Женщины в политике Украины: вызовы и перспективы гендерной политики

(статья написана на основе доклада сделанного на Втором международном Конгрессе белорусских исследований, секция «Гендерные политики и практики», 28-30 сентября 2012 года, Каунас, Литва) 

Как показывают результаты последних парламентских выборов 2012 года, Украине понадобилось 20 лет, чтобы женщины получили 10% мест в Верховной Раде. Что мешает женщинам подняться на высшие ступени власти, ведь они наравне с мужчинами имеют высокий уровень образования, вовлечены в экономическую деятельность, работаю в государственных службах? Чтобы ответить на поставленные вопросы, попробуем рассмотреть состояние гендерных отношений в сфере политики на разных уровнях: от международного и государственного, до уровня индивидуальных акторов.

Международный уровень: анализ вовлечённости женщин в топ-политику Украины

 Украина ратифицировала основные международные документы по обеспечению равных прав и возможностей для женщин и мужчин, определив для себя обеспечение гендерного равенства как один из приоритетов государственной политики. Ратифицировав Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW) еще в 1980г., Украина взяла на себя обязательства периодически отчитываться о том, что было сделано в области ликвидации дискриминации в отношении женщин за текущий период. Последние Государственный и Альтернативные отчеты о выполнении в Украине Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин свидетельствуют о том, что, хотя сделаны реальные шаги для создания механизма обеспечения прав и свобод женщин по общим международным нормам, но до сих пор не произошла смена идеологии относительно проблемы положения полов в обществе [1].

На Саммите Тысячелетия ООН в 2000 г. Украина присоединилась к Целям Развития Тысячелетия, одна из которых - «обеспечение гендерного равенства» (в частности, в политической сфере и на рынке труда). В рамках этой цели одной из задач до 2015 г. является обеспечить «гендерное соотношение обох полов на уровне не менее 30 к 70% женского и мужского в представительных органах власти и высших вервях законодательной власти».

Очевидно, что данную цель в указанные сроки выполнить почти невозможно. Украина уже отстает от запланированных показателей по 2011 отчетному году: 20% женщин среди депутатов Верховной Рады Украины и 20% в составе Кабинета Министров Украины.

Согласно Отчету по глобальному гендерному разрыву 2012 г. (Global Gender Gap Report 2012), предоставленном на Всемирном экономическом форуме (World Economic Forum), Украина занимает 64 место (среди 135 стран мира) по величине гендерного разрыва (gender gap) в четырех важных сферах неравенства между мужчинами и женщинами: экономическое участие, уровень образования, политическое представительство, сфера здоровья [2]. Причем, из четырех показателей, худшее место (119 месте) по политическому представительству.  

Полученный результат полностью подтверждается данными всемирного мониторинга наличия женщин в национальных парламентах, который осуществляет Межпарламентский союз (Inter-Parliamentary Union) [3]. Cогласно последним данным (31 октября 2012 г.) информационной базы «Женщины в национальных парламентах» Украина находится на 119 месте среди 189 стран мира по количеству женщин в парламенте, что является очень низким показателем и ставит Украину позади ряда стран как постсоветского пространства, так и соседей из бывшего соцлагеря.

Таким образом, в результате анализа макро-картины (в международной сравнительной перспективе) состояния гендерных отношений в украинском обществе на уровне топ-политики очевидно является неудовлетворительным, не соответствует международным стандартам и международным обязательствам, взятым Украиной. Чтобы объяснить, почему так происходит, целесообразно спуститься на более низкий уровень - посмотреть на государственную политику Украины в сфере обеспечения гендерного равенства, политику партий, деятельность женских организаций.

Гендерная политика на государственном уровне: законы и высказывания политической элиты

Формально за годы независимости Украины произошло довольно много реформ в сфере обеспечения гендерного равенства, то есть, в направлении формирования так называемого национального механизма [4]. Украина прошла эволюционный путь от постановки и рассмотрения в 90-х годах сначала так называемого «женского» вопроса (прежде всего, материнства и детства), до дальнейшего расширения его к тематике «равных прав и возможностей женщин и мужчин».

С 2000 года началось постепенное оформление гендерной политики как самостоятельного направления государственной политики. Существенные сдвиги произошли после Оранжевой Революции, ведь был принят первый на постсоветском пространстве отдельный закон о равных правах и возможностях женщин и мужчин. 2007 год был назван годом гендерного равенства. Также была внедрена отдельная государственная программа по обеспечению гендерного равенства в украинском обществе до 2010 года.

