Семейная политика и гендерное равенство в Швеции

Наиболее важными компонентами семейной политики Швеции являются финансируемая государством служба ухода за детьми и родительский отпуск по уходу за ребёнком, то, что будет обсуждаться здесь. Эти меры, однако, также очень важны для гендерного равенства и того, какая именно семья будет поддерживаться.

В 1960-х годах в Швеции имела место дискуссия о том, должно ли правительство поддерживать труд женщин по уходу на дому наличным денежным пособием или расширением финансируемых государством детских садов, которые поддерживали бы занятость женщин. В то время различия между различными политическими партиями в Швеции по этому вопросу были не очень ясны, и даже внутри Социал-демократической партии, которая была доминирующей, и среди женщин социал-демократов мнения были различными.

Двумя важными аргументами в пользу наличных пособий по уходу были возможность выбора и равенство среди женщин. С пособием по уходу за ребёнком на дому даже женщины из рабочего класса могли выбрать труд по уходу в семье и быть матерью-домохозяйкой. Его можно было также рассматривать как содействие равенству между женщинами, поскольку средства от правительства получали бы не только женщины, пользовавшиеся субсидированными службами ухода за детьми, но также и те женщины, которые не использовали бы эти общественные услуги, а вместо этого получали бы пособие. Однако денежные выплаты по уходу за детьми дома для матери также означают поддержку традиционной семьи «мужчина зарабатывает/женщина ухаживает за детьми» и экономическую зависимость женщин от мужчин.

Те, кто выступал в защиту занятости матерей и модели семьи, где оба родителя имеют заработок, приводили доводы со старой феминистской точки зрения. Они считали, что женщинам нужны собственные деньги и зарплата, достаточно большая, чтобы быть в состоянии содержать себя, для того чтобы иметь определённое влияние в семье и в обществе. Правительство должно поддерживать занятость женщин, обеспечивая финансируемые государством центры по уходу за детьми высокого качества. Также и в этом случае возможность выбора и равенство были важными аргументами. Женщины могли бы выбирать трудовую деятельность, когда существовала бы финансируемая государством служба ухода за детьми вместо того, чтобы быть матерью-домохозяйкой. Это также способствовало бы дальнейшему равенству между женщинами и мужчинами, поскольку женщины так же как и мужчины могли захотеть быть кормильцами.

Однако к концу 1960-х и в начале 1970-х годов рекомендовалась третья альтернатива – семья, в которой двое зарабатывают и двое заботятся о детях. Эта альтернатива касалась не только женщин, но также и мужчин и представляла собой новое мышление. Гендерное равенство больше не было только женским вопросом, но также и мужским. Правительство должно было поддерживать не только занятость матерей, но также и обязанности отцов по уходу за своими детьми. Для того чтобы осуществить это, была необходима финансируемая государством служба ухода за детьми, но кроме того декретный отпуск матери должен был быть преобразован в родительский отпуск. Снова выбор и равенство были важными аргументами. Финансируемая государством служба ухода за детьми и родительский отпуск усилили бы гендерное равенство, поскольку затрагивалась бы и занятость, и труд по уходу, и это расширило бы выбор родителей, так как и отец и мать могли бы уходить в отпуск, когда родился ребёнок. Гендерное равенство концептуализировалось как основанное на сходстве, с новыми нормами и для женщин, и для мужчин. Целью этого вида гендерного равенства является не только более сильное положение женщин на рынке труда, но также и то, что мужчины должны брать на себя бо́льшую ответственность по уходу за детьми, то есть модель, где оба родителя не только зарабатывают, но также и оба заботятся о детях.

От длинных очередей в 1970-х до почти всех детей в финансируемой государством службе ухода сегодня

