Раздельное образование в современной Беларуси (Segregated education in contemporary Belarus)

В 2011 году в Беларуси вышел первый за всю история существования независимого государства Кодекс об образовании. Этот документ во многом закрепил то, что было представлено в системе образования, начиная с 1991 года. В том числе особенность государственной политики, направленной на закрепление традиционных гендерных ролей. Эта политика проявилась в институциализации и легитимации раздельного образования, как в виде специальных учреждений образования, классов, так и в виде раздельных предметов. Так, в Кодексе прописываются особенности деятельности Суворовского училища, которое осуществляет набор только мальчиков с целью их подготовки для специальностей военного и спортивного профиля. При этом основными «заказчиками» этого образования выступают различные воинские формирования, а также МВД, МЧС и т.п. У беларусских женщин также есть право и возможность попасть в эти институции на уровне высшего образования или армии, однако специальную подготовку на уровне школы они получить не могут.
Следовало бы задаться вопросом: с чем связаны эти различия? Почему, если в нашей стране женщины могут обучаться в «военизированных» образовательных учреждениях, именно на уровне среднего образования им закрыт доступ в подобные специальные заведения? Помимо учреждений в Кодексе закреплена желательность раздельного проведения для мальчиков и для девочек занятий по физической культуре. До сих пор в беларусских школах активно функционирует такой предмет как «Трудовое обучение», который также проводится раздельно для мальчиков и девочек. В рамках данной статьи мы обратимся к этим двум основным компонентам реализации принципа раздельного образования в современном белорусском среднем образовании: специальным предметам и учреждениям.

«Хозяйка дома» и «Защитник Отечества»

Появление в школьной программе предметов отдельно для мальчиков и отдельно для девочек подчеркивает и легитимирует различия между полами, формирует социальные нормы и правила поведения для каждого пола. В данном случае мы имеем в виду два предмета – трудовое обучение и допризывная/медицинская подготовка. Помимо возможного раздельного проведения уроков физической культуры, это те предметы, которые всегда проводятся раздельно, так как их содержание призвано обучать и воспитывать учащихся по-разному, в зависимости от их пола. Другими словами, эти предметы формируют у девочек и мальчиков различные умения и навыки, транслируют им различные знания.
Так, начиная с 5-го класса и до 9-го, учащиеся изучают дисциплину «Трудовое обучение». Учебный план данного предмета, по сути, является списком дел, предписанных к выполнению представителем того или иного пола.
Предмет трудового обучения для девочек называется «Обслуживающий труд». Следует отметить, что данное название отражает в полной мере представления о женской роли. Основной целью трудового обучения у девочек является подготовка к роли «хозяйки дома»:
«Основная цель предмета «Трудовое обучение (обслуживающий труд)» – формирование общетрудовых, технико-технологических знаний, умений, навыков, приобретение опыта трудовой, хозяйственно-бытовой деятельности через подготовку к выполнению социальной роли хозяйки дома» [1].
Таким образом, уже в программе закрепляется роль «хозяйки дома» как основного направления будущего самоопределения девочки. В свою очередь основные темы учебной программы раскрывают то содержание, которое вкладывается в понятие «хозяйки дома»:
«В соответствии с содержательными линиями Образовательного стандарта по предмету «Трудовое обучение (обслуживающий труд)» инвариантная часть включает с себя основные разделы: «Основы приготовления пищи», «Обработка текстильных материалов», «Основы домоводства», «Основы выращивания растений», в содержание которых заложены не только обучающие, но и воспитательные, социализирующие функции. Вариативная часть охватывает различные виды декоративно-прикладного творчества и направлена главным образом на ознакомление и приобщение учащихся к творчеству народных мастеров, выявление индивидуальных способностей и творческих интересов школьников».
Основные умения, которые должна приобрести каждая школьница – это умения, связанные с заботой и обслуживанием: забота о доме, его эстетическом оформлении, уход за одеждой, растениями, мебелью, приготовление пищи и т.д. В связи с этим основным результатом обучения девочки по данной программе считается развитие в ней специфических качеств, необходимых для выполнения роли «хозяйки дома»:
«Итоговым образовательным и воспитательным эффектом освоения учащимися указанных разделов программы должны стать социализация личности, профессиональное самоопределение учащихся, формирование таких личностных качеств, как аккуратность, бережливость, экономность, рачительность, гостеприимство, хозяйственность».
Учебник трудового обучения для мальчиков в свою очередь носит название «Технический труд». В учебной программе по трудовому обучению для мальчиков ставятся совершенно иные цели, нежели в отношении девочек и подчеркивается в качестве основной последующая профессиональная деятельность мальчиков:
«Основной целью учебного предмета «Трудовое обучение (технический труд)» является подготовка школьников к трудовой деятельности в условиях динамически развивающихся общества, производства, науки, информационно-электронных и др. технологий» [2].
Соответственно, для реализации подобной цели одной из задач выступает развитие специальных качеств, являющихся залогом их будущего успеха в профессиональной сфере:
«…развитие коммуникативных и организаторских, графических и лабораторно-практических умений и навыков, способностей самостоятельно и осознанно определять свои жизненные и профессиональные планы исходя из личных интересов, склонностей, способностей и результатов своей деятельности …».
Следует отметить, что изучаемые в рамках предмета направления технического труда всегда связываются в учебниках с профессиями, в которых этот труд может быть применен, что способствует профессиональному самоопределению мальчиков.

