Архитектура и гендерное равенства: зачем и как говорить об этом со студентами

Вера Сысоева, доцентка кафедры «Градостроительство» БНТУ (Ph.D архитектуры)

Деятельность архитектора, будь то творческие искания, самовыражение, поиск архитектурной формы, освоение новых технологий или рутинное вычерчивание нормалей, отражает жизненные принципы конкретного автора, его взгляд на мироустройство. И хотя конечный продукт во многом определяется заданием на проектирование и требованиями заказчика, архитектор способствует формированию его запросов и в ходе работы над проектом может проявить свою гражданскую позицию.

В течение шестилетней подготовки студентов на Архитектурном факультете БНТУ предпринимается попытка наряду с изучением крупных образовательных циклов социально-гуманитарных дисциплин включить в процесс обучения информирование будущих архитекторов об их роли в реализации прав человека и гендерного равенства. Задача привить студентам гуманистические ценности реализуется в процессе обучения общепрофессиональным и специальным дисциплинам: «Социальные основы архитектурного проектирования», «Архитектурное проектирование» и «Теория архитектуры».

Отмечая практически полное отсутствие учебно-методических материалов на данную тематику, следует назвать разработанные в 2014 году при поддержке фонда Рауля Валленберга рекомендации по преподаванию вопросов прав человека и гендерного равенства в учебных курсах по подготовке студентов специальности «Архитектура».[i] Эти рекомендации появились в результате академического сотрудничества специалистов NORDREGIO (Nordic Centre for Spatial Development) и Беларусского национального технического университета для определения теоретической основы, методов обучения и справочных материалов по вопросам взаимодействия между правами человека, гендерными вопросами и вопросами городского планирования.

Введение студентов в тему прав человека и гендерного равенства начинается с того, что за архитектурой признается ее прикладное назначение помогать в совершенствовании общества. На каждом этапе развития человечества архитектура открывала новые горизонты и возможности. В современных условиях гуманизации, повышения внимания к реализации прав и свобод индивида представляется актуальным также расширить сферу деятельности архитектора. Как архитектура может помочь в реализации прав человека? Создавать такие материально-пространственные условия среды, которые необходимы для реализации этих прав.

Известные современные архитекторы заявляют, что «от небольших архитектурных объектов до городов — все должно быть для людей».[ii] Сегодня общепризнано, что условия жизни в городе и уважение к человеку в городском пространстве должны играть ключевую роль при планировании городов и застраивании территорий. «Настоящий Город для Людей должен быть живым, безопасным, привлекательным, устойчиво развивающимся и здоровым (Lively, Safe, Attractive, Sustainable and Healthy). Таким Город для Людей обязан оставаться, несмотря на всевозможные неизбежные процессы, например, демографические колебания и изменение стиля жизни».[iii]

Формируемая городская среда должна обладать инклюзивным характером и уважать права всех людей жить, работать и передвигаться без препятствий или ограничений. Поэтому архитектор и градостроитель должны обращать внимание на включение вопросов прав человека в процесс проектирования, т.к. это имеет существенное значение для создания социально, экологически и экономически устойчивой городской среды.

Как следствие при выполнении деятельности, в поле зрения которой есть люди, в архитектурном проектировании должен присутствовать гендерный подход. Различные пользователи городской среды имеют разные потребности, и архитекторы должны учитывать это в своей социально-обусловленной деятельности.

При проектировании городского пространства применимы оба существующих метода гендерного мейнстриминга:

1-      интеграционный — выявление и учет в проектных решениях существующих различий потребностей пользователей,

2-      трансформационный — изменение негативных социальных практик в ходе формирования пространств.

Рассматривая гендерную тему в контексте градостроительного формирования устойчивых поселений, необходимо обеспечивать комплексные пространственные решения для равенства и справедливости с учетом интересов как женщин, так и мужчин. «Гендерный подход дает студентам возможность отступить на шаг назад и поставить под вопрос социально сконструированные гендерные роли в местах проживания и работы, с которыми обычно связан жизненный опыт мужчин и женщин»i.

