Шум и ярость вокруг полигамии

В Казахстане активно озвучиваются призывы к модернизации с целью вхождения страны в 2050 году в 30-ку развитых государств мира. Однако при этом в семейной сфере, в сфере гендерных отношений наблюдаются прямо противоположные тенденции.

В обществе самыми разными структурами - от Парламента до общественных инициативных групп - хаотично и всплесками транслируются идеи, которые сложно отнести к современным: от введения брачного возраста у девушек с 14 лет до смертной казни за гомосексуальные отношения. Начиная с 2001 года, парламентарии обсуждают возможность легализации полигамии / многоженства, которая, без просветительской работы, оказывается “востребованной” и широкой общественностью.

История легализации полигамии в Казахстане

Декрет о запрете многоженства и уплате калыма (выкупа за невесту) был введен Центральным комитетом Туркестанской АССР в 1921 году. Однако по прошествии многих лет уже в независимом Казахстане начали осуществляться попытки законодательно вернуть эту норму.

В 1998 году отменяется уголовная ответственность за многоженство в Казахстане. А в 2001 году впервые звучит предложение депутата Мажилиса Амангельды Айталы узаконить многоженство. В 2007 году предпринимается очередная попытка в этом направлении, а в 2008 году депутаты обсуждают возможность внесения поправки в этой связи в Закон о браке и семье.

Тогда прекратить дискуссии в парламенте смогла депутатка Бахыт Сыздыкова, известная тем, что руководила командой КВН «Aстана.kz». Она заявила, что, как депутат и как женщина, считает важным в случае легализации полигамии внести поправку о легализации и полиандрии. «У меня сейчас нет ни одного официального мужа, зато есть три любовника. Почему бы не легализовать многомужество? Тем более сейчас, когда пошли такие мужики, которые вместо того чтобы содержать женщину, сами все чаще становятся альфонсами, а я могу себе позволить их содержание. Почему бы и нет, в хозяйстве все пригодятся!», - комментировала Б. Сыздыкова.

И хотя многоженство до сего дня не узаконено в Казахстане, оно является достаточно распространенной практикой. Это порождает разнообразные вопросы о том, должно ли быть легализовано положение таких женщин, ведь, находясь за рамками закона, они лишаются и гарантий, которые вытекают из брачных отношений. Вторые, третьи жены не имеют никаких юридических, законных прав на имущество данного мужчины. От этого их зависимость от мужчины и дискриминация только возрастают. Нередко это приводит к достаточно острым конфликтам, когда женщина может применить экстраординарные меры (имеются в виду конфликты и преступные действия по отношению к сопернице или даже самоубийство).

Менеджерка по проектам Фонда исследований вопросов репродуктивного здоровья «Аман-саулык» Татьяна Бажова отмечает: «К нам обращались женщины из южных регионов Казахстана, которые оказались в роли младшей жены, и часто это заканчивалось тем, что они остаются бесправными и ненужными ни своим родственникам, ни родным супруга. Такие женщины становятся заложниками с детьми. Сейчас многие молодые женщины, девушки выбирают такой путь, но, на мой взгляд, это не полностью реализованные, несостоявшиеся люди».

Легализация многоженства может способствовать еще большему усилению патриархатных тенденций и ухудшению положения женщин. Соответственно, этот вопрос в Казахстане является очень проблематичным и дискуссионным. Кроме того, попытки такой легализации осуществляются на волне усиления консервативной риторики в стране. Такого рода предложения поступают со стороны наиболее консервативных групп, которые не озабочены вопросами положения женщины в обществе, а видят в этом действии возможность вернуться к «традиционным ценностям» и сохранить традиционную гендерную иерархию.

