Романтическая утопия консервативного образа жизни

Состоявшийся в Каунасе в начале октября 2014 года Международный конгресс исследователей Беларуси, к счастью, собрал представителей разных стран - российских, украинских, польских, чешских и других. К счастью, потому что «вблизи себя не увидать», нужно отстранение. На постсоветском пространстве развиваются многие похожие процессы, подпитываемые историческим разломом советского режима, и тем более важно увидеть национальные сценарии социально-политической и культурной адаптации, и векторов развития. 

Я принадлежу к числу тех, кто разделяет точку зрения историка культуры Александра Ахиезера, предложившего свою теорию запаздывающей и потому неудачной модернизации в России, которая на очередной волне реформ, восходящих к Петру Первому, имеет следствием контрреформы, ренессанс консервативных и патриархатных слоев культуры, обнажаемых при откате… В этом свете очень многие гендерные процессы, протекающие в наших, уже суверенных государствах, могут быть объяснены этим феноменом ретрадиционализации, курсом на консерватизм широким фронтом.

Елена Рождественская

Вот почему встреча в Каунасе стала важным этапом осмысления и российской семейной политики, и молодежного гендерного самосознания, и беларусской гендерной экспертизы, и усилий украинских феминисток внести свою повестку на Майдане, и других очень важных тем. Для меня лично, пожалуй, было важно услышать позиции коллег с Украины, с разных сторон, и теоретического дискурса, и активистских кругов, о том, насколько они могут или не могут быть услышаны в украинском обществе. Вроде бы, острая повседневность лагеря на Майдане принципиально отлична от институциональной среды Высшей школы в Украине, но фрейм национального обновления и все тот же ренессанс патриархатного сознания очевидно снижают шансы на социальный успех и дискурсивное присутствие.

Утопия романтической любви и капитализм

Мой собственный вклад на гендерной секции Конгресса был связан с деконструкцией коллективной утопии романтической любви и выездной процедуры брачной регистрации как нарциссического зеркала среднего класса. Социологически было заманчиво разобрать эту противоречивую смесь прагматики и романтики, устойчивого спроса на романтизм на рынке и не менее устойчивых мифов. Идеалы романтической любви нагружены нормативностью. Более того, романтическая любовь создает иллюзию контроля над будущим, поскольку оно становится предопределенным благодаря ожидаемым сценариям ее осуществления.

В современных дебатах о сути любви и ее актуальных форматах заметна позиция, увязывающая романтику и потребление (израильская социологиня Эва Иллоуз, французский социолог Жан-Клод Кауфман, немецкие социологи Ханс-Петер Блоссфельд и Ю.Рааб, и другие). Культура капитализма разработала интенсивную эмоциональную культуру на работе, в семье и в любой форме социальных отношений. Чувства зависят от коммерциализации, которая регулирует как первый контакт, так и разрыв в эмоциональной жизни. Это выражается в переговорах, обмене, инвестициях и личном социальном капитале.

Фотограф - Татьяна Олейникова

Прижилось выражение «инвестировать в отношения». Таким образом, несмотря на коллективную утопию любви как последнего прибежища романтического в современном мире капитализма, романтическая любовь и капитализм успешно поддерживают и обусловливают друг друга. Если сфера потребления стремится к производству романтических чувств, то интимные отношения становятся все более и более зависимыми от инсценировки и опыта потребления. Коллективная утопия любви, идеализируемая как способ преодоления рынка, становится в процессе ее воплощения предпочтительным объектом капиталистического потребления и репрезентации.

Выездная регистрация брака: между легитимацией и декорацией

Об этой инсценировке коллективной утопии любви и шла речь в моем докладе на примере выездной регистрации брака как относительно новом и расширяющемся свадебном тренде в российском культурном контексте. Предложу резюме разнопланового анализа инсценировки видеосвадьбы в контексте Царицынского парка-музея.

В нашем теоретическом фокусе была динамика и возможная конвергенция прагматических и романтических аспектов современного феномена любви и брака, которые находят свое воплощение в медийных репрезентациях меняющихся, но одновременно сохраняющих традиционные национальные моменты, ритуалов. Репрезентируемая топика современной свадьбы имеет преемственность с народной в аспекте последовательности действий, направленных на преодоление границ и препятствий в физическом и воображаемом социальном пространстве. Это символически маркирует иной статус молодоженов, одновременно обеспечивая легитимацию со стороны значимого окружения.

