Анализ культурсообразного дизайна отношений в Минске

(Сase: первое портфолио-ревю)

С 3 по 5 ноября Дворец Искусства стал местом проведения архитектурного фестиваля «Минск-2011». В его рамках состоялся круглый стол «Креативное сообщество Минска» посвященный вопросам: есть ли у Минска шанс стать креативным городом, нужно ли городу пространство, которое стало бы креативным кластером? Последнее подразумевает закрытое (или открытое) пространство, в котором взаимодействует сообщество творчески ориентированных предпринимателей. Это обсуждение с часто употребляемым словом «креатив», заставило меня вернуться к относительно старому тексту, посвященному анализу первого портфолио-ревю 2009 года. С момента публикации прошло два года, но судя по характеру обсуждения на круглом столе ситуация не изменилась. Поэтому, нижеследующий текст остается актуальным для нашей локальной среды.

***

20 февраля 2009 года прошло первое Портфолио-ревю. В пресс-релизе мероприятия были даны следующие разъяснения:

1.Что это?
Портфолио-ревю – уникальная мировая практика просмотра и обсуждения фотографий группой экспертов. В Беларуси проводится впервые по инициативе Центра фотографии в Минске при поддержке Посольства Швеции в РБ, Шведского института, и Национальной библиотеки РБ.

2 Для кого предназначено?
Для тех, кто заинтересован в личном творческом росте, профессиональном общении и контактах с квалифицированными специалистами в фотографии и различных визуальных искусствах. Для тех, кто планирует продолжить образование и творческую работу в области фотографии.

3. Как это происходит?
10 белорусских и зарубежных экспертов выступают в роли «персональных консультантов» для участников портфолио-ревю. Демонстрация и обсуждение личного портфолио с каждым из выбранных специалистов проходит в рамках двадцатиминутной сессии. Каждый участник имеет право показать свои работы любым пяти экспертам для получения наиболее полной и разносторонней оценки своих фотографий.

4 Где?
Минск, Национальная библиотека Беларуси – Галерея «Лабиринт». Пр. Независимости, 117.

В самом этом событии, как и в относительно многочисленных интервью и различных материалах на сайтах и форуме «Zнята» о нем, есть нечто парадоксальное, за которым скрывается некий «аффект». Цель статьи - выявление и анализ этого ускользающего аффективного сигнала, который позволяет выявить, нечто происходящее в нашей современной культуре и в способах восприятия определенного локального сообщества.

Рассмотрим выделенные организаторами пункты подробнее в порядке их следования.

1.Что это? Один из белорусских организаторов мероприятия сообщил на форуме фотопортала «Zнята» о том, что идея проведения портфолио-ревю в Минске возникла во время ознакомительной поездки и посещения Стокгольмского центра фотографии и школы фотографии (входящей в структуру художественной школы "Культурама"), которые проводят подобные мероприятия в Стокгольме. «Собственно, этот чужой опыт и вдохновил нас на его повторение в Минске...»[i]. В целом ничего удивительного, так как общеизвестно, что в Беларусь, как и в другие постсоветские страны, почти все более или менее нетрадиционное приходит и финансируется с Запада. И первое портфолио-ревю в Минске состоялось при поддержке Посольства Швеции в РБ и Шведского института, но об этом позже. Вначале следует разобраться с мировой практикой просмотра и обсуждения фотографий, к определению которой не совсем подходит слово «уникальная».

Креативные индустрии на Западе

Такая разновидность практики, как одна из видов практик «креативных индустрий»[ii], возникает уже как программа в 1990-е гг. на Западе. Именно в это время способность создавать «значимые новые формы» (а не вещи) и творческий потенциал (иначе креативность) становятся основным источником конкурентного преимущества, практически в любой области производства, от автомобилестроения до индустрии моды, от компьютерной графики до цифровой музыки и анимации и т.д. Причем креативность, выступившая в качестве востребованного товара, все же не является просто товаром, так как исходит от людей. В современном западном бизнесе доступ к таким талантливым и креативным индивидам уже стал примерно тем же, чем был когда-то доступ к углю и железной руде в сталелитейной промышленности (по мнению Ричарда Флорида)[iii]. Именно от этого доступа стало зависеть, где именно будут возникать и как развиваться не только коммерческие компании, но и экономический потенциал городов. Произошла переориентация инвестиционных потоков (как коммерческих, так и государственных) в «креативные индустрии», использующие ресурс гуманитарный (индивидуальный) в противовес ресурсам «старым» - натуральным и индустриальным, т.е. сырьевым. И речь идет не только об инвестициях в «абсолютно новое», связанное с техническими открытиями и изобретениями, а скорее в поиск синтетических форм, активное освоение пограничных сфер.