Рисунки о гендерном неравенстве

Аргументация в пользу полигамии/ многоженства

Аргументы в пользу полигамии/ многоженства основываются на нескольких мотивах:

Во-первых, это демографическая ситуация. Сторонники легализации многоженства часто апеллируют к статистике, согласно которой на 1000 девочек по статистическим данным приходится от 928 до 1060 мальчиков. Учитывая, что в обществе считается нормой для женщин обязательное замужество и рождение детей, то соответственно в условиях гендерного дисбаланса в численности населения многоженство предстает как возможное решение этой проблемы. Кроме того, считается, что это будет способствовать увеличению рождаемости.

Во-вторых, это религия, а именно тексты Корана, позволяющие мужчинам иметь до 4-х жен. К этому аргументу я обращусь чуть позже.

В-третьих, экономические факторы. Традиционный гендерный порядок основывается на гендерном разделении сфер труда, где за экономическое обеспечение женщины отвечает мужчина. Соответственно, считается, что легализация многоженства поможет многим женщинам, которые не имеют возможности выйти замуж, избежать рисков бедности. Мужчин же наличие нескольких жен наделяет особым статусом: «Иметь токал теперь престижно. Это как дорогие часы Breguet», - писала авторка дамских романов и светская львица из Алматы Аян Кудайкулова. Общественная значимость мужчины только возрастает, но лишь при условии достойной жизни изолированных или даже совместно проживающих друг с другом семей.

И, в-четвертых, еще одним из наиболее распространенных аргументов в пользу многоженство являются эссенциалистские представления о том, что «от природы» мужчины полигамны, а женщины моногамны.

По мнению директорки Центра исследований «Сандж» Жанар Джандосовой, реинкарнация многоженства - признак серьезного материального расслоения общества, когда появляются богатые мужчины, которые стремятся за деньги купить благосклонность женщины и, таким образом, поднять свой статус, маскируясь оправданиями осчастливить нескольких женщин: «Мотивы женщин, готовых вступать в такие отношения, связаны с желанием улучшить свое материальное положение или использовать «социальный лифт», но сказать, что им нравится быть второй или третьей женой, ни одна из них не может. Это унизительное состояние, и закрепление его законодательно – это оправдание неравенства вместо его снижения».

Рисунки о гендерном неравенстве

Десекуляризация общества

В советский период институт религии не играл значимой роли при формировании брачных стратегий. В настоящее время религиозные институты стали артикулировать свою, альтернативную государственной политике позицию по вопросам семьи и брака и сумели возродить массовый тип легитимации брака – религиозное бракосочетание. Мусульманские священники освящают вторые и последующие браки мужчин-многоженцев, не особо заботясь о том, что мужчина, в противовес предписаниям шариата, не несет никакой ответственности за жену и детей в предыдущем браке.

На уровне риторики религия смыкается также с этнической идентичностью, а религиозные ритуалы для брачующихся приобретают характер национально-культурных обычаев, что придает еще большую популярность религиозно-культурным идеям и ценностям. Так, религия становится полноправным субъектом брачного выбора и определяет формы брака и стратегии его заключения.

Многие сторонники полигамии/ многоженства приводят в качестве аргументов оправдание многоженства в Коране. Однако если говорить непосредственно о Коране, то нужно вспомнить время, когда и где зародился ислам. Это пустынное и неблагоприятное место, подверженное капризам климата, где существовали обычаи умерщвления родившихся девочек в трудные времена как более слабого и менее полезного члена общества. Поэтому многоженство как облагодетельствование женщины, которая таким образом получает шансы на лучшую жизнь и сохранение потомства, связано с неравенством и поиском путей по его облегчению.

Директорка Центра исследований «Сандж» Жанар Джандосова отмечает: «Какова бы ни была религия, она все равно в известной мере закрепляет за женщиной подчиненное положение, независимо от моно- или полигамии. Юридические формальности брака закрепляют отношения собственности, которые должны гарантировать права супругов и детей даже в случае разрушения брака (развода). Существовавшее когда-то кое-где в Казахстане многоженство сейчас де-факто не имеет юридических последствий для незарегистрированных отношений».