Хотя Украина является лидеркой среди постсоветских стран в определенных аспектах институционализации гендерного равенства, многие положения этого равенства остаются преимущественно «на бумаге». Причем часто эти положения продолжают де факто восприниматься как сугубо связанные с проблемами женщин. И это, прежде всего, касается новой власти, которая, согласно представлениям ряда эксперток и экспертов, отличается откровенной патриархатностью и сексизмом со стороны политиков представляющих эту власть.

В частности, 19 марта 2010 года в Днепропетровске Николай Азаров заявил, что «не женское это дело - проводить реформы в Украине». «Одни говорят, что наше правительство большое, вторые, что в правительстве нет женщин, не на кого посмотреть во время заседания Кабинета Министров. Только скучные лица. При всем моем уважении к женщинам - не женское дело проводить реформы», - подчеркнул Азаров [5].

Не отстаёт от премьер-министра Украина и её президент. Не менее ярким примером сексизма является «ляп» Януковича в 2011 г. в момент выступления перед международной публикой по поводу Евро 2012. Рассказывая в Давосе о промо-кампании Украины к чемпионату Европы по футболу, он назвал «прелестями» страны цветущие каштаны и женщин. «И в городах украинских начнут раздеваться женщины. Увидеть эту красоту - это прекрасно», - сказал Янукович [6]. Помимо прочего, можно интерпретировать такой акцент на красоте женщин и обнаженной внешности как скрытую рекламу секс-туризма в Украине.

Когда в публичном дискурсе в устах высокопоставленных лиц основная функция женщин сводится к красоте и объекту для созерцания (конечно же, рядом с другой ролью - матери, продолжательницы рода и украинской нации), то украинскому обществу сложно представить другие роли для женщин, например, такие как субъекта государства, активной участницы публичной жизни страны.

Уровень анализа партийных программ и мнений партийных лидеров

В предвкушении предвыборной гонки политические лидеры начинают интересоваться различными способами привлечения электората. Поэтому лидеры различных политических сил Арсений Яценюк, Виталий Кличко, Борис Тарасюк, Леонид Кожара, посещая дискуссию «Укрепление политических партий через привлечение женщин», (организованную 1 марта 2012 Национальным демократическим институтом и Программой развития ООН), высказались как о важности привлечения женщин к политике, так и о позитивных сдвигах в данном вопросе на примере своих партий.

Сложилось впечатление, что наиболее осведомленным в вопросах гендерного равенства в публичной жизни был Кличко, который, очевидно, не зря много времени провел в Европе. Кстати, УДАР - единственная партия, которая в своей программе имеет раздел о гендерной политике, ведь партия выступает «за равноправное участие женщин и мужчин во всех сферах жизни общества и государства».

Приведенная одним из политических лидеров Партии регионов (ПР) Леонидом Кожарой статистика по участию женщин в партийной деятельности ПР разных уровней еще раз подчеркивает общеукраинскую проблему вертикальной гендерной сегрегации. В то время, когда женщины составляют 53% от всех зарегистрированных членов Партии Регионов, они занимают лишь 25,5% должностей депутатов всех уровней и 30% среди членов руководящих органов партии в центре и на местах.

Арсений Яценюк обещал, что вторым номером в партийном списке «Фронта Перемен» на выборах в парламент осенью 2012 года будет женщина. Кстати, хотя бы одна женщина в первой пятерке - это распространенная среди партий практика. Но это не означает, что партии готовы следовать 20% партийной квоте. Яценюк также отметил, что в партии «Фронт Перемен» еще в прошлом году было создано женское крыло. Очевидно, лидер считает, что это необходимый шаг для того, чтобы заниматься «женскими» вопросами, например, материнством. Во Фронте перемен 33,5% членов партии - женщины, которые также представляют 21% депутатов советов всех уровней. А в программе партии упоминается «равенство возможностей для реализации образовательных, политических, экономических потребностей граждан независимо от их национальности, вероисповедания, возраста, пола». Вот и вся так называемая гендерная политика в этой партии.

Однако, накануне выборов появляются новые структуры, призванные озвучивать и решать вопросы гендерной дискриминации женщин, в том числе, и в политике. Так, 6 декабря 2011 года в Верховной Раде Украины объявлено о создании Межфракционного депутатского объединения «Равные возможности» в который вошли 15 депутаток и депутатов разных фракций парламента. Инициаторки создания объединения своими приоритетными задачами считают отстаивание равных возможностей мужчин и женщин в вопросах получения работы, образования, доступа к медицине, участия в общественно-политической жизни Украины.