В современных экономических теориях фиксируется существенные сдвиги отношений, содержанием которых является переход от «экономики товаров» к «экономике услуг» и далее - к «экономике переживаний». Уже не разовое приобретение того или иного товара, а долговременные отношения сервисного обслуживания и индивидуализированная услуга любого рода индивидуализированному потребителю (что и является источником переживания – опыта) становятся «нервным узлом» современного рынка[iv]. Иными словами, изменяется характер производительного труда, ведущая роль в создании прибавочной стоимости переходит от работников массового фабричного производства (промышленного рабочего класса, выпускающего серийную продукцию) к работникам имматериального труда (массового интеллектуального труда), занятых в сфере производства, передачи информации и воспроизводством аффектов[v]. Возникает новая теория стоимости и новая теория субъективности, работающая, прежде всего со знанием, коммуникацией и языком. Новый мировой порядок (функционирование транснациональных корпораций) органически связан с развитием коммуникационных сетей: именно коммуникация организует, структурирует сетевые взаимодействия и производит, генерирует и контролирует смысл. В период позднего капитализма на авансцену общественной жизни выходит новый социальный агент/субъект в виде не ухватываемого «плюралистического множества». Новые образы и типы субъективности создаются стечением событий, всеобщим номадизмом, общим смешением индивидов, народов, технологическими метаморфозами[vi].

Вернемся к креативности, многомерные и разнообразные проявления которой не возникают и не существуют сами по себе, их необходимо выявлять, культивировать, оберегать, поддерживать, что и будет обеспечивать наличие и развитие экономических возможностей определенных мест[vii]. Необходимы альтернативные способы анализа, исследования и картирования территории, наравне с вполне привычными индустриально-сырьевыми расчетами для выявления креативного потенциала городов и регионов. Такой подход позволяет совместить креативных людей и экономические возможности локальных мест. В данном случае и в отличие от традиционной модели трудоустройства, между компанией и сотрудниками отсутствуют тесные связи, устойчивые и долгосрочные обязательства, карьеры строятся не по вертикальной, а по горизонтальной модели.[viii] С одной стороны, такие гибкие, краткосрочные отношения дают возможность креативным людям сформировать широкий спектр отношений. С другой - компании/фирмы одного профиля имеют тенденцию группироваться, формируя кластеры (или, метафорично выражаясь, образуют «пчелиный рой», цент притяжения) для повышения эффективности производства. Реальную силу таких кластеров составляют люди (человеческий капитал – высокообразованные, продуктивные кадры), которых возможно быстро мобилизовать для решения определенных задач. Возможность такого «перетекания» кадров и является экономическим ресурсом, т.е. фирмы собираются вместе, чтобы не только пользоваться взаимосвязанными сетями клиентов и поставщиков, но и для использования единого кадрового ресурса. Привлекая людей, можно привлечь индустрии, которые их нанимают, а также инвесторов, которые финансируют компании.

Еще один момент: вспомним «Фабрику» Энди Уорхола (там то все и начиналось) – изолированная художественная студия превратилась в многопрофильную творческую лабораторию, открытую и доступную для творчества друзей, сотрудников и просто жаждущих действовать в любое время суток. Сам Уорхол консультировал, провоцировал, наблюдал и записывал происходящее на пленку, не мешая потоку идей, возникающих в атмосфере совместного творчества, где взаимная оценка и обратная связь обеспечивалась открытой планировкой. Оказалось, что креативность имеет черты социального процесса, так как вырабатывается творческой командой и достигает расцвета в специфической среде, стимулирующей творчество во всех его провокационных формах. Выделяют следующие признаки среды, благоприятной для креативности: профильная деятельность (распределение определенных навыков), интеллектуальная восприимчивость, этническое многообразие и политическая открытость.

