Защитникам граждан и отечества посвящается

16 февраля, 2012г. в суде Гродненского района к четырем годам усиленного режима был приговорен бывший заместитель начальника Фрунзенского РУВД Минска, майор Динас Линкус. Дело проходило по статье 426 ч. 3 как избиение начальника Щучинского районного отдела Департамента охраны Алексея Сергея. Линкуса судили за жестокое избиение своего подчиненного на пятый день службы на новом месте и в новой должности.

«Дело» майора Линкуса

33-летний майор милиции летом минувшего года был переведен из Минска на полковничью должность начальника управления Департамента охраны по Гродненской области, имея девятьнеснятых дисциплинарных взысканий. Однако его минское начальство и коллеги, сотрудники правоохранительных органов, закрывали глаза на эти особенности работы Линкуса.

Ведь в Минске он занимался так называемыми политическими, причем майор отличался своим «фирменным» стилем выполнения служебного «долга».

Так, при задержании активистов гражданского общества Линкус любил применять избыточную силу, нецензурно выражаться и угрожать, в особенности, если речь шла о женщинах. Несколько лет назад одна из потерпевших пыталась отправить его на скамью подсудимых за изнасилование, но безуспешно. В апреле 2011 года задержанная милицией Ольга Карач, руководитель ГК «Наш Дом», рассказала о том, что майор Динас Линкус в присутствии своих подчиненных, в отделении милиции кричал на нее, нецензурно выражаясь, угрожал изнасилованием и несколько раз ударил по лицу. О насилии в отношении мужчин информации в сети также предостаточно.

При этом по состоянию на 2010 год фамилия Линкуса значиласьв республиканском «банке данных одаренной и талантливой молодежи».
«Дело» майора Линкуса – от лучшего участкового до осужденного за мордобой майора – является ярким свидетельством того, что

в Беларуси существует свои стандарты милицейской «корпоративной культуры», где мнения пострадавших граждан, адвокатов и правозащитников в расчет особенно не принимаются.

Стандарты «корпоративной культуры»

Обратим особое внимание на то, что осудить майора Линкуса стало возможно только тогда, когда он избил не просто гражданку/гражданина Беларуси, а своего коллегу по цеху, причем на новом месте службы. Хорошо известно, что силовые структуры являются органами государственной службы, в которых действуют нормы строгой субординации и подчинения приказам и распоряжениям начальников. Как отдельные работники, так и руководители правоохранительных органов могут изменить правила своей деятельности только тогда, когда они получают согласие своих начальников на такие изменения.

Следовательно, можно предположить, что вышестоящие должностные лица в Гродненской области дали добро начальнику Щучинского районного отдела Департамента охраны на обращение в суд. Или, иначе, прокуратура Гродненской области, чей представитель выступал на суде в качестве государственного обвинителя, и районный суд всё же решились «наказать» майора на полковничьей должности со столичными связями за «превышение власти или служебных полномочий» (статья 426 ч. 3). Хотелось бы верить, что эта история беларусского милиционера, успешно и быстро продвигающегося по карьерной лестнице, отца двоих детей, осужденного за превышение власти, послужит уроком для остальных работников правоохранительных органов.

Любопытно однако то, что сотрудники милиции и суд всячески скрывали от гражданской общественности информацию о начале уголовного процесса над Линкусом. Более того, в СИЗО майор провел полмесяца (в июле 2011 года), остальные же семь месяцев содержался под домашним арестом. 16 февраля судьяСветлана Долгошей не удовлетворила требование прокуратуры взять преступника под стражу в зале суда, оставив меру пресечения – домашний арест. Видимо, ей стало жаль двоих несовершеннолетних детей и беременную жену майора милиции. После вынесения приговора из здания суда Линкуса вывели через дополнительный выход, скорее всего для того, чтобы присутствующие журналисты не получили возможность встречи с осужденным и не могли его запечатлеть для СМИ.

В этой связи, однако, хочется напомнить о том, что МВД обязано не только обеспечивать защиту интересов «законопослушных граждан», но также само быть подотчетным местному сообществу.

В стране, на официальном уровне именующей себя демократической, должны работать эффективные механизмы, обеспечивающие внутреннюю дисциплину и внешний контроль за деятельностью силовиков, а также эффективный надзор за должностными лицами.

Пока же всё ограничивается приемом и рассмотрением жалоб от населения на должностных лиц, злоупотребляющих своим положением, на основании которых и выносятся дисциплинарные взыскания особо «отличившимся» работникам.

Возможны ли в Беларуси органы правопорядка, которые будут защищать граждан?

19 февраля мы с мужем попали в странную историю. Двум молодым парням, находившимся в белом «Мерседесе» (с ведомственными номерами), показалось, что наша машина их подрезала на повороте на Партизанский проспект. Они стали теснить нас к тротуару, открыли окна, ругаясь и оскорбляя мужа, требовали остановиться. Решив разобраться, в чем состоит суть их претензий, мы остановились. Из белого «Мерса» вышли спортивного вида «братки», которые тут же на проезжей части попытались развязать драку: все мои просьбы решить вопрос без мордобоя результата не принесли.