Законодательство

В контексте закладки в Швеции основания модели «двое зарабатывают/ двое занимаются детьми» в 1960-х и 1970-х годах финансируемая государством служба ухода за детьми составляла важную часть социальной инфраструктуры, которая должна была содействовать этой цели. В 1974 году центральное правительство приняло решение о всесторонней финансируемой государством программе социального обеспечения детей. Однако за обеспечение ухода за детьми ответственны муниципалитеты, и расширение системы социального обеспечения детей было медленным. Поскольку многие матери с детьми дошкольного возраста уже были на рынке труда, спрос на услуги ухода за детьми был очень высоким и намного больше, чем предложение. Это было одной из важных причин, почему в 1985 г. парламент решил, что все дети от 1,5 до 7 лет с работающими или учащимися родителями и дети, которые по различным причинам нуждаются в специальной поддержке для своего развития, должны иметь право на место в государственной службе социального обеспечения детей к 1991 году. И всё же увеличение числа мест в учреждениях по уходу за детьми по-прежнему было слишком медленным и далёким от того, чтобы все родители, желающие иметь место в государственной службе ухода за детьми, могли получить его. В 1995 г. снова было введено новое законодательство, по которому муниципалитеты были обязаны обеспечивать уход за детьми без необоснованной задержки (3-4 месяца) всем детям от 1 до 12 лет с работающими или обучающимися родителями и детям, нуждающимся в особой поддержке.

Муниципалитеты также обязаны предложить всем шестилеткам бесплатное место в дошкольном классе независимо от трудового статуса родителей в течение по меньшей мере 525 часов. Для детей участие добровольно. С 1991 года дети могут начать посещать школу в возрасте шести лет, но немногие дети делают это – приблизительно 3 процента в 2005 году. Обязательный школьный возраст – семь лет.

С начала 2000-х не только дети с работающими или учащимися родителями имеют право на место в финансируемой государством службе ухода за детьми, но также и дети с родителями, находящимися в родительском отпуске, или безработными родителями имеют право на место в такой службе по уходу. Это право касается 15 часов в неделю за плату. В то же время все 4- и 5-летние дети стали иметь право на бесплатные 525 часов дошкольной подготовки в год. То же самое также имеет место со всеми 3-летними детьми с 2010 года. Это означает, что финансируемое государством социальное обеспечение детей стало более универсальным с тех пор, как право на уход за детьми было расширено, охватывая новые категории детей, на место в службе ухода за ними, и делая по крайней мере часть дня в службе ухода бесплатной для новых категорий детей.

Регистрация

Более строгое законодательство наряду с мини-бэби-бумом около 1990 года привели к существенному повышению спроса на финансируемый государством уход за детьми. Несмотря на экономический кризис число детей в финансируемых государством учреждениях по уходу значительно возросло, однако доля детей увеличилась лишь немного в начале 1990-х. Но, как можно увидеть на рисунке 1, доля 2-, 3-, 4- и 5-летних детей, зарегистрированных в финансируемой государством системе ухода за детьми, увеличилась с 55-65 процентов в 1990 году до 91-97 процентов в 2009 г. Едва ли дети в возрасте до одного года числятся в финансируемой государством системе ухода, поскольку они растут дома с родителем, который находится в родительском отпуске. Это также верно для большой доли годовалых детей, так как родительский отпуск длится более 12 месяцев и может быть продлён на более длительный период времени.

Рисунок 1       Доля детей в возрасте от 1 года до 5 лет в финансируемой государством системе ухода за детьми (в %), 1990–2009 гг. Семейные дома дневного ухода за детьми включены в данные по уходу за детьми, но не обсуждаются отдельно. Число детей в семейных домах дневного ухода за детьми постоянно снижалось с конца 1980-х годов.

 

Источник: Шведское национальное агентство по вопросам образования (Сколверкет)

В 1990 году в государственных учреждениях по уходу за детьми была очень большая доля 6-летних детей (не включённая в диаграмму). Однако на протяжении 1990-х годов деятельность, осуществляемая для шестилеток, была включена в школьные мероприятия, дошкольный класс сам стал своего рода школой, и фактически все 6-летние дети ходят сегодня в дошкольные классы (95 процентов).

В то время как муниципалитеты несут правовую ответственность по обеспечению достаточного ухода за детьми со стороны государства, услуги по уходу за детьми могут также оказываться частными компаниями, церковными организациями, родительскими кооперативами, объединениями специалистов и т. п. Частные службы по уходу за детьми стали более распространёнными в 1990-х годах. В 2005 г. 17 % детей, зарегистрированных в системе дошкольного образования, посещали частное дошкольное учреждение. Немногим более одной трети этих детей посещали дошкольное учреждение, управляемое компанией, и немного меньше посещали родительский кооператив. Девять процентов детей, посещающих центр досуга, ходили в частный центр. Частные службы ухода за детьми наиболее распространены в больших городах и пригородных муниципалитетах. Но все эти различные формы организации ухода за детьми финансируются доходами от налогов – в дополнение ко взносам родителей – на тех же условиях, что и учреждения по уходу за детьми, управляемые муниципалитетами.