«Традиционные семейные ценности»

Представители мужской части казахстанской интеллигенции муссируют в СМИ тезис о том, что развивающиеся процессы модернизации направлены на разрушение традиционных семейных ценностей. Мужская половина общества весьма болезненно реагирует на трансформацию социокультурных моделей поведения представителей обоих полов.

Анализ дискуссий на форумах и блогах также показывает, что при видимой разности мнений – «за» или «против» - участники/цы дискуссий все равно используют для аргументации своей позиции риторику «традиционных ценностей». Просто в одном случае эти аргументы позволяют оправдывать многоженство, а в других, наоборот, осуждать его. Но при этом практически полностью отсутствуют дискуссии, которые были бы обращены к защите прав женщин, гендерной проблематике. Чтобы проиллюстрировать эту позицию, я приведу некоторые, наиболее типичные цитаты, которые взяты с форума “Казах.ру”:

“За многоженство”

«В Казахстане около МИЛЛИОНА девушек в возрасте от 25 до 40 не вышли замуж - это же страшная цифра, и не это ли наша национальная трагедия? А представьте, если бы каждая из них родила бы хотя бы по 2 малыша-карапузика. Ведь это и есть женское счастье, ведь женщины созданы для семьи, а не для грубого бизнеса и корпоративных вечеринок, кончающихся грязным и безразборчивым сексом».

«У эмира и батыра Едиге (ногайского беклербека) было 36 жен, и родили они ему 73 мальчика, и стали эти дети одной из самых многочисленных фамилий из Евразийской аристократии: Уросовы, Юсуповы, Кантемиры, Оразакаевичи, Польские, Башкирские и многие, многие по всей Евразии. Так что, смотря с кем и от кого?».

“Против многоженства”

«Согласно православным канонам у мужа должна быть одна жена, а у жены - только один муж».

«Человек - моногамное существо) как и лебеди) Но если кто-то конь, то табун ему в глаз))) Если парень женился и идёт налево, он либо неудачник, либо придурок)».

В завершении хотелось вспомнить статью «На высшую ступень» руководителя Наркомпроса и основателя первых университетов Казахстана Ураза Джандосова, опубликованную еще в 1929 году. Ее автор писал: «Собственно, калым и многоженство – это такие явления, в борьбе с которыми работа среди мужской части населения имеет столь же большое значение, как работа среди женщин, если не больше того… Но основным в работе среди женского населения в ауле должно быть поднятие материального уровня женщин. Вопросы улучшения экономического положения широких масс аула, улучшения условий их труда, организация их хозяйственных условий должны быть поставлены в центр нашего внимания». Такая риторика, артикуляция необходимости защиты прав женщин и усиления их экономических позиций, редко появляется в дискуссиях о многоженстве, связанном с противоположными этим ценностями.

Попытки легализации полигамии/ многоженства в Казахстане демонстрируют, что в стране сохраняется отношение к женщине как к актору второго плана при распределении ролей в обществе. Новые политико-социальные реалии рыночной экономики вызвали к жизни «старинные» феномены, которые позволяют с минимальными затратами решать актуальные проблемы, сохраняя при этом гендерные иерархии.

Рисунки о гендерном неравенстве

Жанар Секербаева, 1982 г.р., родилась в г. Атбасар, Акмолинская область, Казахстан. Закончила Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева по специальности «Журналистика» (Астана) в 2005 году и магистратуру Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в 2009 году. В 2014-м поступила в магистратуру Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе на программу «Культурные исследования», специализация «Гендерные исследования». Публикуется как журналистка-фрилансерка в газетах "Инфо-Цес", "Бизнес и власть", "Новое поколение", пишет стихотворения, выступает как участница и организаторка активистских, феминистских мероприятий.

Текст подготовлен совместно с сайтом «Новая Европа» в рамках серии публикаций участниц секции «Гендэрныя "правілы": дыскурсы, палітыкі і практыкі» IV-го Международного конгресса исследователей Беларуси.

Жанар Секербаева, Гендерный маршрут