В старшей школе на смену дисциплине «Трудовое обучение» приходит учебный предмет «Допризывная и медицинская подготовка», который содержит два компонента: с юношами проводится допризывная подготовка, с девушками – медицинская подготовка. Уроки с юношами и девушками проводятся раздельно и одновременно по единому расписанию.
В качестве основных целей допризывной подготовки обозначаются такие, как формирование у юношей морально-психологической готовности к военной службе; знаний, умений и основ культуры воинской службы, необходимых для освоения обязанностей защитника Отечества; общефизической и военно-прикладной физической готовности к физическим нагрузкам военной службы. Предполагается, что результатом реализации данной цели станет развитие у юношей таких качеств как гражданственность, патриотизм, дисциплинированность, товарищество, коллективизм, гуманность, нравственность, что во многом отражает то значение, которое вкладывается в понятие «защитник» [3].
Но, вначале следует отметить, что роль «защитника Отечества» активно легитимируется в учебнике по допризывной подготовке посредством высказываний следующего типа:
«Испокон веков вооруженная защита Отечества была уделом мужчин, их долгом и делом чести». «Защита Отечества всегда была уделом мужчин, ратные дела воинов особо почитались народом и государством» [4].
Данные утверждения подчеркивают исключительность роли «защитника Отечества» и, следовательно, автоматически наделяет мужчину особыми уникальными качествами. Обозначенные особенности курса допризывной подготовки юношей закономерно отражаются и в основных темах, изучаемого предмета: «Героизм и мужество белорусского народа», «Военная политика Республики Беларусь», «Допризывник и призывник», «Вооруженные Силы Республики Беларусь», «Основы военного дела» и «Физическая подготовка» [5]. Для формирования мотивации у юношей в учебнике активно используется прием обучения на примерах описания подвигов и героических поступков:
«В этом же году бесстрашный командир генерал-майор Доватор возглавляет 3-й кавалерийский корпус, который за мужество и героизм был преобразован во 2-й гвардейский корпус. Отважный и талантливый командир водил в атаки кавалеристов, личным примером показывая бойцам образец мужества и героизма, пламенной любви к своей Родине» [4].
Всего в учебнике приводится описание подвигов 161 «героя» мужского пола. Что касается женских образов, то в учебнике их представлено всего пять – Зина Туснолобова (медсестра), Вера Хоружая (журналистка и подпольщица), О.А. Гойшинова (жена В.Д. Гойшана), мать и сестра М. Казея. Кроме того, описание деятельности этих женщин осуществляется параллельно с описанием их личной жизни, семей, что не характерно при описании мужских образов.