Качество ухода за детьми

Во время экономического кризиса в начале 1990-х муниципалитеты, как мы видели выше, не уменьшили расходы за счёт снижения числа или доли детей в финансируемых государством учреждениях по уходу за детьми. Вместо этого они могли попытаться сократить расходы на каждого ребёнка, что могло означать более низкое качество ухода за детьми. Хотя измерение качества ухода за детьми является нелёгкой задачей и не существует общего соглашения относительно того, как это должно делаться, есть ряд требований к качеству, указанных в Законе об образовании. В них описываются условия, необходимые для того, чтобы удовлетворить потребность детей в уходе и педагогической деятельности высокого качества. Среди прочего эти требования касаются количества детей на число сотрудников и размер группы.

В плане соотношения числа детей и числа сотрудников кажется, что качество с течением времени ухудшается. В 1990 году на одного сотрудника с полной занятостью в финансируемых государством дошкольных учреждениях было 4,4 ребёнка, в 1995 – 5,5. С тех пор это число немного уменьшилось, но оно по-прежнему выше, чем в 1990 г. и составляло 5,3 в 2009 году (см. Таблицу 1).

Размер группы является другим индикатором ресурсов и качества. Среднее число детей в группе также увеличилось: в среднем с менее чем 14 детей в 1990 г. до 16,7 в 1995 г. и 16,8 в 2009. Это означает, что и в отношении числа детей на штатную единицу, и в отношении количества детей в группе качество ухудшилось.

Таблица 1. Число детей на единицу персонала с полной занятостью и в группе в 1990-2009 гг.

Год

Число детей на годичного сотрудника

Количество детей в группе

1990

4,4

13,8

1995

5,5

16,7

1998

5,7

16,5

2000

5,4

 

2001

5,4

17,5

2002

5,3

17,4

2003

5,4

17,2

2004

5,4

17,2

2005

5,2

17,0

2006

5,1

16,7

2007

5,2

16,7

2008

5,3

16,9

2009

5,3

16,8

Источник: 1990-2005 Сколверкет 2006: 27 и 25; 2006 Сколверкет 2007: 19 и 31; 2007 Сколверкет 2008b: 21, 24, 34 и 36.

 Расходы на уход за детьми

Один из способов, с помощью которого муниципалитеты справлялись с финансовой ситуацией в 1990-х годах, состоял в том, чтобы попытаться не увеличивать расходы, увеличивая число детей на каждого сотрудника и в группе; другой был через увеличение доходов за счёт повышения платы за уход. Всё больше муниципалитетов также делали плату зависящей от дохода родителей: 75 процентов муниципалитетов в начале 1990-х и 90 процентов к концу десятилетия. В 1990 г. родители платили 10% общей суммы затрат на уход за детьми. К 2000 году эта доля возросла до 19 процентов.

Постоянно растущие расценки, большие различия в тарифах между муниципалитетами и устранение предельного эффекта ухода за детьми на доход родителей (матерей), то есть если расходы на уход за детьми увеличиваются, это могло бы повлиять на занятость и рабочее время женщин, были причинами того, почему центральное правительство ввело максимальный размер платы в 2002 году (Ниберг 2007). Максимальный размер платы означает, что взнос в дошкольном учреждении не может превышать 3 процента от налогооблагаемого дохода семьи за первого ребёнка, 2 процента за второго, 1 процент за третьего и ничего за четвёртого. Существует также абсолютный потолок для взноса (см. Таблицу 2). Для муниципалитетов введение максимальной платы было добровольным; однако сегодня все муниципалитеты применяют этот максимальный размер взноса.

Таблица 2: Взносы за месяц в финансируемых государством дошкольных учреждениях, 2005 г.

 

Процент налогооблагаемого дохода

Максимальный взнос в шведских кронах/евро

1-ый ребёнок

3%

1260/130

2-ой ребёнок

2%

840/86

3-ий ребёнок

1%

420/43

4-ый ребёнок

Нет взноса

 

Источник: IFAU 2006 стр. 9

Неравенство в доступе к уходу за детьми

Важной целью шведской государственной политики по уходу за детьми было гендерное равенство; другой целью было равенство среди детей и хорошее социальное и педагогическое воспитание для всех детей (SOU 1972:26, SOU 1972:27; Бергквист и др. 1999). В 1970-х и 1980-х годах финансируемый государством уход за детьми расширился, но до того, чтобы все дети могли найти в нём место, было далеко, а те, кто нашёл, были в основном семьями более высокого класса. В отличие от ситуации в первой половине двадцатого столетия, когда дети, находившиеся в учреждении по уходу за детьми, происходили из семей рабочего класса и часто имели матерей-одиночек.