Фотограф - Татьяна Олейникова

Важную роль в этой инсценировке коллективной утопии романтической любви играют декорации в широком смысле слова. Интерьеры и экстерьеры Царицынского парка-музея заставляют отыгрывать в свадебном сценарии определенные роли, «предложенные обстоятельства». Результатом этого становится высокая степень визуализируемой идентификации с воображаемой фигурой обитателя этих мест, аппроприирующего не только предметное пространство, но и социальный статус. Наверное, это тот случай, когда короля или королеву делает таковыми не свита, а королевский замок.

Видеофильм о свадьбе как форма консервативной магии

В эмпирическом фокусе нашего доклада была триада - собственно медийный видеопродукт, мнение/позиция создающих его профессионалов и мнение/реакция потребителей-заказчиков. Совершенно явно, что управление процессом медийной сакрализации утопии романтической любви монополизировано профессионалами этого специфического рынка услуг. Потребители фактически делегируют и отчуждают в их пользу право и власть интерпретации важнейшего события в своей жизни.

Медийная сакрализация посредством профанной профессионализации, в терминах Ю. Рааба, достигается с помощью определенного структурирования визуального материала, манипуляций с потоком репортажной съемки, аккумулирующих смысл анимационных вставок или символических предметов, наконец, музыкального сопровождения. Как профессионалы, так и заказчики отмечают наметившийся тренд к повышенной документализации свадебного видео, приближенного к репортажной съемке.

Отрефлексированная ценность документализации события, тем не менее, вступает в противоречие с ожиданием эффекта приукрашивающего зеркала. В этом смысле проекция этих ожиданий на свадебное видео имеет нарциссический характер и свидетельствует о включенности этого медийного продукта в социальный обмен. И здесь мы находим следы конвергенции прагматики и романтики: разбор и взвешивание оправданных или неоправданных затрат, а также рациональное встраивание в событийный тайминг свадьбы дополняется возобновлением переживаемых эмоций при просмотре видео.

Видеофильм о свадьбе в Царицыно прежде всего предназначен своим заказчикам – паре молодоженов, но благодаря их встроенности в определенные социальные круги и социальные ниши, адресован более широкому кругу индивидов, которые получают копию или приглашены разделить совместный просмотр. Этот медийный продукт доставляет нарциссическую радость отражения и узнавания и тем самым порождает видоизмененную обратную перспективу на собственный жизненный мир.

Фотограф - Татьяна Олейникова

Неизменный документ-подтверждение романтической любви призван крепить длительность отношений, поскольку его дискурсивная доступность предполагает бесконечное воспроизведение и магические манипуляции (прокручивание в убыстренном режиме, замедление, покадровая остановка) с разовым и неповторимым событием жизни, а тем самым и возобновление тех самых романтических чувств внутри коммеморативного сообщества. Целевая группа предполагаемого сообщества – представители преимущественно московского «среднего класса» и сходных по образу и стилю жизни социальных групп. В визуальном документе отражен их вкус как социальная характеристика и их эстетические предпочтения.

Очевидна связь демонстрируемого вкуса с рекламными образцами: так празднуют и визуально оформляют свадьбы, выбирая нестандартные, не широко стереотипизированные форматы выездных регистраций в московских усадьбах и дворцовых комплексах те социальные круги, на которые престижно ориентироваться. Следование классическому ритуалу – невеста в белом, роскошные дворцовые апартаменты, церковь, оркестр, лимузин, голуби в воздух и шикарный ресторан – оправдано в том социальном мире, который желает предстать устойчивым и пребывающим в относительном порядке. Эта устойчивость и входит в горизонт консервативного образа жизни, но уже не навязанного сверху, а вырастающего снизу.

Об авторе: Елена Рождественская, д.с.н., проф. НИУ ВШЭ (Москва)

Текст подготовлен совместно с сайтом «Новая Европа».

Елена Рождественская, "Гендерный маршрут"