных проблем через свои проекты, которые, являются доступными для всех, кто имеет возможность пользоваться Интернетом. 

Однако, в силу того, что ШТАБ работает именно с социальными темами посредством  арт-проектов, они нередко сталкиваются с критикой со стороны своих коллег. 

Оксана Шаталова: «Представители конвенционального современного искусства нередко нам говорят: «Зачем вы говорите, что эта "социалка" - искусство? Идите в социальные проекты, в НПО». Но наш лозунг - «Оккупай арт!». Т.е. мы не хотим уходить с территории искусства, мы хотим оккупировать искусство, которое до сих пор воспринимается как рафинированное, автономное, независимое от общества».     

Этот вопрос является актуальным и для беларусского искусства. Так как, в целом, в РБ отсутствует восприятие искусства как определенного рычага, который способен влиять на изменения того или иного социального процесса. Другими словами, арт-высказывание тут не воспринимается и не становится сильным социальным посланием. При этом актуальным остается вопрос и формы высказывания. Оксана отмечает, что «приоритетной формой для нас становится производство продукции утилитарной, т.е. когда производство обусловлено прагматикой (практика «социального заказа»). Поэтому нам интересна форма воркшопа – подобный мы провели в Минске и планируем повторять этот опыт – когда мы производим продукцию не в качестве самореализации или самоманифестации, а когда формат имеет утилитарную цель, - важен тут и опыт коллективности. Примером может служить комикс о трудовых правах, который мы сейчас делаем совместно с горно-металлургическим профсоюзом».

О феминизме

Для ШТАБа наряду с другими актуальной является и тема феминизма.

Оксана Шаталова: «Чтобы проиллюстрировать связь феминизма и других эгалитарных и эмансипаторных повесток, я бы хотела привести цитату из своего феминистического эссе: Мир держится на трещинах. Устойчивость мира рыночных свобод обеспечена ложными противоречиями, раздирающими на части класс наемных работников и препятствующими их самоосознанию. Раса, национальность, сексуальная ориентация – тысячи ложных трещин, разрывов, разломов разобщают трудящихся. Половое и гендерное различие – одно из них. Патриархат постоянно подчеркивает гендерную пропасть – фатальное различие, бинар, дихотомия: «женщина и мужчина это разные вселенные». Но, может быть, сходств больше, чем различий? Ведь женщина и мужчина это не «две половинки», не разные миры, не антагонистичные экзистенции, не манихейские противоположности. Никто из психологов, в сущности, не доказал принципиальную разницу женской и мужской психологий. Мужчина и женщина это единый биологический вид, — человек. И, наконец, о предназначении. Человек свободен. У него нет никакого предназначения. Существование предшествует сущности, — говорил Сартр. Это означает – человек сам выбирает свое предназначение». Чтобы следовать ему затем без страха и сожалений». 

Георгий Мамедов: «Если говорить о феминизме как о процессе, то для мужчины быть феминистом, это несколько другой опыт, нежели для женщины быть феминисткой. Мне кажется, что мужчина-феминист - это не только тот, кто выражает солидарность женскому движению за равноправие, не только тот, кто готов отказываться от привилегий патриархата и гетеронормативности, но и тот, кто готов быть феминистом в своих собственных интересах, готовый бороться за жизнь без патриархатного давления, без доминирующей гендерной и сексуальной нормативности. Но это стремление мужчин-феминистов может встречать противодействие со стороны женщин, видящих в активной феминистской позиции мужчин попытку установить мужское доминирование и на этой, эмансипированной от мужского доминирования территории. И это опасение, безусловно, оправданно, учитывая, что одна из главнейших задач феминистического движения сделать видимыми и услышанными женщин вообще. Однако мне также кажется, что это противоречие внутри феминистического движение есть эффект патриархального общества и должно быть преодолено и поэтому для нас в ШТАБЕ так важна концепция "радикального воображения" - представления мира не таким какой он есть сейчас. В этой точке феминизм как идея и как практика встречаются, и тогда феминизм становится территорией для такого радикального воображения, воображения, которое помогает нам представить мир, в котором эмансипаторный вектор направлен не только в сторону обретения женщинами «мужских» прав, но мир вообще без деления на мужчин и женщин». 

Спектр вопросов, затрагиваемых ШТАБом в отношении критики патриархата, достаточно разнообразен. И одним из важных компонентов является проблема существования гомофобии и гетеронормативности в обществе. 