Портфолио-ревью как разновидность креативной индустрии?

Понятно, что применительно к реалиям белорусской ситуации выстраивание подобных аналитических конструкций в практическом смысле невозможно (требуется смена управленческого поколения и оформление новых профессий, способных запускать и поддерживать новые формы деятельности). Тем не менее, симптоматично, что одна из фотошкол в Минске после нескольких лет сотрудничества с фотошколой в Стокгольме (совместных семинаров и взаимного просмотра фотографий студентов) решает провести портфолио-ревю.

В процессе реализации этого проекта создает на своей базе Центр фотографии, который вполне мог бы стать кластером (центром притяжения). В культурном пространстве Минска, возможно, появился бы новой субъект со своими интересами и стратегиями действия. Но, чтобы заполучить статус Центра, необходимо иметь четкую картину всего, что происходит в прочих местных фотоорганизациях, для сопоставления и выявления возможностей претендовать на иной/новый статус. Для успешной кластеризации необходимо системное (многофакторное) видение и понимание культурного потенциала локальной территориальной единицы, в нашем случае Минска.

Это значит, что необходимо иметь представление о собственных возможностях: с одной стороны, думать о кооперационных возможностях (создавать корпоративные сети), с другой - способствовать разгерметизации групп профессионалов; проводить анализ активностей (насколько они выгодны); заниматься финансовым анализом ресурсов (привлекать финансирование из разных источников) и др. Речь идет о том, «как» именно будет развиваться кластер («рой»), важнейшим ресурсным показателем которого является способ деятельности, определяемый через анализ интенсивности и уровня развития проектной деятельности на определенной территории. Проектную деятельность в данном случае нужно понимать как способ изыскания и оживления креативных ресурсов, которые в противном случае могут остаться не более чем невостребованным потенциалом. Центру необходимо (помимо организации существующих обучающих фотографических коммерческих курсов) усилить поиск и сотрудничество с организациями, которые могут предоставить заказы на разработки и образовательные услуги, вступить в контакт с государственными структурами для ведения переговоров по вопросам предоставления льгот на прибыль, на льготную аренду помещений для ведения выставочной деятельности и т.д.

Именно таким образом Центр фотографии может отстоять (и подтвердить) свой статус Центра притяжения и «нового субъекта» культурного производства, создающего «прорывные» проекты не только как образцы «новых форм» организации арт-жизни, но и реализующего проекты, определяющие культурную специфику Минска, республики, местного фотографического сообщества. И, следовательно, стать местом «сообщения», через которое профессиональное сообщество сможет высказываться.

Перейдем ко второму пункту пресс-релиза.

2 Для кого предназначено?
Для тех, кто заинтересован в личном творческом росте, профессиональном общении и контактах с квалифицированными специалистами в фотографии и различных визуальных искусствах. Для тех, кто планирует продолжить образование и творческую работу в области фотографии».
На такое обращение среагировали 22 человека, готовых заплатить за 20-минутное «профессиональное общение» и просмотр своих авторских портфолио, (состоящих из 10-30 напечатанных фотографий) 180 000 руб. (при обсуждении с группой из 5 экспертов) и 110 000 руб. (с одним экспертом). В числе ревьюируемых оказались как фотографы, имеющие уже не одну выставку в Минске, так и старшеклассница одной из Минских школ. К слову, в Санкт-Петербурге участие в портфолио-ревю, организованном в 2006 г. Школой фотографии «Петербургские фотомастерские» для учеников школы было бесплатным, для остальных желающих - максимум 30$ за 40 мин (на порядок ниже, чем в Минске).

