ООН с Союзом сестричеств БПЦ за гендерное равенство?

В прошлом месяце на официальном портале Беларусской православной церкви появилась информация о том, что подписан Меморандум о взаимопонимании между Союзом сестричеств милосердия БПЦ и Фондом ООН в области народонаселения (ЮНФПА). Это значит, что одна из структур БПЦ официально приступает к реализации проекта «Развитие национального потенциала РБ в целях противодействия домашнему насилию в условиях достижения гендерного равенства».

Напомним, что в Беларуси с июня 2012 по июнь 2015 года реализуются два проекта международной технической помощи «Повышение национального потенциала государства по противодействию домашнему насилию в РБ» и «Развитие национального потенциала РБ в целях противодействия домашнему насилию в условиях достижения гендерного равенства». Исполняющими агентствами являются МВД и Министерство труда и соцзащиты, партнерами – международные организации, министерства и ведомства, общественные объединения. Финансовую поддержку в объеме более 2 млн долларов оказывают Фонд ООН в области народонаселения (ЮНФПА), являющийся координатором проектов, Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) и Международная организация по миграции (MOM).

За последние годы между БПЦ и государством складываются явно партнерские и взаимовыгодные отношения, которые были закреплены в подписанном в 2003 году «Соглашении о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Беларусской православной церковью (2003 г.)». Именно в этом документе говорится о том, что развитие и укрепление сотрудничества Государства и Церкви отвечают интересам беларусского народа, поскольку предполагает тесную взаимосвязь партнеров в решении задач по духовно-нравственному совершенствованию общества и способствует совершенствованию договорно-правовой базы этого сотрудничества. Был также запущен ряд программ сотрудничества БПЦ с Министерством образования (2004–2006, 2007–2010, 2011–2014) и Национальной академией наук (2004). В июле 2012 года Союз сестричеств БПЦ подписал обязательства о том, что направит свою деятельность на усиление значимости и развитие потенциала религиозных организаций в решении проблем домашнего насилия и интеграции влияния религиозных организаций в существующие модели правовой и социальной поддержки.

На мероприятии, посвященном презентации вышеупомянутых международных проектов, представитель ООН/ЮНФПА в Беларуси Антониус Брук отметил: «Противодействие насилию в отношении женщин не следует рассматривать как нечто, что хорошо для женщин, но также как нечто, что хорошо для мужчин, потому что, по сути, именно они являются коренной причиной такого насилия.

Поэтому гендерное равенство является ключом к решению проблемы домашнего насилия в отношении женщин.

И правительства как Беларуси, так и других стран мира должны стать лидерами в этом деле».

Сложно не согласится в том, что насилие над женщинами напрямую связано с проблемами гендерного неравенства в Беларуси. Но то, что следует осмыслить в первую очередь, – это деятельность БПЦ в партнерстве с государством, направленную на «противодействие домашнему насилию в условиях достижения гендерного равенства». Этот вопрос и стал центральным в дискуссии гендерных исследовательниц и активисток инициативы «Креативная женская группа» Татьяны Щурко, Ольги Бурко и Ирины Соломатиной.

Кто должен заниматься проблемой домашнего насилия?

Татьяна Щурко: Православная церковь всё чаще вмешивается в работу различных социальных институтов, оказывая влияние на политику государства, особенно на гендерную политику. При этом игнорируется тот факт, что Республика Беларусь является светским государством. В Конституции гарантирована свобода вероисповедания, то есть закон защищает и право людей не быть верующими. БПЦ – это одна из институций, существующих на территории страны. Но есть и другие институции, в том числе и религиозные. И есть люди, которые в большей мере склонны относить себя к атеистам. Почему же из всего многообразия организаций, инициатив, образов жизни предпочтение отдается только БПЦ? Также не понятно, почему государство и фонды OOН в Беларуси идут по пути развития и укрепления сотрудничества именно с Православной церковью, а не с представителями других конфессий, либо с НГО и инициативами, которые работают с проблемой домашнего насилия? Странно также, что часть денег, выделенных на программу противодействия домашнему насилию, пойдет на подержание именно православного приюта. Ведь далеко не каждый человек готов идти в приют, который находится под патронажем Церкви. Церковь ориентирована в большей мере на усиление своего влияния и «рекрутирование паствы», на продвижение своих идей и именно поэтому вмешивается в пространство гендерной и социальной политики. По-видимому, Церковь претендует на закрепление своей идеологии не только как доминанты для верующих, но и вообще для всей страны.