Таким образом, роль «защитника» репрезентируется, как сугубо мужская, включающая такие понятия, как героизм, отвага, сила и т.д. Армия в то же время выступает важным институтом по «производству защитников Отечества».
В свою очередь в качестве основных целей медицинской подготовки девушек выступает овладение знаниями, умениями и навыками по оказанию первой медицинской и доврачебной помощи при травмах и несчастных случаях, различных заболеваниях и отравлениях [3]. Данный курс привлекает особый интерес как потому, что акцентирует внимание на «обслуживающей» роли женщины, так и потому, что особым образом представляет ситуацию с половым воспитанием в школе. Так, в тематический план по медицинской подготовке помимо изучения первой помощи входит также ознакомление с болезнями, в частности, с инфекциями, передающимися половым путем. С юношами изучение данной темы не проводится. Большая информированность девушек требует от них большей ответственности за свою половую жизнь, нежели от юношей.
Интересным образом представлен в учебнике и раздел «Гигиена брака, половых отношений и беременности». Так, поражает своей детализацией описание гигиены женщины во время беременности, особенно если учесть, что это учебник для школьниц:
«Для правильного грудного кормления ребенка необходимо заранее подготовить к этому соски молочных желез. Если они плоские или втянутые, то в последние 2 месяца беременности показан их ежедневный массаж: после смазывания борным вазелином сосок захватывают указательным и большим пальцами и оттягивают в течение 3-4 мин. По 2-3 раза в день» [5].
Итак, в школе существование специальных предметов для мальчиков и девочек закрепляют факт гендерных различий, а также специфичности «женских» и «мужских» ролей. «Женские» роли связаны с обслуживанием и заботой в частной сфере. В то же время «мужские» роли связываются с ролями защитника, активного деятеля в публичном пространстве, стремящегося к профессиональному успеху.


«Девочки – налево, мальчики – направо»


Закономерным результатом политики государства в отношении гендерного равенства и положения женщины стало появление специализированных учреждений образования. Так, в 1992 году была создана и продолжает функционировать Жодинская женская гимназия, с 1994 года открыт в г.Минске Женский институт «Энвила». С 1953 года функционирует Суворовской училище для мальчиков. Образование в подобного рода учреждениях направлено на закрепление женских и мужских ролей. Так в «Настаўніцкай газеце» № 25 за 2003 год представлена статья, посвященная женской гимназии в Жодино, в которой отмечается, что все образование девочек направлено на развитие в них «женских» качеств:
«Все предметы женского компонента, которые ориентируют девочку на то, чтобы она училась быть матерью, хозяйкой, женой» [6].
Кроме того, важным считается умение совмещать профессиональную сферу с домашней работой:
«Но, вместе с тем, их учат не быть феминистками, чего многие остерегаются, – учат их мастерству достойного совмещения карьеры и семейной жизни» [6].
Однако на современном уровне наиболее частой практикой стало открытие не специальных учреждений образования, а создание в школах специальных классов для девочек (напр. «Алеси») и мальчиков (кадетские классы). В основе появления классов раздельного обучения лежит представление о различиях полов:
«Природа создала мальчиков и девочек, мужчин и женщин не похожими друг на друга. Начиная с момента зачатия мальчики и девочки развиваются по-разному, потому и подход к их воспитанию должен быть частично дифференцированным»[7]
«Однако, если у девочек и мальчиков уже изначально заложено противоположное – мужественность и женственность, сила и слабость, почему школа должна учить и воспитывать всех одиинаково, сглаживая эти противоположности?» [8].
Учет различий требует последующего их воспроизводства в результате воспитания:
«У девочек стараемся развивать доброту, терпеливость, хозяйственность; у мальчиков – мужественность, решимость, смелость, самостоятельность» […] «Быть мужчиной или женщиной в обществе – это значит не только иметь определенные половые признаки, но и выполнять определенные социальнополовые (гендерные) роли» [7].
Кроме того, практики раздельного обучения иногда реализуются и в других формах. Так, в «Настаўніцкай газеце» № 1 за 2005 г. описывается практика направления мальчиков-сирот на воспитание в военные части.
Итак, в основе раздельного обучения лежит полоролевой подход и патриархатная идеология, которые призваны поддерживать представления о предназначении мужчины и женщины.

***
Полоролевой подход выступает основой гендерной социализации в современной белорусской школе ориентированной на раздельное обучение, подчеркивание и акцентирование различий между полами: «особого предназначения» мужчин и женщин. Все это плохо соотносится с декларированной на уровне государства якобы гендерной политикой, которая формально направлена на установление гендерного равенства.