Директор созданного Центра фотографии, который участвовал в портфолию-ревю не только в качестве организатора, но и в качестве участника (показывал свои фото экспертам), заявил на форуме «Zнята», что портфолио-ревю не коммерческое мероприятие, так как «общий бюджет… не превышает суммы гонорара и оплаты проезда и проживания даже одного эксперта». Однако международные проекты подобного рода привлекают достаточное количество спонсоров, чтобы сделать предельно доступным участие всех заинтересованных лиц. Международная практика портфолию-ревю направлена на максимальную доступность участия для начинающего фотографа. Такая ярмарка (фабрика/лаборатория) молодых кадров (с творческими навыками) притягательна для коммерческих компаний, агентств и фондов, которым не когда заниматься подобным поиском (и отбором): для них выгоднее быть спонсором подобных проектов. Финансовые риски распределяются между несколькими коммерческими организациями; взамен они получают возможность привлечь к своей деятельности новые способности людей и заключать контракты на выгодных условиях (навыки «молодых», еще не реализовавших свой потенциал стоят дешевле).

Понятно, что в Минске такая модель не работает. Но эффективно поддержать такой проект могли бы координаторы культурных программ, существующие при посольствах Франции, Германии, Польши, Литвы и др., имеющие специально выделяемое финансирование по программам культурного обмена и сотрудничества, т.е. не только уже ставшее партнером Шведское посольство, с которым фото-школа сотрудничает несколько лет. Формирование подобного белорусского проекта – лаборатории (инициированного независимой структурой из третьего сектора) - мог бы создать благоприятную (художественную) среду и послужить площадкой для выстраивания новой институциональной системы современного искусства. Существующая в Беларуси система искусства крайне локальна, и те организационные и экономические государственные инвестиции, которые тратятся на ее интернационализацию (адаптацию для потенциального продвижения в любом месте), лишь укореняют ее в этой ограниченности. Беларусь остается изолированной от значимых арт-событий происходящих в остальном мире (ни одна международная знаменитость не посетила Минск с персональной выставкой в отличие от Киева и Москвы). Представители местной художественной среды, находящиеся в фаворе у власти не затребованы на интернациональной сцене. Отсутствие международных контактов мешает развитию национальной культуры: нет ни музея современного искусства, ни инфраструктуры, которая содействовала бы его развитию, ни журналов, ни критиков, специализирующихся на современном арт-процессе. В таких условиях портфолио-ревю нельзя недооценивать. Это событие культурной жизни, несмотря на сугубо профессиональный характер мероприятия, которое может в дальнейшем стать "катализатором" становления арт-рынка и вообще пространства современного искусства.

Не менее важно обнаружение «незримого» сообщества, невидимого через социальную оптику, но объединенного художественными практиками, внутри которого некое «сообщение» передается и которым эта циркуляция создается. Портфолио-ревю - это не только средство общения (эксперт/ревьюер – участник/фотограф), но и способ приобщения к этому самому сообществу, где происходит особая средовая коммуникация, в результате которой и создается аффект обнаружения нового, называемого нами «произведения искусства». Общность, таким образом, организуется не вокруг самих произведений (или художественных стратегий), а вокруг «мест нового аффекта», которые возникают как события не потому, что привнесены одним из авторов (гением?), но потому, что люди (и фотографы в том числе) вовлечены в стратегии экономического и политического производства[ix]. Следовательно, именно коммуникативная среда формирует статус «произведений», позволяя им присутствовать в арт-среде и участвовать в «бытии-с-другими» (бытии, предполагающем «других», тех, с кем разделяется существование)

3. Как это происходит?
10 белорусских и зарубежных экспертов выступают в роли «персональных консультантов» для участников портфолио-ревю. …

В качестве экспертов первого портфолио-ревю были приглашены:
− кураторы фото галерей в Стокгольме (Лив Штольц), Хельсинки (Митро Кауринкоски), Минске (галерея «NOVA», Владимир Парфенок, Дмитрий Король),
− преподаватели школ фотографии в Стокгольме (Михаил Педан ) и Минске (Дмитрий Король, Владимир Парфенок),
− известные фотографы из Стокгольма, Москвы и Минска (Михаил Педан, Игорь Мухин, Игорь Савченко, Владимир Парфенок),
− художник, ведущий ток-шоу на радиоканале «Культура», преподаватель Белорусской академии искусств и директор выставочного комплекса в Минске «Дворец искусств» (Сергей Криштапович),
− дизайнер, редактор иллюстрированного журнала PROдизайн и председатель Союза дизайнеров Беларуси (Дмитрий Сурский),
− критик и теоретик фотографии (Дмитрий Король),
− директор международного фестиваля фотографии «Каунас фото» (Миндаугас Каваляускас).
Мы видим, что приглашенные организаторами эксперты причастны к сообществам, которые формируются вокруг художественной деятельности в современном искусстве пяти стран. Из интервью, взятых во время проведения портфолию-ревю, ясно: зарубежные эксперты сходятся во мнении, что современному фотографу необходимо знать о происходящем в мире, не повторять других, но следовать общемировым тенденциям, участвовать в современных дискуссиях независимо от того, где именно живет фотограф.  