Ирина Соломатина: Госчиновники постоянно рапортуют о том, что в Беларуси работают 45 кризисных комнат, действующих на базе территориальных центров социального обслуживания населения. Но обращаться туда беларусские женщины почему-то не хотят. Точнее, в январе–марте 2012 года в них временно проживало всего 33 человека. В 2011 году за помощью обратились 93 человека. Хотя статистика показывает, что проблема существует: в 2011 году было зарегистрировано 2,6 тыс. преступлений, совершенных в быту, а за пять месяцев 2012 года – 750. При этом, большинство случаев насилия не фиксируется. По данным национального исследования, проведенного в 2008 году, четыре из пяти женщин сталкивались с проявлениями психологического насилия в собственной семье, каждая четвертая страдает от физического насилия, 22 % испытывают экономическое и 13 % – сексуальное насилие в семье.

Заместитель министра труда и соцзащиты Игорь Старовойтов говорит о том, что женщины могут обратиться в кризисную комнату и находиться в ней до 10 дней, а также получить психологическую, юридическую и, при необходимости, материальную помощь. Однако Ольга Горбунова, председатель правления ОО «Радислава», как и Ирина Альховка, председатель правления МOO «Гендерные перспективы», обращают внимание на то, что территориальные центры при местных администрациях не справляются с поддержкой жертв насилия. Там невозможно на должном уровне обеспечить ни безопасность жертв, ни конфиденциальность, эти комнаты не приспособлены для ночлега и работают до 18:00. Следовательно, женщинам и детям, которые решаются уйти из дому после 18:00, некуда идти. Однако в нашей стране есть место, куда всё же можно обратиться и днем и ночью. Уже четыре года в Лиде (Гродненская область) при Союзе сестричества милосердия БПЦ успешно работает приют для женщин – жертв домашнего насилия. В 2011 году там было принято 185, в 2010-м – 96 жертв домашнего насилия. Приют располагается в квартире, которую снимают за деньги прихожан, пожертвованные церкви.
Следовательно, по результатам работы 45 кризисных комнат и одного приюта, организованного БПЦ, можно сделать вывод, что государство демонстрирует полную неспособность выполнить взятые на себя обязанности по социальному обслуживанию населения и оказанию людям востребованных ими услуг. Ну а раз так, то ЮНФПА решило сделать ставку на приют при БПЦ. Галина Десятова, руководитель группы управления проектами в Беларуси, заявила, что делается упор на поддержку кризисных комнат, так как эта модель считается устойчивее других, а именно устойчивость проектов – «основной вопрос для доноров». К слову, поддержание приюта для жертв насилия в Лиде обходится в 4 тыс. евро в год, это в основном аренда помещения, охрана, услуги связи для телефона доверия, заработная плата персоналу.
Но не смущает ли международных доноров, помогающих государству Беларусь справиться с проблемой домашнего насилия «в условиях достижения гендерного равенства», то обстоятельство, что приют, гарантирующий безопасность, анонимность, отсутствие бюрократии, находится именно под патронажем БПЦ? Ведь монашки и священники, при всем желании, не смогут решить проблем пострадавших женщин: они должны заниматься спасением душ, а не судебной и иной защитой. И не ведет ли это к подталкиванию женщин – жертв насилия, на фоне отсутствия альтернативы, к услугам православного приюта, призывающего жить по законам православия, по которым жить для некоторых женщин невозможно?

Как взаимодействуют Церковь и государство?

Ольга Бурко: Церковь и государство изначально преследуют различные цели и задачи. Церковь призвана содействовать верующим. Государство призвано контролировать то или иное общество. Но так ли это на самом деле? Не является ли церковь тем же инструментом, что и государство, а их сотрудничество служит прямым тому доказательством?

В целом, нужно разделять понятия «вера» и «церковь». Вера – это признание каких-либо убеждений, ценностей и правил как истины, где доказательства и логика имеют второстепенное значение. Церковь – это в первую очередь бизнес, где материальные средства и власть играют сегодня первостепенное значение. Здесь существует четкая иерархия, распределение ролей и наличие обязательных для исполнения законов. Церковь использует веру как возможность контролировать своих прихожан, установленные доктрины не должны подвергаться сомнению, потому что это «грех». Получается, что церковным правилам (в сравнении с государственными законами) гораздо сложнее не следовать или в них сомневаться – за счет того, что церковная истина основана на принципе «слепой веры».

Татьяна Щурко: Церковь активно продвигает религиозную доктрину, направленную на традиционные патриархатные ценности. Эти ценности призваны транслировать гендерное неравенство, так как тут четко задается, что такое «мужественность» и «женственность». В последние годы Церковь принимала участие во многих мероприятиях, которые якобы касались продвижения гендерного подхода, например, участвовала в конференциях в Академии наук и других институциях.

