Проблема аборта: потребности людей и интересы государства

В последнее время в Беларуси активизировалась деятельность сторонников международной организации «Pro life», которая выступает за запрет абортов - за жизнь зародыша и «права эмбриона», хотя зародыш и не жизнеспособен вне тела женщины. Стоит напомнить, что в период «холодной войны» пролайфовцы выступали и в защиту смертной казни.

В Беларуси «Pro life» продвигают свои проекты совместно с Православной и Католической церквями, это значит, что в вопросе аборта позиции у них общие - их объединяет «религиозная мораль». Резолюция деятелей церквей о внесении дополнений и изменений в Закон Республики Беларусь «О здравоохранении» напоминает призыв к закреплению за женщиной ее «главной» функции - деторождения, которая рассматривается не как право женщины, а как ее социальная обязанность (ведь в стране демографический кризис). Но женщина существует не только как потенциально учтенное «беременное тело», а еще и как хозяйкой своего тела и своей судьбы.

Репродуктивные права женщин и демографическая политика государства

В 1994 году в Каире на Международной конференции ООН по народонаселению 179 стран приняли 20-летнюю Программу действий, в которой приоритетными обозначены потребности людей, а не достижение демографических показателей. Этот программный документ впервые указывал на несовместимость принятия решений в области репродукции с дискриминацией, принуждением или насилием. Более того, именно на этой конференции было признано, что реализация репродуктивных прав невозможна без развития взаимно уважительных и равноправных отношений между полами.

Три основные идеи, вошли в каирскую Программу действий:

1) Требование пересмотреть отношение к демографической политике государств и скорректировать политический дискурс в области народонаселения.

2) Положение о том, что только повышение социального статуса женщины позволит решить социально-демографические, социально-экономические проблемы, которые стоят перед человечеством в следующем тысячелетии.

3) Концепция репродуктивных прав.

Программа действий настаивает на том, что репродуктивные права женщин являются их неотъемлемыми правами в аспекте прав человека.

Но, с другой стороны, в ней указывается на определенные ограничения охраны репродуктивного здоровья, связанные с «неприемлемостью» методов по достижению Программы для отдельных культур и возможностью их «противоречия национальным законодательствам». Возникает вопрос, кто именно может решать, что приемлемо, а что нет? Очевидно, что не сама женщина, особенно в области законотворчества.

Право на планирование семьи как основа репродуктивных прав

В документах конференции содержится еще одно противоречие. С одной стороны, там указано, что аборт не должен становиться методом планирования семьи, но с другой, признается, что немедицинский аборт является проблемой общественного здравоохранения. В этой связи, государства должны проявлять внимание к проблемам женщин, столкнувшихся с нежелательной беременностью, и стремиться предотвращать и уменьшать эти проблемы посредством расширения и улучшения услуг по планированию семьи и в целом не допускать социальную дискриминацию женщин.

Другими словами, если основу репродуктивных прав граждан образует право на планирование семьи, то это право должно реализовываться и в случае желательной, и в случае нежелательной беременности. Если с желательной беременностью все понятно, то в случае нежелательной беременности реализация этого права возможна либо через ее предотвращение, либо (если она все же наступила) через искусственное ее прерывание, или аборт, который в таком случае не имеет ни позитивного, ни негативного значения.

«Позиция ООН по вопросам абортов» следующая: «Большинство абортов можно предотвратить посредством надлежащего планирования семьи, однако иногда дефекты противозачаточных средств, к сожалению, приводят к нежелательной беременности. Поэтому женщины будут по-прежнему обращаться за помощью в ее прерывании — такова реальность. Независимо от того, разрешены в стране аборты или нет, женщина должна получать медицинскую помощь в случае осложнений, вызванных абортом».

Программы действий и рекомендации международных организаций были сделаны, приняты и ратифицированы, но вот полноценная стратегия их воплощения и способы контроля за их выполнением остались неясными.

Демографическая политика в Беларуси

Президент Беларуси А. Г. Лукашенко постоянно высказывается о значимости семьи и материнства для демографической безопасности страны: “Дети — это святое, и детей надо рожать вовремя. Поэтому, если вы решите сделать карьеру, а особенно для девчат это очень важно, вы забудете о детях на какое-то время. А потом, имея много денег, может, хорошего мужа рядом, а может, и не одного мужа, окажетесь у разбитого корыта. Поэтому детей надо рожать в своё время. Если спросите, когда, то сегодня можно и в 20 лет после окончания вуза, и в 21, 25. Желательно до 28 первого родить. Но надо же троих!"