Лив Штольц

Для белорусских же экспертов, представленных не только специалистами Центра фотографии (фотографами, критиками, преподавателями минской фото школы, правда, только одной, и одной галереей «NOVA» с апреля 2009 г. приостановившей свою деятельность), но и художником (директором «Дворца искусств», которого уже сменили на этой должности), и дизайнером (председателем Союза дизайнеров Беларуси), было важно найти «лицо белорусской фотографии» и «связать нашу фотографию заново с миром».

Свои/наши эксперты, оказывается, не менее важны, чем иные/другие. Видимо, таким образом, организаторы стремились доказать символическую состоятельность Центра (собственных достижений). В результате происходит смена акцентов с их рыночного мира, где всякий объект, идея или понятие оцениваются согласно их рыночной стоимости, конвертируемости, потребляемости (по Ф. Джеймисону), на наш мир с поисками возможностей «развития внутреннего видения самого фотографа…», «укрепления авторской позиции» и верой в то, что «в конечном итоге все эти действия призваны вывести белорусскую фотографию в пространство мировой фотографической культуры».

Игорь Мухин

Парадокс ситуации состоит в том, что с одной стороны, в мире уже сложилась определенная "глобальная", "транснациональная" система "рыночной коммуникации", почти полностью детерминированная экономическими запросами. Беларусь по историко-политическим причинам выпадает из этой системы. С другой стороны, сегодня художник выступает в качестве участника коллективного производства аффектов, а современное искусство существует в сообществе тех, кто способен к этим аффектам. Искусство больше не есть только «мастерство» работы, а есть способность вступать в конкуренцию с Другим за право на «произведение» (на смысл, ценность, статус и т. п.), т.е. за «культурное производство» смыслов. Это принципиально иная ситуация в сравнении с прошлым, когда во многих художественных направлениях (в авангарде, концептуализме) были художники-авторы собственного аффекта, не замечавшие Другого. Сегодня невозможно создавать произведения просто так, в художественной наивности авторства, через «развития внутреннего видения самого фотографа…», так как знаки чтения произведений сами по себе уже не имеют никакого смысла. Нужно всякий раз смотреть и анализировать, что именно художники, называют «произведениями», ибо они существуют в пространстве создаваемого ими же самими аффекта. Искусство (в новом, модерном понимании) — это воссоздание сообщества, через причастность к которому мы и получаем возможность читать смыслы сообщения не потому, что мы знаем их язык, а потому, что принадлежим к этому сообществу. Коммуникация сопрягается с условиями действия «других», поэтому и востребована способность порождать смыслы не только для себя и для других, тебе известных, но и для неведомых других, неких “третьих лиц”, которых здесь и сейчас вообще нет.

Дмитрий Сурский

Принципиальное отличие белорусской ситуации от западной состоит в том, что в Беларуси определенно существует проблема интерпретации культуры (системы норм, ценностей, традиций и символических кодов, т.е. производством идентичности) как важного ресурса развития (территории, деятельности, человеческого капитала). На Западе, с одной стороны, искусство является «местом» высказывания художника (как бы изнутри сообщества), и каждое такое высказывание вызывает широкую общественную дискуссию, порождающую различные темы, связанные с поиском новых векторов развития общества. С другой стороны, как уже упоминалось, западная ситуация определяется сегодня развитием креативных индустрий, т.е. производством смыслов, а не вещей, где технические инновации, бизнес и культура взаимосвязаны. В Беларуси общественная дискуссия сводится к локальным высказываниям одних и тех же лиц, так как в целом отсутствует критическая позиция, поиск которой все же шел в 1990-е гг. Экономический потенциал эффективного применения социально-культурных ресурсов для целей системного развития территорий остается не востребованным, так как экспертная среда так и не сложилась, а интеллектуальные и исследовательские усилия остаются не затребованными. «Наши» художественные практики в публичном пространстве Минска существуют либо как пропагандистский ресурс (странные фотопортреты на билбордах «За Беларусь!» которыми завешан город), либо как индустрия досуга/развлечений, на уровне существования многочисленных коммерческих фотокурсов, обслуживающих массового любителей фотографии в сочетании с многочисленными выставками выпускников, на фоне тотального отсутствия «места» высказывания и самого высказывания «автора с головой и с сердцем».