Нормальная сексуальность считается результатом неизбежных биологических процессов, закрепленных современными социальными институтами и нормализованная в ежедневном рутинном индивидуальном взаимодействии. Кроме того, сексуальность увязывается с гендером, то есть «нормальная» сексуальность реализуется только в случае «правильного» формирования гендерной идентичности. В иных случаях происходит отрицание в «нормальности» развития гендерной идентичности, так и в «правильности» психосексуального развития. Это маргинализирует и исключает из публичного пространства что-либо иное, то, что не вписывается в «норму». Результатом этого становится гомофобия и трансфобия, насилие в отношении всех тех, кто не укладывается в гетеронормативную матрицу. 

Своеобразным ответом на данную ситуацию стал мультипликационный фильм, "Гомофобия - ложное сознание" созданный в рамках "Мастерской неотчужденного протеста", проходившей в течение двух недель в Бишкеке. Мероприятие являлось частью "Недели против гомофобии и трансфобии в Кыргызстане - 2012", которую проводило Общественное Объединение "Лабрис" совместно с другими ЛГБТ организациями страны, а также организациями-союзниками.

В беларусcком контексте феминизм по-прежнему является чем-то «опасным», тем, что разрушает традиции, семью и привычный образ жизни. Не замечая существующих гендерных проблем или точнее игнорируя их взаимосвязь с патриархатом, беларусское общество/государство пытается решить эту проблему за счет возрождения семейный ценностей. Хотя в Беларуси уже с конца 90-х годов реализуются планы по гендерному равенству, целью которых является формирование демократического общества, в котором и мужчины и женщины имеют одинаковые (равные) права, возможности и обязанности. Но при этом, все еще поддерживается стереотипы в отношении роли женщины, она остается, прежде всего, матерью и «хранительницей семейного очага». Эти традиционные роли вступают в конфликт с планами и правами женщины на профессиональную самореализацию, равноправное распределение обязанностей в семейно-бытовой сфере и др. Соответственно для Беларуси именно феминистская повестка становится наиболее актуальной, но наименее разделяемой женщинами в решении вопросов дискриминации в обществе.  

Русских языков должно быть много

ШТАБ уделяет внимания такому любопытному вопросу как изменение норм русского языка, ведь этот язык остается языком коммуникации в постсоветских странах.

Георгий Мамедов: «В Кыргызстане сложилось так, что русский язык является языком образования. Это такой маркер образованности. Русский язык это не идея, не субстанция, русский язык – это его носители. Атака на русских язык, это атака на образование. Русский язык это не Пушкин и Толстой, это не русская культура, это в первую очередь гарантия достойного существования людей, не превращение средней Азии в регион, в рабочую силу».

Выход из этой ситуации ШТАБ видит в выработке стратегии присвоения русского языка, а точнее в создании кыргыстанского стандарта русского языка.

Оксана Шаталова: «Дискурсы по поводу русского языка в Центральной Азии сосредотачиваются вокруг двух полюсов: либо антирусский националистический дискурс, либо прорусский имперский дискурс, т.е. связь с Россией, ориентация на Россию. Но мы хотели бы предложить возможность иной политической заряженности русского языка - это интернационализм, поскольку русский язык является языком коммуникаций на постсоветском пространстве, и, что важно, это массовый язык (в отличие от английского, который никогда массовым не станет, но будет лишь маркером элит). Наш главный лозунг – это присвоение русского языка, т.е. избавление его от ассоциаций с Россией, а именно, с российской политикой. Мы пытаемся задать новый вектор: "присвоение" русского языка, который может быть кыргызским русским языком».

На данную тему в рамках «Мастерской критической анимации» платформой ШТАБ было создано несколько мультфильмов.

Например, мультфильм «Она еще и за русского замуж выйдет!». Сезон 1, фильм 1. Фильм о якобы "невинных", но на самом деле травматичных и репрессирующих шутках языковой идентичности. Октябрь 2012. Тема сезона была: Русский язык в Центральной Азии, название сезона: «Ni estas por multilingva Kirgizio!» ("Мы за многоязычный Кыргызстан!" на эсперантно).

 

Другой мультфильм этого сезона, фильм 2, «Мы для них еще слишком образованны!» о том, что русский язык - не просто "великая культура", но один из важнейших факторов образования, который позволяет противостоять языковому разделению. Вместо русского - до сих пор массового языка коммуникаций - никогда не придет уже другой язык.