В отличие от правительства многих европейских государств, которые руководствуются пониманием того, что свободное определение количества детей является правом каждого человека, а принуждение  оборачивается проблемами для женщин и детей, правительство Беларуси решения демографических проблем связывает с реализацией программ демографической безопасности, которая направлена на увеличение рождаемости в стране, через заботу государства о семьях, воспитывающих двоих и более детей. Для сравнения, в странах Западной Европы к вопросам семейной политики относится не только непосредственная помощь семьям, но и повышение доходов, гендерное равенство и сокращение неравенства в доходах.

Другими словами, в Западной Европе, где сложилась наиболее благоприятная ситуация для осуществления абортов, и самые низкие показатели по ним.

Кроме того, «в Центральной и Восточной Европе наблюдается стремительное снижение уровня абортов, в том числе и среди молодежи. По сравнению с другими регионами планеты, количество абортов в Западной Европе очень низкое, приблизительно 12 на 1000 женщин репродуктивного возраста» [1]. Одной из важнейших предпосылок этого является сексуальное воспитание.

Беларусь же является в первую очередь наследницей СССР, где для увеличения рождаемости время от времени вводились ограничения на аборты либо принимались поощрительные меры с целью увеличения коэффициентов рождаемости. Такое положение вещей отражало тот факт, что государство проводило политику вмешательства в личную жизнь людей, которые вынуждены были с этим мириться.

Так, с 1936 по 1955 год в БССР были запрещены аборты с целью увеличения прироста населения, однако этого не произошло. По данным ООН, если в 1965 году на 1000 жителей Беларуси приходилось 24,4 родившихся, в 1970 — 16,2, в 1985 — 16,5, а в 1990 г. их количество достигло только 13,9 человека. Демографический провал начала 1990-х в Беларуси был спровоцирован мерами по повышению рождаемости, которые предпринимались в Советском Союзе в 1980-х годах. Увеличение пособия и длительности отпуска по уходу за ребенком вызвали всплеск рождаемости, но это было не столько увеличение числа детей в абсолютном смысле, сколько сдвиг рождаемости.

Сегодня правительство Беларуси снова обеспокоено низкой рождаемостью, но не качеством жизни людей.

Оно пытается изменить репродуктивные установки населения (призывая "до 28 первого родить. Но надо же троих!"), но это противоречит Каирским документам, так как там звучат призывы к государствам сделать центром социальной политики не семью, а конкретных людей, т.е. женщин и мужчин с их особенными запросами, потребностями и правами.

Повышается ли социальный статус женщин в Беларуси?

Выстраивая политику заботы о семьях, воспитывающих двоих и более детей, государство игнорируют важность того факта, что должны разрабатываться и существовать меры для улучшения положения женщин и учета особых потребностей детей (и подростков). В таких мерах следует четко формулировать ссылки на принципы прав человека, включая свободный и осознанный выбор, недискриминацию, равноправный доступ к охране репродуктивного здоровья. Реализованные же в Беларуси национальные планы не имеют значимых социальных эффектов и не меняют традиционные гендерные роли и отношения. Существующая в Беларуси система мер по обеспечению и защите прав женщин в значительной степени отстает от нынешних экономических реалий.

Ситуация осложняется также отсутствием надлежащих механизмов привлечения к ответственности за дискриминационные действия в отношении женщин. В судебной практике очень мало прецедентов рассмотрения исков в связи с дискриминацией. Многие юристы не знают, какие нормы законодательства регулируют этот вопрос. Но опросы и исследования показывают, что 25—35% людей трудоспособного возраста сталкиваются с дискриминацией.

Примечательно, что отвечая на вопрос, почему в новом Законе «О государственных пособиях семьям, воспитывающим детей» (вступит в силу в 2013 году) снимаются надбавки для матерей-одиночек (в настоящее время женщине, которая одна воспитывает ребенка в возрасте до 1,5 лет, начисляется надбавка в размере 75% пособия, в возрасте от 1,5 лет до 3 лет - 40%) министр труда М. Щеткина пояснила, что размеры пособия не уменьшатся по сравнению с действующими, но в целом, «при рождении ребенка уповать только лишь на поддержку государства неправильно». Министр подчеркнула, что главным критерием должен быть уровень доходов семьи, а не категория, к которой она относится. Неполные семьи, которые по объективным причинам нуждаются в дополнительной помощи, могут получить поддержку через систему государственной адресной социальной помощи.