Ирина Соломатина: Согласна, по своему внутреннему устройству БПЦ, как и любая другая Церковь, является организацией строго иерархической и консервативной. Она веками хранила свою обособленность, действовала согласно вековой традиции, где закреплены социально-этические нормы, естественные для времени своего формирования. Следовательно, пребывая в рамках закосневшей «патриархальной» традиции, БПЦ ни при каких обстоятельствах не способна реагировать на «вызовы» современного, быстро меняющегося общества.

Но нынешняя реальность такова, что в поисках новой идеологической политики беларусское государство всё явственнее склоняется к партнерским отношениям с БПЦ с целью решения задач по «духовно-нравственному совершенствованию» общества. И БПЦ как раз отводится роль хранительницы нравственных и культурных ценностей беларусского народа. Взаимоотношения церкви и государства, усиление которых наблюдается в последние годы, могут иметь далеко идущие последствия.

Способна ли БПЦ содействовать утверждению гендерного равенства в Беларуси?

Татьяна Щурко: Как гендерная исследовательница я критически осмысливаю институт Церкви. При этом основными проблемными моментами для меня являются вопросы о том, как появились и появляются те или иные институции/учреждения, правила и нормы, насколько им можно доверять. Вслед за украинской исследовательницей Татьяной Журженко, мы можем наблюдать, что в большинстве постсоветских стран политические и социально-экономические трансформации сопровождаются возвратом традиционалистских ценностей и серьезными изменениями в официальной идеологии семьи и семейной политики. Другими словами, социальная значимость традиционных женских ролей – жены и матери – и семьи возрастает и культивируется. Соответственно, усиливаются позиции и Церкви, которая апеллирует к важности закрепления патриархатных ценностей, к абсолютизации и идеализации роли семьи и материнства как высших ценностей. Кроме того, в самой структуре и системе существования Церкви женский опыт явно нивелирован, женщины не имеют доступа к позициям, связанным с принятием решений и сферой управления. Более того, женщины сталкиваются с разнообразными предписаниями и ограничениями их поведения, например, менструальные табу, согласно которым женщина считается «нечистой» в определенные дни, или транслирование представлений о греховности и «вторичности» женщины – вследствие ее «происхождения» из ребра Адама и ответственности за первородный грех, ограничение доступа к преподаванию теологии и ведению службы и т. п.

Ирина Соломатина: Любопытно следующее высказывание протоиерея Олега Шульгина, руководителя социального отдела Минской епархии и духовника Союза сестричеств милосердия: «Человек задуман как совершенное творение, как образ и подобие Божие, и когда мы этот образ и подобие теряем, вот тогда и появляется гендерное неравенство. Если мы исправляем свою греховную составляющую, которая у нас есть, и этот образ восстанавливаем, тогда проявляется гендерное равенство. Таким образом, стремление к равенству – это дело Божественное». То есть протоиерей Олег Шульгин публично заявляет, что гендерное равенство возможно только после исправления своей «греховности» (т.е. инаковости) в лоне Церкви, так как дело это божественное. Такое мифотворчество с целью укрепления своей «мифологической» функции с позиции «партнера» государства в реализации проекта помощи «Развитие национального потенциала Беларуси в целях противодействия домашнему насилию в условиях достижения гендерного равенства» мало-помалу может привезти к тому, что БПЦ превратится в организацию, с которой государство будет считаться как с «единственно правильной религией», так как именно БПЦ отведена «роль хранительницы нравственных и культурных ценностей беларусского народа». Однако еще более страшно то, что оно может полностью делегировать БПЦ исполнение «Национального плана действий по обеспечению гендерного равенства».

Не будем забывать, что Беларусь является страной, в которой общество на настоящий момент не в состоянии прийти к согласию по важнейшим вопросам социально-политического устройства. Большинство населения не готово к усвоению демократических идей, на этом фоне БПЦ в качестве партнера государства и фондов ООН будет способствовать не гендерному равенству и поиску решения проблем домашнего насилия, а лишь дальнейшему углублению общественного раскола. Беларусские женщины, страдающие от насилия и вынужденные обращаться в церковные приюты, составляют большую долю электората, они не станут отворачиваться от мнения батюшек и монашек, для которых главным грехом является «инакомыслие». Но, видимо, именно это выгодно нынешней вертикали, которую опосредованно поддерживают сегодня и фонды ООН.

Интернет-журнала "Новая Эўропа"

Интернет-журнала "Новая Европа"