 

Сезон 1, фильм 3, «За кыргызстанский стандарт орфографии русского языка» в котором ШТАБ, в целях символического "присвоения" русского языка (отделения его от прочной ассоциации с Россией и ее политикой) выступает за создание кыргызстанского стандарта орфографии русского языка. 

Коллективное творчество в Минске

В Минске ШТАБ провел лекцию и воркшоп.

Лекция была посвящена теме «Среднеазиатский авангард» - это условное название объединяет ряд художественных практик в Центральной Азии 20-30 годов прошлого века, сочетавших «интернациональные» формальные штудии с локальными пластическими и сюжетными мотивами. Этот феномен был неразрывно связан с проектом советизации Центральной Азии и противоречиво совмещал как колониально-ориенталистский, так и эмансипаторный векторы развития. После распада советской системы опыт среднеазиатского авангарда стал восприниматься не только как опыт поражения, но и важный ориентир для проектирования будущего.

Конспект лекции сделала Лидия Михеева для журнала социальной критики «Прасвет»  

Георгий Мамедов: «Исследуя искусство ХХ века, мы начали соотносить себя с практиками 20-х – 30-х годов, с авангардом вообще, с постреволюционным авангардом в частности и с левыми группами в этом авангарде, такими как Левый фронт искусств и конструктивизм. Для нас очень важными были художественные практики региона, в котором мы живем, то есть Средней Азии. В основном такие очаги художественной жизни были в Узбекистане (Ташкент, Самарканд), а также в Туркменистане, в Ашхабаде, в Бишкеке. Нам хочется говорить о том, как можно сегодня заниматься современным искусством, используя и понимая его как форму трансляции определенной политической повестки, а именно повестки эмансипации в самых разных ее проявлениях. Для художников 20-х – 30-х годов повестка эмансипации, в частности, эмансипации рабочего класса, женщин в Средней Азии, от патриархата и колониального наследия бывшей Российской Империи, была артикулирована ярко и четко. Обращение к этой повестке часто инициировалось и самими художниками, это был сознательный выбор». 

В Минске ШТАБ провел очередной воркшоп «Мастерская критической анимации», (выездную сессию), коллективной производственной студии, освещающей политические и социальные проблемы с помощью универсального медиума - анимации. Данный воркшоп предполагал создание коллективного феминистского анимационного фильма (в технике перекладной анимации), использующего и переосмысляющего мотивы среднеазиатского авангарда. Задача, фабула и сюжет фильма были определены участниками воркшопа в процессе коллективного обсуждения, через рассказывание личных историй дискриминации.

Послание мультфильма получилось такое: давление патриархата и ксенофобии ощущает на себе каждый, — разделение на «меньшинства» и «большинство» эфемерно. При патриархате каждый может стать подавляемым «Другим». Репрессии и дискриминация касаются не только женщин, но и мужчин, не только гомосексуалов и трансгендеров, но и гетеросексуалов. Однако, персонажи не смиряются с существующим порядком вещей и мыслей и включаются в борьбу за «радикальное равенство». Мультик назвали «Ксенофобия касается всех».

 

Рассматривая искусство как часть социальной жизни, где искусство играет роль инструмента, ШТАБ затрагивает важные проблемы общества, которые актуальны для всех постсоветских стран. И говоря об этих темах, обсуждая их публично и лично, мы не только критикуем существующие положение вещей, но и пытаемся предложить, представить, смоделировать свое решение или виденье того или иного вопроса.

Информация об участниках платформы ШТАБ:

 Оксана Шаталова (1972) – кураторка платформы ШТАБ, фото- и видео-художница, художественный критик. Курировала Павильон Центральной Азии на 54-ой Венецианской биеннале и центральноазиатский фото-проект Stills (2009-2010).

Джошик Мурзахметов (1983) – художник, фотограф и аниматор, организатор и участник нескольких независимых художественных инициатив в Бишкеке (группа "Графия"). Куратор проектов ШТАБа.

 Георгий Мамедов (1984) – куратор платформы ШТАБ, куратор Павильона Центральной Азии на 54-ой Венецианской биеннале и центральноазиатского междисциплинарного проекта «Художник-Общество» (2010-2011).

фото: Ирины Соломатиной и Джошика Мурзахметова

Гендерный маршрут