Доля детей из рабочего класса, которые ходили в финансируемое государством дошкольное учреждение, увеличилась с 13 до 25 процентов, в то время как доля детей из более высокого класса служащих возросла с 16 до 54 процентов в когортах рождённых между 1966 и 1981 годом. Важное исключение из этого – матери-одиночки, детям которых отдавалось предпочтение в доступе к финансируемому государством уходу за детьми перед женатыми или сожительствующими родителями. Из когорты рождённых в 1966-69 гг., где наблюдалось наибольшее различие, почти 40 процентов детей матерей-одиночек были в учреждениях по уходу за детьми по сравнению с менее чем 10 процентами детей женатых или сожительствующих родителей.

Другие исследования подтверждают, что родители детей, которые в различных отношениях обеспечены лучше, были в состоянии обеспечить место в финансируемой государством службе ухода за детьми чаще, чем другие родители. Ранее, когда не все дети были в службах ухода, было обнаружено, что чем выше образовательный уровень родителей и родителей, родившихся в Швеции, тем чаще ребёнок ходит в дошкольное учреждение по сравнению с родителями с более низким образованием и родителями иностранного происхождения. Эти различия теперь почти исчезли с расширением финансируемого государством ухода за детьми, и почти все дети ходят в дошкольные учреждения. Всё же некоторые различия продолжают существовать. Дети родителей с университетским образованием проводят в учреждении по уходу за детьми примерно на три часа в неделю больше, чем дети, у родителей которых есть только девятилетнее обязательное школьное образование, и они также чаще посещают учреждения по уходу, которыми руководят родительские кооперативы. Дети у родителей лишь с базовым образованием, рождённых за пределами Швеции, и/или только с одним родителем менее часто регистрируются в родительских кооперативах.

Матери и отцы на рынке труда

Теперь позвольте нам рассмотреть, можем ли мы на общем уровне увидеть какую-либо связь между расширением финансируемого государством ухода за детьми и занятостью. Зачастую делается предположение, что расширение занятости матерей в Швеции более или менее было результатом интенсивной гендерной политики равенства и расширения финансируемой государством службы ухода за детьми. Однако я бы возразила, что более правильно описать порядок развития событий наоборот: сначала матери пошли на рынок труда, и это создало быстрорастущий спрос на общественную службу ухода за детьми. (Сравнительный анализ 16 стран с начала 1960-х до конца 1980-х показывает, что занятость женщин является важным определяющим фактором расширения услуг ухода за детьми после проверки других социальных, политических и исторических факторов государственной службы социального обеспечения (Губер и Стефенс 2000).

 В 1970 г. примерно половина матерей с детьми дошкольного возраста (0-6 лет) работала, в то время как только около 10 процентов детей были зарегистрированы в государственных учреждениях по уходу за детьми. Уход за детьми был в то время в значительной степени организован на неофициальном рынке.

С 1970 года уровень занятости матерей с детьми от 0 до 6 лет повысился примерно с 50 процентов приблизительно до 85 процентов в 1989 и 1990 годах, в то время как уровень занятости отцов был между 95 и 97 процентами (см. Рисунок 2). В течение этого же периода времени финансируемая государством служба ухода за детьми расширялась, хотя и слишком медленно по отношению к спросу на уход за детьми. В 1990 году в финансируемой государством службе ухода за детьми находилось 55-65 процентов детей в возрасте от 2 до 5 лет и около 35 процентов годовалых детей.

 Рисунок 2. Уровень занятости в % матерей и отцов с детьми в возрасте от 0 до 6 лет, 1970-2009 гг.

Источник: Статистика Швеции, исследования рабочей силы

В начале 1990-х в Швеции был очень тяжёлый экономический кризис, и уровень занятости матерей и отцов снизился. Эволюция уровня занятости матерей и отцов с тех пор была очень похожей, но на более низком уровне у матерей, чем у отцов. В 2009 году уровень занятости матерей составлял 78 процентов, а отцов 91 процент. В течение этого периода доля детей в финансируемой государством службе ухода за детьми увеличилась до 91-98 процентов среди 2-5-летних и почти до 50 процентов среди годовалых.