Таким образом, хотя предвыборная кампания побуждает политических лидеров обращаться к гендерной проблематике на декларативном уровне, но, как указано в исследовании Украинского женского фонда: «практического внедрения существующего гендерного законодательства и политик почти нет» [7]. Зато очевидно присутствие стереотипного представления о роли женщины как преимущественно матери.

Женский активизм: уровень анализа «низовых» инициатив

Хотя в Украине есть сотни женских организаций, массовыми (с точки зрения членства и участия в их деятельности женщин) эти организации не стали, а также не консолидировались в организованное и влиятельное женское движение. В Украине женские организации крайне редко занимаются вопросами участия женщин в политической жизни страны. Влияние женского движения на принятие политических решений является весьма незначительным. Прежде всего потому, что в нашей стране нет женских фракций при политических партиях как активных влиятельных акторов. Первая подобная организация, упомянутая выше - Межфракционное депутатское объединение «Равные возможности» - является пока лишь попыткой, и только со временем будет видно, эффективной ли она.

Также украинским женским организациям не присущ уличный (низовой) активизм. Согласно данным мониторинга протестных событий Центра исследования общества в течение 2010 и 2011 годов доля протестов, которые поднимали тематику женских прав, была очень незначительной и составляла менее 1% от числа всех протестов. Среди знаковых низовых инициатив 2012 года можно выделить феминистский марш: "Церкви и государству пора жить врозь!", организованный молодой феминистской группой «Феминистическая офензива», который собрал более 200 участниц и участников [8]. С другой стороны, активная профеминистская молодежь придерживается преимущественно левых и анархистских взглядов, и поэтому не рассматривает вопрос политического участия женщин среди приоритетных. В целом среди протестов на прогендерну тематику лидируют акции FEMEN.

Важно отметить, что более трети указанных протестов на женскую тематику составляли консервативные выступления (прежде всего, религиозных и правых организаций) в поддержку «семейных ценностей» и против абортов и прав ЛГБТ. За последние несколько лет в Украине происходит активный процесс институционализации так называемого «антигендерного движения», которое имеет не только форму протестов, но и образовательных инициатив, выработки медийной продукции, посещения мероприятий на тему прав женщин и детей и т.д. [8].

С другой стороны, в последнее время (особенно в предвыборный период) возникают новые инициативы, начатые как раз рядом организаций, которые работают с вопросами обеспечения гендерного равенства. Например, создана Сеть Общественного контроля за гендерным равенством на выборах - 2012. Волынская областная общественная организация «Гендерный центр», Всеукраинская общественная организация «Женский консорциум Украины», Женская демократическая сеть Национального республиканского института (IRI) в партнерстве реализовали всеукраинский проект «Гендерный мониторинг парламентских выборов 2012», в рамках которого (в мае 2012 года) была предложена идея создания сети. Организаторки сети хотят «сделать доступ кандидаток к избирательному процессу лучшим, а избирательный процесс более демократическим».

Но все равно единичные инициативы женских / феминистских организаций, которые наблюдаются в последние годы, пока не выросли в консолидированное женское движение, способное эффективно бороться за интеграцию женщин в большую политику.

Уровень общественного мнения: есть ли место женщинам в политике?

Результаты опросов общественного мнения относительно участия женщин в политике показывают определенные позитивне тенденции и настроения опрошенных респондентов. С одной стороны, отношение украинцев/украинок к участию женщины в общественной жизни становится более эгалитарным (см. Табл. 1). Если в 1999 г. 63% респондентов/ок (65% мужчин и 61% женщин) соглашались с мнением о том, что большинство мужчин лучше подходят для политики, чем большинство женщин, то данные опроса 2007 демонстрируют значительное изменение мнения взрослого населения.

 Таблица 1. Большинство мужчин лучше подходят для политики, чем большинство женщин (%)

 

 

1999

2007

Всего

Мужчины

Женщины

Всего

Мужчины

Женщины

Не согласен / скорее не согласен, чем согласен

19,5

18,2

20,4

34,7

29,6

39,0

Трудно ответить

15,8

15,0

16,4

18,2

17,9

18,5

Скорее согласен, чем не согласен / согласен

62,5

65,3

60,4

45,3

50,9

40,8

Нет ответа

2,2

1,5

2,7

1,7

1,7

1,7

Всего

100

100

100

100

100

100

Источник: Исследование «Мнения и взгляды населения» («Омнибус») Киевского международного института социологии, февраль 1999 г. (n = 1588), апрель 2007 г. (n = 2009).