Гендерный подход впервые прослеживается в книге Джейн Джекобс «Смерть и жизнь больших американских городов»[iv], где она критикует градостроителей-модернистов за культивацию «опыта мужчин» или «образа жизни мужчин» в ходе разобщения жизненно важных функций города. В отличие от мужских ежедневных практик традиционный «женский опыт» в общественных сферах включает значительную долю частной сферы: уход за домом, покупки, воспитание детей, забота о пожилых и больных. Невнимание модернистского города к частной жизни и пространству не только негативно сказывается на качестве жизни женщин, но и скрывает и обедняет важную часть жизни мужчин. Констатация этого факта не означает, что следует целенаправленно стремиться к проведению гендерных различий между традиционно мужской — продуктивной и традиционно женской — репродуктивной деятельностью. Ведь «лишь некоторые биологические различия, такие как различия в физической силе, важны для планирования и должны приниматься во внимание, например, при обсуждении вопросов безопасности и защищенности в общественном пространстве… Вопрос, который должны задавать себе проектировщики, — как отношения между мужчинами и женщинами формируются сегодня и как они, вероятно, будут формироваться в будущем? Для того, чтобы найти ответы на такие вопросы, необходимо повышать осведомленность о различных аспектах повседневного жизненного опыта в городе, а не концентрировать внимание на «потребностях»[v]. Целью гендерного подхода является не классификация женщин и мужчин, а выявление представленности их интересов в ходе формирования городской среды. Зачастую проектировщики сами усиливают сложившиеся стереотипы того, как мужчины и женщины используют пространство. Чтобы этого избежать, власти Вены заменили термин «гендерный мейнстриминг» на «справедливое использование города» (Fair Shared City). Термин стал означать более широкую концепцию трансформации города с целью сосуществования различных социальных групп в городской среде. Этот политический подход к проектированию привел в Вене к тому, что люди стали использовать те пространства, в которых они не могли находиться или ощущали дискомфорт.

Студентам и проектировщикам важно оценивать, реализуются ли при проектировании мужские или женские потребности и ценности (или и те, и другие). В современном проектировании все еще ориентируются на мужские интересы. Выявлять эти практики возможно в ходе разработки градостроительных и архитектурных проектов, учитывая и выявляя и женские потребности и ценности.

Новая модель городского пространства предусматривает устранение пропасти между частной и общественной жизнью и учитывает интересы женщин. Актуальная на сегодняшний момент концепция смешанного использования городских пространств способствует разнообразию застройки, поддерживает функционирование жилой территории, зеленых зон и улиц как мест сосредоточения общественной жизни. Гендерный подход, таким образом, не только позволяет разрабатывать новую пространственную модель города, но и дает альтернативное определение общественных пространств, границы которых становятся более зыбкими и сложными. Формирование города как сложной органической системы позволяет поддерживать баланс интересов разных социальных групп.

На пространственном уровне объемной архитектуры отдельных зданий и комплексов гендерный подход означает, что здания не являются просто нейтральными, декоративными или функциональными — они «проникнуты социальными смыслами и интерпретациями человеческого взаимодействия, которые могут быть проанализированы сквозь призму феминизма, путем принятия во внимание гендерной проблематики. Это важно, поскольку существует необходимость ухода от общего понимания архитектурного проектирования как “нейтральной” сферы, которой присущи объективные ценности»i.

В заключение следует отметить, что в архитектурной среде наблюдается тенденция увеличения числа женщин-специалистов (по крайнее мере среди студентов, но пока не руководящего состава проектных организаций). Так, среди студентов Архитектурного факультета в последние годы преобладают девушки (в пропорции 4:1), в 2013 году девушек-выпускников было в 2 раза больше, чем парней. В том же году половину новых членов Беларусского союза архитекторов составляли архитекторки, тогда как на протяжение 60-летней истории существования БСА 2/3 членов как правило были мужчины; среди архитекторов, награжденных званием заслуженного архитектора Республики Беларусь, лишь 1/7 часть женщины. Т.е. на арену профессиональной деятельности выходят новые силы, при подготовке которых необходимо раскачивать стереотипы и избегать калькирования прошлых подходов. Более того, в последние годы дискуссии об использовании и присвоении гражданского пространства дают место низовым инициативам горожан. И в этом случае голос женщин будет слышен еще громче, ведь, как говорила Джейн Джекобс: «Женщины думают о местах, расположенных ближе к дому: улица, квартал, район. Они внимательнее мужчин и видят большую пользу от незначительных изменений. Мужчины мыслят глобально и масштабно, они больше ориентированы на решения, спускаемые сверху»[vi].

Доклад был сделан в рамках VI Международного Конгресса исследователей Беларуси в Каунасе (Литва) на секции 4 Гендарныя даследаванні/ Gender studies 


[i]           Социальные вопросы и гендерные подходы в урбанистике / Аслы Тепеджик Диш, Кристиан Димен, Мит-Челл Рирдон, Тимоти Андерсон. Пер. с англ. — NORDREGIO, 2014. — 75 c. [Электронный ресурс]. — Режим доступа

[ii]          Лекция Кадзуо Сэдзима: Люди встречаются в архитектуре [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://vimeo.com/24765244

[iii]         Гейл, Я. Города для людей / Ян Гейл. — М. : Крост концерн, 2012.–277 с.

[iv]         Джекобс Д. Смерть и жизнь больших американских городов / Пер. с англ. — М.: Новое издательство, 2011. — 460 с. — (Библиотека свободы).

[v]          Larsson, A. (2006). From equal opportunities to gender awareness in strategic spatial planning: Reflections based on Swedish experiences. TPR, 77 (5) 2006.

[vi]         Roberta Brandes Gratz. Jane Jacobs and the Power of Women Planners. [Электронный ресурс]. — Режим доступа

Вера Сысоева, Гендерный маршрут