WITW — Women IT Week в Imaguru

Хаб Imaguru открыл очередную Women IT Week (WITW) в партнёрстве с Агентством США по международному развитию USAID Belarus и EPAM Belarus.

WITW — это серия недельных интенсивов, состоящих из мастер-классов, лекций, дискуссий, куда приглашают девушек и женщин, которые хотят попробовать себя в IT, бизнесе, самообразовании; тех, кто рассматривает возможность перемен в их профессиональной жизни и хочет улучшить свои профессиональные навыки, а также повысить уверенность в себе.  

Открыла июньскую WITW Асель Кожакова, основательница сервиса маркетинговых коммуникаций Red Point Kazakhstan, выступлением «Жизнь в стиле пэчворк».

Асель вдохновляюще рассказала о вере в себя, о победах и поражениях, показывала фотографии себя и своих сотрудниц. Много говорила о помощи своих подруг: одна, пустила в свой офис на старте, другая дала свою кредитку в момент, когда денег не было даже на кофе, — а встречаться с потенциальными заказчиками было необходимо, — со словами «вернёшь, когда сможешь».

На очередном слайде презентации прочитала «У БИЗНЕСА НЕТ ПОЛА». И конечно, задала уточняющий вопрос: как же нет, если вы сами рассказываете о своём участии в специальных программах женского предпринимательства в США, и здесь проводится Women IT Week. И получила уточняющий ответ: «У женщин и мужчин разные условия на “входе” и одинаковые на “выходе”. Другими словами, несмотря на более сложные условия открытия и ведения бизнеса у женщин-предпринимателей, требования к продукту на выходе остаются одинаковыми. Именно поэтому я и считаю, что бизнес жесток, и, к сожалению, у него нет пола, ибо покупатель платит рублём…»

Одна из участниц встречи высказалась так же: «Ведь действительно, у бизнеса со стороны клиента нет пола. Какая разница потребителю: мужчина или женщина организовали бизнес, чьим товаром он будет пользоваться…», «для меня эта мысль была просто открытием, про которое я никогда не задумывалась! Это просто супермысль перед стартом своего бизнеса». 

Но дело в том, что бизнес всегда клиентоориентирован, и важно сегментировать целевую аудиторию и знать пол, возраст, географию как минимум. Есть масса примеров продуктов и услуг, которые делают женщины для женщин, например бизнес Аниты Роддик, основательницы Body Shop (1976). И всё это имеет отношение к позиционированию бизнеса. В соседней Украине есть Лера Бородина, основательница сервиса аренды платьев Oh My Look!, которая не только проводит мастер-классы Girl-to-Girl Business, рефлексируя на тему собственного пола, но и отлично знает свою целевую аудиторию, предлагая услуги женщинам разных возрастов.

Что касается «разных условий на «входе» и одинаковых на «выходе» — на днях прочитала пост Inga Pflaumer: «...40% женщин, которые начинают в IT, уходят из индустрии… То есть после того как я и другие замечательные женщины напрыгаются с бубнами, завлекут в IT, помогут пройти собеседование, подскажут и поменторят — 40% женщин из IT уйдут. Почему? 87% женщин на топовых позициях в Кремниевой долине сталкивались с сексизмом. 90% из них сталкивались с ним в рамках индустрии — на ивентах и конференциях. Каждая третья чувствует себя на работе не в безопасности…» 

Это про то, что ключевые решения принимаются мужчинами в ключевых сферах. Женщины же, попадая в такую среду, сталкиваются с кучей предубеждений, сексизмом и прочими вещами. Поэтому и возрастает значимость женских мероприятий, где можно всё это обсудить, снять накопленное напряжение и понять, как реагировать, или иначе, нарастить броню и аргументацию.

Читаю, слушаю и понимаю, какая огромная разница в том, как говорят о бизнесе в Минске и в соседних странах. Любопытно то, что на недавнем финале Менторской программы для женщин в Imaguru (при поддержке Finnish Embassy Liaison Office in Belarus) одна из тех, кто оказывала менторскую помощь женским командам, заявила: «Женский бизнес ничем не отличается от мужского. Женщинам только иногда не хватает уверенности и поддержки…».