С другой стороны, в 2007 г. лишь около 35% респондентов/ок отрицают эту распространенное в украинском обществе патриархатное мнение. Также в целом пятая часть респондентов отказывалась дать ответ на этот вопрос, что может быть вызвано нехваткой дискуссий в обществе по данной тематике.

Украинцы/ украинки в целом считают, что среди депутатов Верховной Рады Украины женщины должны составлять не менее четвертой части (см. Табл. 2).  Однако, нынешняя ситуация в Верховной Раде отличается от общественного мнения взрослого населения украинского общества. 

 Таблица 2. Ответ респондентов на вопрос, сколько женщин должно быть среди депутатов Верховной Рады Украины, 2007 р. (%)

 

Всего

Мужчины

Женщины

Не меньше 25%

66,9

62,0

70,9

Десятая часть

8,5

11,0

6,4

Ни одной

4,4

6,6

2,6

Не знаю/трудно ответить

15,1

15,0

15,2

Нет ответа

5,1

5,3

4,9

Всего

100

100

100

Источник: Исследование «Мнения и взгляды населения» («Омнибус») Киевского международного института социологии, апрель 2007 г. (n = 2009).

Результаты исследования «Общественное мнение населения Украины о демократии» (2005 г.) свидетельствуют о том, что треть населения Украины считает, что женщины не должны идти в политику, поскольку это не их дело. Мужчины чаще (49% мужчин), чем женщины (31% женщин), сходятся во мнении, что политика - не женское дело.

Так, согласно данным опросов общественного мнения, отношение украинского общества к участию женщин в политической жизни страны продолжает оставаться весьма противоречивым, но более направленным в сторону гендерного равенства, чем отношения и реальные действия политиков и управленцев разных уровней власти. С одной стороны, украинцы склонны высказывать достаточно патриархатные взгляды, считая, что политика - это скорее мужское дело. С другой стороны, они считают, что женщины способны улучшить состояние дел в структурах власти и государство должно предоставлять равные права и возможности для мужчин и женщин участвовать в политической жизни. Кроме того, динамика взглядов украинского общества на роль женщины свидетельствует о том, что население становится более эгалитарным и поддерживает идею обеспечения равных прав и возможностей для мужчин и женщин в обществе.

 Уровень политических лидерок: Юлия Тимошенко как противоречивая ролевая модель участия женщин в политике

Юлия Тимошенко является самой известной женщиной в топ-политике в Украине, лидеркой Всеукраинского Союза "Батькивщина" и Блока Юлии Тимошенко. Конечно, она - неплохой образец для подражания для женщин в украинской политике. Была премьер-министром в 2005 и 2007-2010 годах, Forbes назвал ее 3-й из 100 самых влиятельных женщин в 2005 году. Во время Оранжевой революции она вдохновила народ и была провозглашена "оранжевой принцессой". По данным украинского журнала "Фокус" «Леди Ю» заняла первое место в ежегодном рейтинге самых влиятельных женщин в Украине в 2006-2010 годах. Во время президентских выборов в 2010 году она проиграла Виктору Януковичув всего лишь 3,5% голосов (45,4% против 48,95%).

В то же время, Юлия Тимошенко никогда не была гендерно чувствительной политикиней, дружественной к поддержке женщин в политике. Во время предпоследних парламентских выборов (в 2007) после вышеупомянутой лидерки партии женщина размещались только на 30-ом месте в ее партийном списке (и третья - на 60-ом). Тимошенко не проявляла особого интереса к вопросам дискриминации по признаку пола, проблемам гендерного насилия и т.д.

Кроме того, целесообразно утверждать, что, будучи известной политикиней, Юлии Тимошенко удалось следовать гендерным стереотипам общественного мнения о роли женщины в украинском обществе [10, 11]: быть «красивым женским объектом» и «матерью нации» (особенно во время Оранжевой революции). В то же время, как указывает Марьян Рубчак: "В Украине, где термин гендер только начинает получить признание, где феминизм – анафема, Тимошенко понимает, что публичное заявление в поддержку феминистской точки зрения оказалось бы политическим самоубийством». [12]

Вместо заключения: что делать или как быть?