Дмитрий Король

Креативные ресурсы неотделимы от ситуативной деятельности и способов их интерпретации, в которые они вовлечены. Организаторы первого портфолио-ревю в Минске выбрали и актуализировали западную форму, а смысл, порождающий ее там, остался неважным, вторичным, утерянным. Но смысл можно всегда придать или найти, переизобрести…

И последний пункт:

4 Где? Минск, Национальная библиотека Беларуси – галерея «Лабиринт».

Для проведения первого портфолио-ревю организаторы выбрали одну из галерей белорусского «бриллианта». Именно под таким символом доносилась до массовой аудитории (посредствам СМИ) идея о Национальной библиотеке как воплощении «мощи и процветания Белоруссии, созидательной силы и энергии белорусского народа», главном интеллектуальном и культурном центре страны.

Аренда этого помещения (галереи «Лабиринт»), включая прочие расходы, по словам директора Центра фотографии, оказали «фильтрующее» воздействие на участников. Но: «Благодаря ему (ценовому фактору) у нас появляется возможность провести портфолио-ревю на хорошем уровне. Чего хотелось бы, чего ожидаем, в целом от фотографии – чтобы она выходила на должный уровень, выходила из подвального состояния, и существовала как должна существовать».

Следовательно, именно общенациональная значимость «бриллианта» в масштабах Беларуси способна задать некий должный уровень портфолию-ревю, и только такое помещение годилось для реализации локальной инициативы, цель которой - вывести белорусскую фотографию на международную арену.

Возникает вопрос, что же есть «должный уровень» фотографии?

На рубеже 1980—1990-х гг. на Западе наблюдался явный интерес к «нашей» фотографии, особенно к активным группам, творившим в приватном пространстве (как раз они и находились в «подвальном состоянии») в Минске, Харькове и Москве. С одной стороны, этот интерес можно объяснить долгой изолированностью советских территорий, с другой - многие международные кураторы 1990-х гг. включали «наших» фотографов в свои проекты, так как ощущали определенный потенциал. Сейчас этого не происходит, новое поколение независимых интернациональных кураторов не испытывает к белорусскому искусству интереса, ни кто из них не посещает Минск, возможно, поэтому ни одному из белорусских фотографов и не удается поучаствовать в крупных биенале. Возможно, ввиду недоразвитости "третьего сектора" экономики, белорусское национальное искусство оказалось в целом лишено комплекса поднимаемых проблем «протестного», диагностического характера (изнутри арт среды), присутствующего сегодня на международной художественной сцене, и пропавшего у «нас» в постсоветский период.

В целом процессы, связанные с культурной политикой, сегодня находятся в своей зачаточной стадии. Правительство РБ периодически возвращается к вопросу о государственной поддержке культуры, но в приоритетных программах социально-экономического реформирования этим вопросам пока места нет. Процессы реструктуризации арт-пространства осуществляются в рамках якобы "бесконфликтной" стратегии «свободного рынка», где государство (в одностороннем порядке) отказывается от социальных обязательств перед профессиональными (творческими) союзами в целях экономии на расходах. Происходит подмена коллективного - коммерческим (отменены льготы на аренду помещений, на налоги для творческих союзов и его членов), общественного – рыночным (где рыночное преподносится как пространство неограниченных возможностей для творческой деятельности). Но рыночные элементы системы искусства являются самыми уязвимыми в условиях экономической и социальной нестабильности: без продаж галереи закрываются (пример - опыт независимых галерей «Ковчег» и «NOVA»), без денег не проводятся биенале и так далее. При этом в Беларуси сохраняется старая система образования, со стороны государства к музеям/галереям предъявляются требования играть активную роль в создании художественной программы, отвечающей совершенно определенным политическим и идеологическим интересам. О том, чтобы сделать музейную (выставочную) политику самостоятельной и дистанцированной от доминирующим идеологии, предложив новые модели взаимодействия с социумом, речь вообще не идет; таким образом и воспроизводится привычная культура.