Можно сделать вывод, что политические меры, применяемые государством Беларусь, не адаптированы к интересам различных групп населения, особенно женщин.

Они не создают возможности для качественной занятости, то есть сочетания работы с семьей, как и для беспрепятственного возвращения на работу для матерей, не допускают возможности гибкого выбора в отношении стиля жизни, времени, уделяемого работе и семье. Эти меры рассчитаны на поддержание больших семей и полностью игнорируют бездетные пары и условия их существования.

Настоящее и будущее репродуктивных прав в Беларуси

В Беларуси аборты разрешены законодательством, установлены критерии и сроки прерывания беременности по желанию женщины (до 12 недель беременности), по медико–социальным (до 22 недель беременности) и медико–генетическим показаниям. С начала 90-х годов для прерывания нежеланной беременности в максимально ранние сроки начал широко внедряться метод вакуум–аспирации (или регуляции менструального цикла). C июля 2011 года в Беларуси выполняется медикаментозный аборт: этот вид прерывания беременности считается более бережным и менее травматичным, чем  хирургический. Все это отвечает  Конвенции  по искоренению всех форм дискриминации в отношении женщин (СЕDAW), ратифицированной в Беларуси.

По данным Министерства здравоохранения Беларуси, за последние 15 лет количество абортов в стране сократилось в 5 раз. Число абортов в Беларуси снизилось с 260,8 тыс. в 1990 году до 33,3 тыс. в 2010 г. Старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Российской Федерации, кандидат экономических наук Виктория Сакевич  утверждает, что «уровень абортов в стране снизился именно благодаря увеличению использования методов контрацепции; либо граждане Беларуси стали меньше заниматься сексом, что маловероятно». На 2010 год в Беларуси на 100 рождений пришелся 31 аборт, в 1990-м году эта цифра составляла 183,5.

«Для наших стран главный аргумент в пользу контрацепции - это возможность иметь желанных детей в те сроки, которые семья считает для себя оптимальными.

Желаемый размер семьи у нас – в среднем два ребенка, и он слабо зависит от каких-либо факторов. По данным российских исследований, наши женщины в случае незапланированной беременности (а она может случиться из-за сбоя контрацепции) больше склонны сделать аборт, чем рожать нежеланного ребенка» - говорит специалист.

Однако проблемой остается то, что искусственное прерывание беременности является основным методом регулирования рождаемости для подростков. И это, в первую очередь, связано не только с отсутствуем своих собственных денег у подростов, но и с отсутствием у них знаний и опыта.

У правительства Беларуси нет понимание того, что необходимо целенаправленно заниматься сексуальным просвещением и создавать специальные программы, которые должны начинаться до того, как подростки в массовом порядке вступают в сексуальные отношения. По точному замечанию профессора, доктора философских наук, академика Российской Академии образования Игоря Семеновича Кона, подростковая сексуальная активность не находится под контролем взрослых, и ее невозможно контролировать административно, поэтому и нужно дать подросткам необходимый объем информации, максимально убедительной для них, с тем, чтобы они могли избегать наиболее опасных, нежелательных последствий – нежелательной беременности, а также заболеваний, передающихся половым путем.

В последние несколько лет религиозные деятели пытаются влиять на законодательное регулирование права на аборт, то есть пересмотреть устоявшееся отношение к аборту, что, в свою очередь, свидетельствует о том, что в обществе происходят серьезные сдвиги в распределении власти. [2] И хотя и в Беларуси, и в России, аборт легализован, о нем по-прежнему говорят не на языке равноправия женщин, а на языке вынужденной необходимости. Государство же не в состоянии обеспечить надежные и экономически доступные средства контрацепции и научить подростков и взрослых ими пользоваться. Может ли оно в таком случае ограничивать право женщин на доступ к абортам как способ предотвращения рождения нежелательного ребенка?

Примечания

[1] См.  журнал  Всемирной организации здравоохранения “Entre nous” № 72, с. 8-9.
[2] См. Е. И. Гапова, Современная концепция репродуктивных прав, с. 40-47.

Фотографии взяты со страницы ФБ "Феміністична Офензива

Интернет-журнал "Новая Эўропа"

Ирина Соломатина, интернет-журнал "Новая Эўропа"