Принимая во внимание все указанные аспекты и сложности с привлечением женщин в топ-политику, целесообразно ставить на политическую повестку дня вопрос о принятии поддерживающих действий, например, гендерных квот [13]. Очевидно, что инициатива политического квотирования должна поступать от самих женщин (как это было в скандинавских странах). Можно, конечно, дискутировать, существует ли достаточное количество квалифицированных кандидаток, чтобы заполнить квоты. Однако, трудно поверить, что в стране, где уровень специального образования и занятости женщин не уступает мужчинам, политическим партиям будет трудно найти и подготовить необходимое количество кандидаток. Украинские партии, превратившись преимущественно в «закрытые мужские клубы», не заинтересованы в широком привлечении женщин к политической деятельности. К тому же квалификация значительного количества мужчин-политиков также вызывает сомнения, хотя они и поддерживаются политическими партиями.

Кроме того, одним из основных сдерживающих факторов профессиональной активности женщин остается отсутствие качественной помощи в воспитании детей и выполнении домашней работы. Отсутствие доступной инфраструктуры по предоставлению бытовых услуг, сокращения сети детских дошкольных учреждений и низкое качество образовательно-воспитательных услуг, недостаточный учет работодателями интересов работниц и работников с семейными обязанностями обусловливают «двойную» трудовую нагрузку женщин на рынке труда и в домашнем хозяйстве. Феминистские исследовательницы время считают важным ресурсом, отсутствие которого не может быть компенсировано [14].

Напоследок следует отметить, что основные акторы, которые влияют на процессы внедрения политики гендерного равенства, действуют, во-первых, на уровне институтов политики и государства, поскольку принимают политические решения (так называемая действие «сверху»), во-вторых, на уровне общественных инициатив (представленных, прежде всего, женским движением, так называемые действия «снизу»), в-третьих, на уровне институтов образования и науки; в-четвертых, на уровне международного влияния - международные организации, программы, проекты и т.д.; в-пятых (который скорее играет роль посредника между указанными институтами), на уровне информирования общественности - медиа.

Причем важна не только работа каждого актора или группы акторов, а налаженные связи (сотрудничество) между ними. Успешное внедрение и регулирование гендерных отношений предполагает утверждение ценности гендерного равенства в обществе как в целом, так и различных его институтах, недопущение дискриминации по признаку пола, обеспечение равного участия женщин и мужчин в принятии общественно важных решений (в первую очередь, на рынке труда и в сфере политики), обеспечение равных возможностей для женщин и мужчин относительно объединения профессиональных и семейных обязанностей и др.

Список источников:

1. Доклад о выполнении в Украине Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин / [руков. авт. кол. Л.Е. Леонтьева, А.В. Толстокорова]. Харьков: Фолио, 2007. 18 с.

2. Hausman R., Tyson L.D., Zahidi S. Global Gender Gap Report 2012. Geneva: World Economic Forum, 2012. P. 344.

3. Women in National Parliaments. IPU, Inter-Parliamentary Union

4. Організаційні та правові елементи інституційного механізму забезпечення ґендерної рівності. К.: ПРООН, 2010.

5. Азаров отримав «фе» з Бундестагу за своє «не жіноча це справа...»

6. Веснянка О. Права жінок: не усі вважають «роздягнених жінок» туристичними принадами України 

7. Участь жінок у політиці та процесі прийняття рішень в Україні. Стратегії впливу. Київ: Український жіночий фонд, 2011. С. 7 

8. Martsenyuk T. Ukrainian Feminism in Action // Global Dialog (Newsletter for the International Sociological Association). Vol. 2. Issue 5. 2012.

9. Марценюк Т. Антигендерні ініціативи на локальному рівні // «Гендерні революції»: Матеріали міжнародної науково-практичної конференції, 16 листопада 2012 року, Харків, Україна. С. 4-11 

10. Брати Капранови Нізащо. Ніколи. І не тут. / Українська правда, 08.10.2008

11. Кісь О. Жіночі стратегії в українській політиці // Пошуки гендерної паритетності: український контекст / [під. ред. І. Грабовської]. Ніжин: ДС Міланік, 2007. С. 121-140.

12. Mapping Difference: The Many Faces of Women in Contemporary Ukraine / edited by Marian J. Rubchak. Berghahn Books, 2011. P. 314.

13. Марценюк Т. Гендерные квоты в Украине: быть или не быть? // Информационно-просветительское издание «Я».  2007. № 1 (17). С. 18-22.

14. Брайсон В.Гендер и политика времени. Феминистская теория и современные дискуссии / Пер. с англ. А. Якубина. К.: Центр учебной литературы, 2011. 248 с.

Тамара Марценюк, кандидатка социологических наук Киево-Могилянская академия, доцентка кафедры социологии (Киев, Украина)

Тамара Марценюк