В 1970-х и 1980-х годах гендерное равенство и право женщин на труд были сильными аргументами за расширение общественной службы ухода за детьми. Но как можно объяснить постоянное расширение финансируемой государством службы ухода за детьми в 1990-х годах несмотря на снижающиеся показатели занятости матерей и расширение права на финансируемый государством уход за детьми в начале 2000-х для включения новых категорий детей? Главная причина этого заключается в том, что политическое обязательство относительно службы ухода за детьми было мотивировано не только гендерным равенством, но также и равенством среди детей и хорошим социальным и педагогическим воспитанием для всех детей. Так как всё большее число детей включалось в общественную службу ухода, внимание к поддержке развития детей и непрерывному обучению также возрастало. Терминология изменилась с «центров ухода за детьми», «дневного ухода» на «дошкольные учреждения», а в 1996 году ответственность за общественный уход за детьми была передана от Министерства по социальным делам и здравоохранения Министерству образования и науки, и был разработан специальный учебный план для детей в возрасте от года до пяти лет. Уход за детьми сегодня в большей степени рассматривается как образование и как права детей, нежели как право женщины (родителей). И всё же нельзя утверждать, что общественная служба ухода за детьми не важна для занятости и гендерного равенства женщин, она очень важна.

От декретного отпуска матерей к родительскому отпуску и “отцовским месяцам”

В то время как финансируемый государством уход за детьми был важным фундаментом для создания в Швеции модели «двое зарабатывают/двое занимаются детьми», другим существенным основанием было преобразование декретного отпуска матерей в родительский отпуск. Закон о декретном отпуске матерей был заменён законом о родительском отпуске в 1974 году, и он означал, что отпуск после рождения ребёнка больше не закреплялся за матерью, но мог также использоваться отцом. Однако отец мог передать своё право матери. В 1974 году родительский отпуск составлял 6 месяцев, но уже в 1975 он был продлён до 7 месяцев, а к 1990 г. родительский отпуск достиг 15 месяцев, и сегодня он составляет 16 месяцев (Родительский отпуск можно взять без выплаты родительского пособия, но есть сильная корреляция между отпуском и пособием. Здесь эти понятия используются так, как будто они совпадают)

Когда в 1974 году был введён родительский отпуск, родительское пособие составляло 90 процентов от заработка. В то же время это пособие стало налогооблагаемым и учитывалось, когда рассчитывались права на пенсию. Вследствие экономического кризиса в Швеции в 1990-х родительское пособие было снижено и с тех пор составляет 80 процентов, существует также потолок, за исключением 90 дней, которые оплачиваются по нижнему порогу минимального уровня единой тарифной ставки. Неработающие родители также получают гарантированную сумму, которая в 2010 году составляет около 18 евро в день или 540 евро в месяц и выплачивается из средств социального обеспечения. Это считается низкой суммой по сравнению со средней ежемесячной заработной платой для женщин, которая составляет около 2 350 евро.

Несмотря на то, что отцы с 1974 года получили право на родительский отпуск, они почти не использовали в то время эту возможность (Таблица 3). Однако с течением времени эта доля росла, и из общего числа претендентов на родительский отпуск доля отцов составляла 23 процента в 1985 г. и 44 процента в 2008. Хоть это и кажется довольно-таки равным в гендерном отношении разделением родительского отпуска, пропорция всех дней родительского пособия, использованных отцами, не столь впечатляющая. Отцовская доля дней родительского отпуска увеличилась с 0 процентов в 1974 году до 21 процента в 2008.

Таблица 3    Заявки на родительский отпуск от матерей и отцов (в % от всех претендентов)

 

Доля женщин и мужчин, претендующих на родительское пособие

Доля дней, за которые выплачивается родительское пособие женщинам и мужчинам

 

Женщины

Мужчины

Женщины

Мужчины

1974

100

0

100

0

1985

77

23

94

6

1995

72

28

91

9

2005

57

43

80

20

2008

56

44

79

21

Источник: Статистика Швеции 2008 стр. 44; 2008

Изменения в законодательстве, дающие отцам права на родительский отпуск, не были ответом на широкий спрос среди отцов, но была надежда, что отцы воспользуются своим новым правом. Однако, как уже было замечено, вскоре стало очевидно, что этого в крупных масштабах не происходит. Поэтому министр по социальным делам ввёл так называемый «отцовский месяц», чтобы поощрить отцов использовать своё право на родительское пособие. Первый отцовский месяц (и, соответственно, "материнский месяц") был введён в 1995 году; месяц родительского отпуска больше нельзя было передать другому родителю, что в реальности означало, что отец не мог передать этот месяц матери. В 2002 г. родительское пособие было увеличено ещё на месяц, и эти дни тоже нельзя передавать. Это означает, что, хотя использование этого права не является обязательным, в случае, когда родители хотят использовать все 16 месяцев родительского отпуска, каждый родитель должен взять по крайней мере 2 месяца.