Водитель «Мерса» постоянно угрожал нам тем, что мы даже не представляем, что может сделать его спутник с мужем. В самый разгар выяснения отношений подъехал гаишник, парни мигом успокоились и как-то даже поникли, а я обрадовалась. Гаишник попросил предъявить документы и отвел водителей в сторону.

Пока он с ними разговаривал, я пыталась удержать свидетеля, который видел, как началась драка. Это, однако, не понравилось пассажиру «Мерса», и он стал меня оскорблять.

Тогда я его прямо спросила, не милиционер ли он, так как поражала его потрясающая уверенность во вседозволенности и безнаказанности собственных действий.

Не удивлюсь, если его можно будет также узнать на фото в «банке данных одаренной и талантливой молодежи», как Линкуса.

Гаишник, убедившись, что ДТП не было и документы у водителей в порядке, а составлять протокол о создании аварийной обстановки на дороге особенно никто не хочет, сел в машину и спокойно уехал. Все остальное, видимо, осталось вне зоны его компетенции. После этого ко мне подошел пассажир «Мерса», с чувством попросил прощения за нанесенные оскорбления и ушел снова драться с мужем, теперь уже не на виду у всех, а в подворотне. Оказывается, муж поставил ему такой ультиматум.

Мужчины при патриархатном порядке занимают властную позицию в гендерных отношениях, но такая позиция накладывает на них самих определенные ограничения. Они обязаны мстить за оскорбления своих женщин, ведь при такой структуре женщина существует как определенный вид имущества. Или, иначе, женщина не воспринимается как полноценный равный мужчине субъект публичной жизни. Такой отказ (т.е. отказ в full humanity) говорит о том, что автономия женской личности до сих пор не признается. Симона де Бовуар писала, что женщина исторически была если не рабом мужчины, то его вассалом (слугой). Но следует обратить внимание на то, что власть мужчин не распространяется равномерно на всех участников социальной жизни: при определенных обстоятельствах женщины обладают властью, при других власть мужчин ослабляется или оспаривается.

Так почему же мы, не нарушая правил, попали в эту историю?

Не потому ли, что в Беларуси в последнее время получили распространения весьма жесткие модели консервативной маскулинности – практик, определяющих возможности и поддерживающие превосходство и соперничество мужчин друг с другом? Эти практики как раз задаются и концентрируются в институтах, где куются кадры институционального легитимного государственного насилия: военные, милиция, пенитенциарная система, а также спорт.

Среди этих моделей «настоящих мужчин» присутствует особая «этика» и ответственность, причем строится она на профессионализации насилия и полностью легитимирует публичное избиение.

Хочется заметить, что если сами правоохранительные органы нередко используют «право на насилие» избыточно и безнаказанно, лишь иногда меняя порядок своей работы (случай Линкуса), то не следует ожидать повышение правовой грамотности ни среди силовиков, ни среди граждан. И даже увеличение числа сотрудников милиции не поможет решению насущных проблем в стране, как и не будет способствовать снижению всё возрастающей криминализации общества.

Иными словами, социальная ориентация правоохранительных органов на решение проблем граждан как высшего приоритета своей деятельности, направленной на поддержание законности, защиту нормативных, этических и моральных связей и отношений в обществе от возможности их разрушения индивидами и организациями, остается недостижимой мечтой для беларусок и беларусов. Ведь сотрудники правоохранительных органов, оценивающие свои действия только с точки зрения их соответствия выполнению возложенных на них служебных обязанностей, пока явно не заинтересованы в необходимости скрупулезного соблюдения права граждан. Гаишник предпочел не вмешиваться в конфликт мужчин на дороге, возможно, потому что один из водителей был представителем другой силовой структуры.

Беларусь как воинский полигон

Сегодня День защитника Отечества, так называемый мужской день. Как нам всем хорошо известно, в Беларуси существует всеобщая воинская повинность, т.е. все мужчины должны состоять на воинском учете и иметь воинскую специальность. Потому что независимо от того, ученый ты, программист или фермер, Родину-Беларусь ты интересуешь прежде всего в качестве солдата или сына Отечества. А если так, то вся страна является полигоном для содержания Вооруженных сил. И это особенно ощущается 23 февраля.

В конце прошлого года Александр Лукашенко на докладе о результатах деятельности Вооруженных сил РБ заявил: «События текущего года еще раз доказали, что отдельные сверхдержавы по-прежнему ставят принцип военной силы во главу своей политики. Это особенно тревожит сейчас, на фоне мирового финансового кризиса. Поэтому наша задача очевидна – ни в коей мере не допустить снижения уровня своей военной безопасности». Другими словами, каждый военнообязанный в Беларуси должен помнить о своем мужском гражданском долге не задумываясь отдать жизнь за свою страну и Отечество. Но не должно ли и Отечество проявлять заботу о своих гражданах, постоянно подвергающихся насилию на повседневном уровне? Именно этот вопрос волнует меня, женщину, гражданку и субъекта публичной жизни современной Беларуси.

Материал подготовлен в рамках компании «Осторожно, милиция!» ГК «Наш Дом»

Интернет-журнал "Новая Эўропа"

Ирина Соломатина, Интернет-журнал "Новая Эўропа"