Однако российская исследовательница Елена Рождественская, изучающая преемственность в бизнесе людей из списка Forbes, на lenta.ru рассказывала: «Отношение к детям делится по гендерному признаку. Мальчиков подталкивают, направляют. А девушкам предоставляют полную свободу в выборе жизненного пути. Но когда свобода слишком большая, слишком широкая, это не выглядит приглашением в родительский бизнес… Девушки социализированы в стиле советской культуры. Она имеет сильные патриархатные основания, которые лишь усугубляются в кризисные времена… Некоторые дочери, получив прекрасное образование, имея все возможности встать у руля отцовского дела, но понимая, что это трудно реализовать, действительно переживают, чувствуя себя не у дел…» То, что люди с огромным состоянием ориентированы на поддержку наследника, а наследницам предлагают заняться «женским» бизнесом, доказывает то, что бизнес гендерно ориентирован, а не нейтрален, и ориентирован не в пользу женщин, даже ресурсных…

В Минске, предпринимательницы снова и снова слышат «у бизнеса нет пола», «женский бизнес ничем не отличается от мужского». Вместо того чтобы отрефлексировать тот факт, что женщин с детства готовят к чему-то, отличному от того, к чему готовят мужчин; у женщин чаще спрашивают, когда же замуж (замужем ли она); есть ли у неё дети, особенно тогда, когда она решает заняться бизнесом. Обсуждение специфически женского опыта предпринимательства капитально буксует.

Приглашённая на WITW спикерка не смогла ответить аудитории на вопрос, почему в её фирме одни девушки, а парни не приживаются. Зато, рассказывая о рисках своего нового бизнеса (швейный цех), Асель объяснила, что швеи могут не выйти на работу, так как их мужья не пускают. И речь об Астане (не ауле), и это точно про «жизнь в стиле пэчворк» как собственницы так и работниц женского бизнеса в 2018-м.

За этим последовала панельная дискуссия Women Entrepreneurship New Challenges, посвящённая новым вызовам, с которыми сталкиваются женщины-предпринимательницы в современном мире.

Настя Хоменкова, соучредительница хаба IMAGURU, предложила участницам Виктории Митчелл Авдью, директор Офиса USAID в Беларуси (Victoria Mitchell Avdiu, Belarus Country Director, USAID) и Асель Кожаковой высказаться на тему новых вызовов, которые меняют нашу жизнь.

Виктория была впечатлена полным залом, поблагодарила Настю за проявленную инициативу по проведению WITW и в целом указала на важность развития женского нетворкинга и менторских программ для девушек и женщин по принципу женской взаимоподдержки (women for women). Далее она рассказала о многочисленных программах по поддержке женского предпринимательства: это женские «бизнес-акселераторы», Women Connect Challenge, Women Techmakers, Women Entrepreneurs. В качестве вызова (но не нового) были упомянуты продолжающаяся борьба за оплачиваемый декретный отпуск в США и история сенатора-демократа от Иллинойса Тэмми Дакуорт, известной в США тем, что она добилась разрешения на проход в сенат с младенцами. Тэмми ещё и первая женщина-сенатор с физической инвалидностью, в прошлом военный пилот. Брать с собой детей на работу в сенате прежде было запрещено, но Тэмми Дакуорт пришла на работу с дочерью, которую родила недавно, предложила изменить правила и внесла резолюцию, разрешающую законодателям брать с собой детей в возрасте до года. И это была победа.

Настя Хоменкова подчеркнула, что «мы не можем не говорить о роли матери», так как «у бизнеса может не быть пола, но роль матери мы никак не можем оторвать от женщины». Виктория предложила, как вариант, найти правильного партнёра, который будет помогать. Настя рассказала что Imaguru — это место, где с детьми могут находиться и мамы. и папы.