Существование практики раздельного образования в том или ином виде в современной Беларуси навязывает и мужчинам и женщинам четкие установки в отношении того, что есть такое «мужественность» и «женственность». Эти установки во многом не соответствуют реальности, когда современные молодые мужчины не хотят связывать свою жизнь с военными структурами или идти служить в армию, женщины включены в профессиональную сферу и соответственно не хотят брать только на себя заботу о доме и детях. Ригидные и жесткие установки в отношении ролей, личных качеств создают ситуацию отсутствия выбора человеком своего жизнеопределения: каким ему быть, какими качествами обладать, с кем жить, где работать. Социальные системы пытаются за нас ответить на эти вопросы, в связи, с чем вспоминается один лозунг советского периода: «Железной рукой загоним человечество к счастью». Не по этому ли принципу строится современная гендерная политика государства, где понятие «счастья» – лишь фетиш и идеологема для лучшего встраивания людей в систему и предзаданную модель?

---------------------

[1] Трудовое обучение (обслуживающий труд) V-IX классы. Черчение IX класс / Учебные программы для общеобразовательных учреждений с белорусским и русским языками обучения. Мн., 2009.
[2] Трудовое обучение (технический труд) V-IX классы. Черчение IX класс / Учебные программы для общеобразовательных учреждений с белорусским и русским языками обучения. Мн., 2009.
[3] Допризывная и медицинская подготовка XI-XII классы / Учебная программа для общеобразовательных учреждений с русским языками обучения с 12-летним сроком обучения. Мн., 2009.
[4] Варламов, В.Б. Допризывная подготовка юношей: учебное пособие для учащихся 10-11 (12) классов общеобразовательных учебных заведений. Мн., 2001. С.3.
[5] Федюкович, Н.И. Основы медицинских знаний: учебное пособие для учащихся 10-11 (12) классов общеобразовательных учебных заведений, учащихся проф. - техн. и сред. спец. учебных заведений. Мн., 2000. С.119.
[6] Элітная адукацыя для дзяўчат: 6 гадоў на падрыхтоўку будучых жонак і бізнес-лэдзі // Настаўніцкая газета, № 25, 2003. С.2.
[7] ”Алесі” ўяўляюць сябе прынцэсамі, а “кадэты” – вялікімі палкаводцамі // Настаўніцкая газета, №193, 2005. С.2.
[8] Раздзельнае навучанне па-брэсцку: калі дзяўчынкі – то лэдзі, калі хлопчыкі – то кадэты // Настаўніцкая газета, №166, 2006. С.2.

© 4.04.2012 "Наше мнение"

Segregated education in contemporary Belarus

In 2011 Belarus has adopted the first ever since the appearance of the independent Belarus Code on Education. This document to a large extent has confirmed the status quo that has existed in the educational system since 1991. This includes, among others, a peculiar aspiration of a state policy to uphold and strengthen the existing traditional gender roles. This policy manifests itself in institutionalization and legitimation of gender segregated education, both in the form of separate educational establishments and segregated classes for boys and girls and in the form of segregated curriculum.  Thus, for example, the Code establishes rules of functioning of Suvorov military schools, which are ment exclusively for boys to prepare military and sports personnel. The main “patrons” of such institutions are different military regiments, Ministry of Interior, Civil Contingencies Ministry, etc. Belarusian women also have a right to get educated in these educational establishments, but only on the level of university education or the army; they are not allowed to get such training at a secondary school level.
One can’t help wondering about what underlies such differences. Why can women get into the “militarized” higher educational establishments, but cannot go there for secondary education? Apart for segregating educational establishments the Code also envisions a possibility for holding separate classes on PE for girls and boys. Also, until present day, the schools have separate courses on Industrial Arts for boys and girls. In this paper I will discuss these two separate components of segregation in the contemporary secondary education in Belarus: curriculum and educational establishments.  

«A Mistress» and «A Defender of Motherhood»

Introduction of gender segregated classes into the school curriculum stresses and legitimizes gender differences, forms social norms and rules of behavior for each gender. In this case we are talking about Industrial Arts and Preliminary Military/Medical Training.  In addition to a possibility to hold gender segregated physical education classes, these are the two classes that are always taught differently for girls and boys, as they are meant to provide gender specific training and upbringing. In other words, these two classes teach differing skills to boys and girls and communicate different knowledge.
Between the 5th and 9th years of schooling all the children are attending the Industrial Arts classes. A curriculum of this class is in fact a list of activities that students of each gender are supposed to perform.