Данные о днях родительского пособия сообщают нам об использовании дней родительского пособия за конкретный год. Однако было бы, возможно, более интересно исследовать это исходя из интересов ребёнка и особенно изучить, имело ли значение введение отцовского месяца в 1995 г. Есть некоторая информация о том, сколько дней родительского пособия использовали отцы на детей, рождённых в различные годы. Примерно 45 процентов отцов детей, родившихся в 1993 и 1994 годах, что было до введения отцовских месяцев, не использовали ни одного дня родительского пособия (см. Рисунок 3). Эта доля уменьшилась примерно до 11 процентов для детей, родившихся в 1995, 1996 и 1997 г. Доля отцов, взявших 30 дней или более, увеличилась с 35-36 до 71 процента.

 Рисунок 3: Доля отцов, взявших родительский отпуск, по году рождения ребёнка и количество дней (%), 1993-1997

Источник: оценка и подсчёт, 26 мая 2004 г.

Кроме введения первого отцовского месяца то же правительство, состоящее из либералов, правоцентристов и христианских демократов, также ввело в 1994 году наличное пособие на уход. Пособие выплачивалось на детей в возрасте от одного года до трёх лет. Родители могли использовать эти деньги на то, чтобы дать возможность одному родителю остаться дома, но они могли также использоваться для того, чтобы платить за службу ухода за детьми. После выборов, когда социал-демократы снова пришли к власти, они отменили наличное пособие на уход. Таким образом, оно действовало только около шести месяцев. Довод, выдвигаемый особенно женщинами социал-демократами, заключался в том, что наличное пособие на уход – это ловушка для женщин, и что оно поддерживает традиционную форму семьи. Теперь у власти снова правительство, состоящее из умеренных либералов, центристов и христианских демократов, и введено наличное пособие на уход. На сей раз муниципалитеты могут выбирать, вводить наличное пособие на уход или нет. Если муниципалитет решает ввести пособие, тогда родители в этом муниципалитете могут получать до 3 000 шведских крон (около 300 евро) в месяц при условии, что они не пользуются финансируемой государством службой ухода за детьми. Аргумент заключается в том, что пособие расширяет возможности выбора родителей. Это пособие было введено в июле 2008 г. Мы ещё не знаем, каков будет эффект. Но в августе 2009 года примерно одна треть муниципалитетов либо ввела наличное пособие на уход, либо планировала сделать это, и почти все из них – 93 муниципалитета или 97 процентов – управлялись партиями, которые находятся у власти на национальном уровне, и только двумя муниципалитетами или 2 процентами руководит социально-демократическая партия, левая партия или партия «зелёных» (Ниберг 2010). Похоже, что этим пособием будут пользоваться матери иностранного происхождения и женщины, у которых в целом скверные возможности на рынке труда.

Кроме того, Швеция должна была ввести обязательный неоплачиваемый декретный отпуск для матерей в результате решения, принятого ЕС. С 2000 года существует неоплачиваемый отпуск для матерей продолжительностью в 14 недель, из которых 2 недели являются обязательными (Сейчас идёт дискуссия об увеличении этого материнского отпуска до 18 недель, из которых 6 недель обязательны. Декретный отпуск должен полностью оплачиваться). Однако очень немногие люди знают, что в Швеции есть обязательный отпуск для матерей, и нет никакой информации, в какой степени этот отпуск используется (Симптоматично, что Агентство социального страхования Швеции не упоминает этот обязательный отпуск для матерей (возможно, потому что он не оплачивается).