В процессе обсуждения «вызовов» вышли на тему, нужно ли женщине быть «идеальной» и как воспитывать девочек. Я упомянула о том, что на 97-м году своего существования конкурс «Мисс Америка» отказался от дефиле в купальниках и теперь в нём смогут участвовать женщины всех размеров и форм. И случилось это потому, что впервые его возглавила женщина, бывшая победительница, сторонница #MeToo. На что Виктория заметила, что ни она сама, ни кто-либо из её окружения не смотрит этот конкурс и её больше волнует то, что нет конкурса «Мистер Америка». Кстати, конкурсы «Мистер Америка» проходили с 1939-го по 70-е годы: выбирали лучшее физически развитое тело атлета в стране, но развитие бодибилдинга привело к его исчезновению. Виктория также заметила, что её волнует кампания по отмену «розового налога» — когда цены на «женские» товары заметно выше, чем на аналогичные «мужские». Исследования в США показывают, что продукты, предназначенные для женщин, стоят в среднем на 7% больше, чем точно такие же товары с ярлыком «для мужчин».

Заключительным аккордом первого дня июньской WITW стало высказывание Янины Гончаровой, основательницы Belarus Fashion Week: «Каким бы ни был ваш бизнес, важно, чтобы вы в него верили. И вас будет ломать на протяжении всего пути: ваши родственники, друзья, семья, родственники вашего мужа, его друзья… Моему бизнесу 13 лет, и это много для того, чтобы стать успешной… Но нужно отметить, что я не минчанка, я приехала из Гомеля. Так вот, чтобы ваш бизнес был успешным, нужно понимать, что тебе на старте нужно иметь либо хорошее финансирование, но кто даст/инвестирует? Либо свои собственные возможности, из семьи… И я могу сказать, что если бы меня сейчас спросили — а у меня прекрасная позиция в жизни, у меня замечательная работа, и я чувствую себя комфортно как женщина, как мать, как жена — готова ли ты пройти через это ещё раз, я бы сказала “нет” однозначно. Хотелось бы прожить более лёгкую жизнь женщины…»

Обсудить опыт Янины никто особо и не пытался, но лично для меня он был весьма показательным. Успешная женщина говорит о том, что испытывает дискомфорт, что она вынуждена была выйти из роли просто женщины, чтобы заниматься бизнесом. И установка на такую исключительную роль — потому что веришь и ведёшь себя так, как считаешь нужным, и некому тебя поддержать — ограничивает стремление женщин делиться своим опытом. Такое двойственное отношение к своей исключительной ситуации фрустрирует женщину. Это напряжение можно снять в процессе осознания условности существующих в Беларуси норм и предписаний относительно поведения женщин. Именно для решения таких задач и необходимы женские мероприятия (safe spaces) — чтобы получить поддержку, повысить уверенность в своей профессиональной компетенции и освободиться от чувства исключительности.

Женщины способны производить знание — о себе и для себя — в процессе отстаивания своих прав, в том числе и неуспешного; знание, свободное от разных манипуляций, заранее обрекающих всякую попытку поставить гендерную повестку на неуспех. Производство такого знания невозможно без солидарности, потому что есть что-то очень значительное в том, чтобы не знать, обосновывать своё право не знать, отказываться от доступа к знанию, которое наделяло бы нас пониманием, почему мы не управляем нашей жизнью. Нам следовало бы предполагать, что утрата, которая последует за таким незнанием, чувство отсутствия понимания и должны привести нас на тот болезненный путь осознания всех последствий незнания, как писала Жаки Александр (Jacqui Alexander). Такое знание (по осознанию последствий незнания) производится в коллективном действии, когда женщины решают свои проблемы, вырабатывая гендерную повестку не как средство обоснования своего участия в политике или бизнесе, а как основу поддержки друг друга в ситуациях социального давления разного типа.

В Беларуси часто можно услышать, что женщине не удаётся построить сопоставимую с мужчиной карьеру потому, что в глазах общества её роль — рожать и воспитывать. Мало кто говорит о том, что женщинам следует обеспечить такую карьеру, которая бы не препятствовала выполнению роли матери, жены и хозяйки. Аналогично баланс различных ролей должен обсуждаться и в отношении мужчин, которые могут совмещать карьеру с заботой о детях и семье. Но вряд ли всё это возможно, пока на Women IT Week (WITW) предпринимательницы слышат «у бизнеса нет пола», «женский бизнес ничем не отличается от мужского».

Ирина Соломатина, Гендерный маршрут