Industrial arts for girls are entitled “Service Labor”. It is worth noting that already the title reflects all the ideas society has about the due female role. The main goal of the class is to prepare a girl to be a housekeeper: “The chief goal of the Industrial Arts (Service Labor)class is to form labor, technical and technological skills, to give knowledge and facilitate household labor experience gaining  in order to prepare the student to fulfill a social role of a housekeeper”[1]. This way the school curriculum defines the role of a housekeeper as a chief female role. The content of the curriculum in its turn describes this role of a housekeeper in details: “In line with the educational standards on Industrial arts (Service Labor) the core topics include: “Basics of cooking”, “Textile processing”, “Basics of housekeeping”, “Plant cultivation basics”, which should not only educate, but also train and socialize the students. Optional topics may include teaching the basics of applied ornamental arts and folk arts, as well as discovering the individual abilities and creative interests of the students “.
Basic skills that each schoolgirl should acquire are the service and care skills, i.e. skills of taking care of the house and home decoration skills, skills of clothes and furniture repair, skills of plants cultivation.  The expected outcome of the class is the cultivation of the skills, necessary to perform the housewife’s responsibilities:
«The end educational effect of the class is socialization of students, professional identity formation and cultivation of such personal traits as orderliness, chariness, thrift, hospitality, domesticity».
The handbook for “male” Industrial Arts class is called “Technical Labor”.  The curriculum for boys specifies completely different goals and outcomes as compared to girls and the stress is placed mainly to the boys future work and career outside of the home on the labor market: “The main goal of the Industrial Arts (Technical Labor) class is to prepare students to work in the dynamically changing environment of contemporary society, industry, science, information technologies, etc.” [2].
Accordingly, this goal is achieved by way of developing special skills and qualities that are called to guarantee future success in a professional sphere:

«…to develop communicative, organizational, drawing and technical skills as well as abilities to independently and consciously chart professional and life-long plans based on personal interests, inclinations, abilities and results of one’s actions…”

It is worth noting, that  industrial arts studied in this class are always linked in the course handbook to a profession, where the acquired skills can be applied, which facilitates the professional self-determination of the male students.

In high school Industrial Arts are abandoned in favor of Preliminary Military/Medical Training, which is also a segregated class run separately for girls and boys.  Boys are having preliminary military training, while girls have preliminary medical training. The classes take place at the same time, but in different rooms.
The main goals of the Preliminary Military Training are to form moral and psychological readiness to do military service; to train basic skills and provide basic knowledge about the culture of military service, necessary to master the duties of the defender of the Motherhood; to raise the level of the overall physical and applied military condition to better prepare for the burden of the future military service.   The expected outcomes of the course are development of such traits as civic consciousness, love of the country, discipline, comradery, team spirit, humanism, morality, in other words of all those traits that are expected of a “defender” [3].

First of all, however, I have to point out that the role “of the defender of the Motherhood” is legitimized in the handbook with the help of the following statements: “The military defense of the Motherhood has been a male role, duty and a point of honor since time immemorial.” “The defense of the motherhood has always been a male responsibility; warriors’ military deeds have always been honored by the state and the people” [4].

Such statements stress the exclusiveness of the “defender of the motherhood” role, and as a result endow a man with some special unique qualities. The peculiarity of the Preliminary Military Training class are further exemplified by the choice of study topics: “Valor and courage of the Belarusian people”, “Military politics of the Republic of Belarus”, “A draftee”, “Belarusian Army”, “Basics of the military science”  and “Physical education” [5]. The handbook uses “learning by example” as a chief method of developing motivation for military service and provides numerous descriptions of military feats and heroic deeds:

“The very same year a fearless major general Dovator became the head of the 3d cavalry corps, which due to its courage and heroism was later reorganized to become a 2nd guard corps. The courageous and talented battle commander was leading numerous assaults and showing a personal example of courage and heroism and a passionate love towards the Motherhood” [4].


The handbook describes all together 161 heroic deeds of male heroes. When it comes to women at war, there are only five examples cited. They include Zina Tusnolobova (a nurse), Vera Khoruzhaya (a journalist and a member of the underground), O.A. Goishinova (a wife of V.D. Goishan) and a mother and a sister of Marat Kazei. The activity of these women is described next to the family life, which is not present in the description of the male heroes.  

This way, the role of the “defender” is represented as a male one; it is linked to heroism, courage, strength and other qualities. The army in this context is seen as the most important institution producing “the defenders of the Motherhood”.