«Своя», привычная, культура существует на уровне разделяемой привычки, которая очерчивает границы социального мира («нашего» пространства), где ничего не нужно объяснять: все и так понятно; привычное становится средством социального контроля над поведением членов данной общности как очерченного и понятного социального мира. В привычке (как культурной конструкции) важны два смысловых момента: первый - воспроизводится лишь форма действия без его содержательных моментов, такое действие для самого действующего лица приобретает самодостаточный характер как бы природного, «традиционного» действия. Художники продолжают по привычке ждать помощи именно от государства. Второй момент - тот, кто действует по привычке, ведет себя так, словно он/она себе не принадлежит, освобождая себя от инициативы, но и снимая с себя ответственность. Таким образом, действием может быть только то, что привычно, без конца повторяется, и хорошо известно.

Новые проекты требуют огромного напряжения и рисков, анализа и самоконтроля от организаторов; такие инициативы должны постепенно вызывать серьезный общественный резонанс и становится платформой независимой аналитической мысли как пространства диалога между мыслящими людьми и авторами, способными на высказывание.

С одной стороны, организаторы первого портфолио-ревю проявили инициативу и актуализировали западную форму (без ее содержания). С другой - «по привычке» оказалась значима символическая роль «бриллианта». В таком случае нужно было не просто арендовать помещение «главного интеллектуального и культурного центра страны», а убедить руководство в необходимости регулярного сотрудничества с независимым Центром для проведения подобных международный проектов на взаимовыгодной бесплатной основе. При отсутствия значимых проектов в области современного искусства портфолио-ревю, проводимые в Национальной библиотеке, могли бы способствовать распространению актуальных тенденций, образованию не только фотографов, но и публики, воспитанию ее вкусов и быть определенного типа развлечением для творческих людей.

Если организаторы более внимательно будут подходить к анализу своей проектной деятельности на территории Минска, и найдут взаимовыгодные точки пересечения с государственными институциями, то, возможно, Центру со временем удастся сформировать и отстоять свой статус нового субъекта культурного производства; стать "катализатором" образования коммуникативной среды, формирующей статус «произведений», позволяющий им присутствовать и участвовать в «бытии-с-другими» в пространстве современного искусства. Возможно, тогда в нашей арт среде будут артикулироваться не только форма, но и представления о культуре как о дискурсивном и дискуссионном пространстве и возникнет необходимость постоянной рефлексии по поводу происходящей динамики в мировом художественном процессе. И станут значимыми и важными не только старая «классическая» культура и поиск новой «национальной/державной», своей культура, но и проснется интерес к позитивному взаимодействию с культурами «других», необходимость которой существует сегодня только как первичный аффективный сигнал.


[i] Форум «Zнята»

[ii] К “креативной индустрии” относятся: рекламные агентства; дизайн-студии (моделирование одежды, мебели, полиграфической продукции и т.д.); ТВ, радио и Интернет компании; фото- и издательские фирмы; художественные народные промыслы (ремесла); антиквариат; перформативные искусства и развлечения; фильмы и иная видеопродукция; компьютерное обеспечение и игры и т.д.

[iii] Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М. «Классика-XXI», 2007, С.19.

[iv] Доклад «Культура как ресурс регионального развития»

[v] Хардт М., Негри А. Империя. М: Праксис, 2004, С.41.

[vi] Хардт М., Негри А. Там же. С.69.

[vii] Флорида Р. Креативный класс. Там же. С. 347

[viii] Флорида Р. Там же. С. 250.

[ix] Аронсон О. Богема: Опыт сообщества (Наброски к философии асоциальности). М: Фонд «Прагматика культуры», 2002, С.76.

Ирина Соломатина, Перекрестки №3-4/ 2009