The chief goals of medical training for girls are to master the knowledge and skills of premedical first aid for injuries and accidents, various illnesses and intoxications [3]. This course is of particular interest not only because it puts to the forefront the “service” role of a woman but also because it has a peculiar take on sex education at school. The topics to be studies in the class include learning about the symptoms of STIs; this information is not shared with the boys.  The knowledge received by the girls endows them with greater responsibility in sexual liaisons, than is required from the boys.  
It is also interesting to read a handbook section on “Personal and intimate hygiene in marriage and during pregnancy”. It is shocking to see how detailed the section of female hygiene during pregnancy is, especially providing that it is included into a handbook for schoolgirls:  “In order to breastfeed correctly, one has to prepare the nipples. If they are flat or inverted, you have to massage then during the last two months of pregnancy. After anointing the skin with the soft petroleum ointment grasp the nipple with the thumb and the index finger, pull it out and hold for 3-4 minutes. Repeat two-three times a day”[5].
Thus, one can conclude that segregated classes in school strengthen stereotypical gender roles and enhance gender differences. While female roles link the girls to service labor and work of care in the private sphere, the male roles are the ones of a defender of the motherhood and of an active member of public space, who is aimed at achieving professional successes.


“Girls to the left, boys to the right”

An expected outcome of the state policies on gender equality and the situation of women is the appearance of segregated educational establishments. A high school for girls only was registered in Zhodino in 1992; an “Envila” girls-only university was opened in 1994. A Suvorov training school for boys has been working in Minsk since 1953. Education provided by such institutions is aimed at strengthening traditional male and female gender roles. Thus, for example, the article on Zhodino girls only high school, published in Nastuanitskaya gazeta (Teacher’s newspaper) no 25, 2003, points out that the educational process is shaped to develop girls’ “feminine” qualities:  
«All the classes of the female block are meant to teach a girl to be a mother, a mistress and a wife” [6].
An ability to combine a professional career with housework is also considered to be important:
“At the same time they are not taught to be feminists – something that many are afraid of – they are taught to skillfully combine a career with a family life “[6].
Presently, however, it is more common to have not separate educational establishments, but gender segregated classes (for example, “Alesyas” for girls).  Creation of such segregated classes is based on the idea of gender differences:

“Boys and girls are created by nature to be different from each other. Starting from the moment of conception, boys and girls develop differently, therefore they should be brought up using differing methods”  [7]
«If, however, girls and boys have differences – femininity and masculinity, force and weakness – embedded from the start, why should the school raise everyone in the same way to the neglect of this oppositions? “[8].
Difference taken into account are further reproduced through education:
“We try to develop such qualities in girls as kindness, patience, domesticity and in boys such features as courage, decisiveness, independence.”[…] «To be a man or a woman in a society is not only about having certain sex  половые признаки, but also about playing certain social sex (gender) roles”[7].
Finally, there is yet another form of segregated education. Thus, Nastaunitskaya Gazeta no1, 2005 describes a routine of redirecting orphan boys to military regiments for education and upbringing.
To conclude, gender segregated education is evidently based on sex role theory and patriarchal ideology, which are meant to maintain the existing ideas about the male and female designations.
***
Sex role theories form the basis of gender socialization in a contemporary Belarusian school, which aspires towards segregated education and strengthening of gender differences, represented as “special designation” for men and women. All of it contradicts the declared state policy on women and gender equality, which is formally aimed at achieving parity between men and women.  

Gender segregated education as it exists in contemporary Belarus forces men and women to accept clear-cut ideas about true femininity and masculinity. These ideas are frequently in conflict with the real life experiences, where young men are unwilling to work for the military and paramilitary organizations, and where women are a part of social and professional life.  Rigid ideas about the appropriate gender roles deny a person a right for self-determination; s’he is unable to decide what to be, whom to live with, where to work. Social systems are trying to pre-determine our choices and bring to mind one of the soviet era slogans “Let’s bring everyone to happiness with an iron fist”. Isn’t it a principle that underlies contemporary state policy in relation to gender equality, where the idea of happiness is just a fetish meant to facilitate the placement of an individual into the social system? 

Translated by Olga Zubkovskaya

Татьяна Щурко, ©2012 "Наше мнение". Tatsiana Shchurko, on-line magazine “Nashe Mnenie”.