Другой реформой, проведённой в июле 2008 года правительством либералов, правоцентристов и христианских демократов, является премия за гендерное равенство. В соответствии с ней родитель с самым низким доходом (обычно мать) будет получать налоговый вычет в размере не более 3000 шведских крон (около 300 евро) в месяц, когда он вернётся на работу полный рабочий день, а другой родитель (обычно отец) возьмёт родительский отпуск. Предполагается, что премия обеспечит стимул к более равному разделению родительского пособия, поможет сформировать сильную связь между ребёнком и обоими родителями, улучшит условия для равенства и сократит гендерный разрыв в выплатах. Каков будет результат этой меры, говорить слишком рано.

Родительское страхование поддерживает занятость женщин, но способствует ли оно также гендерному равенству, определить сложно. Долгий срок родительского отпуска, который в основном берут матери, является палкой о двух концах. Вопрос в том, когда родительский отпуск является "слишком длинным" или “слишком коротким”. Довольно длительный срок родительского отпуска – вероятно, не главная проблема, если мы рассматриваем только приложение женщин к рынку труда, пока есть право вернуться на работу. Это был первый важный шаг к более равноправному рынку труда путём повышения участия женщин в рабочей силе. Однако длительный период родительского отпуска, когда его берут только матери, является проблемой в отношении гендерной сегрегации на рынке труда и в заработной плате. В профессиях, где знания быстро устаревают, или где целью является карьера и повышения зарплаты, вероятно, нежелательно отсутствовать на работе в течение долгого времени и, таким образом, предпочтителен достаточно короткий период родительского отпуска. Но в то же время матерям нужно некоторое время, чтобы отдохнуть после рождения ребёнка, и, если они кормят грудью, быть рядом с ребёнком днём и ночью, по крайней мере в начале, когда ребёнка нужно кормить ночью. Традиционные модели семьи остаются, и женщины продолжают нести основную ответственность за дом и семью. Но в то же время экономическая поддержка при отсутствующем отце в качестве нормы больше не принимается в Швеции, что является одной из причин введения отцовских месяцев.

В конечном счёте проблема заключается не в длительности родительского отпуска самой по себе, а в том, что отцы могут выбирать, брать ли родительский отпуск или нет, так, как не могут матери. Хотя родительское страхование позволяет отцам отсутствовать на работе, чтобы заботиться о ребёнке, это всё же необязательно. Воздействие на рынок труда и на семью зависит от того, что решают отцы. До настоящего времени значительное большинство отцов в Швеции брали период родительского отпуска, который обязательно предназначен для них, в то время как бо́льшая "добровольная" часть бралась немногими отцами и практически всеми матерями. В этой ситуации есть недостатки. Один их них в том, что родительский отпуск, который должен быть разделён на усмотрение родителей, не срабатывает для установления границ для отцов таким же образом, как индивидуальное право, сохранённое за ними. Тогда выбор означает для отцов просто свободу выбрать оплачиваемую работу. Другой недостаток в том, что родительское страхование недостаточно привлекательно для мужчин в плане уровня компенсации дохода, причём всё менее привлекательно. Весьма сомнительно, что это развитие событий содействовало модели «двое работают/двое ухаживают за ребёнком», так как это означает не только долгое отсутствие для матерей на рынке труда, но также и длительные периоды присутствия дома. Чтобы достигнуть гендерного равенства в заботе о детях и домашних делах, требуются более фундаментальные изменения, чем родительский отпуск. В Швеции центр внимания должен переместиться на отцов, а одна из перемен должна была бы состоять в том, чтобы в большей степени индивидуализировать родительский отпуск и увеличить количество “отцовских месяцев”. Недавно введённая премия за гендерное равенство могла бы поощрить отцов в большей степени использовать родительский отпуск и тем самым поддержать модель «двое зарабатывают/двое заботятся о ребёнке», однако также недавно введённое наличное пособие на уход поддержит более традиционное разделение труда, где отец кормит семью, а мать ухаживает за ребёнком.

В начале 1970-х шведская политика начала содействовать модели «двое зарабатывают/ двое заботятся о ребёнке», которая означала не только поддержку занятости матерей через расширение финансируемой государством службы ухода за детьми, но также и поддержку отцов в уходе за их детьми путём преобразования декретного отпуска для матерей в родительский отпуск с целью содействия гендерному равенству.

Финансируемая государством служба ухода за детьми обычно рассматривается в качестве важного фактора, влияющего на уровень равенства полов на рынке труда и дома. Причина в том, что обычно матери остаются дома с ребёнком или сокращают рабочее время, если не могут найти приемлемые и возможные альтернативы родительскому уходу на протяжении полного рабочего дня. Финансируемая государством служба ухода за детьми очень важна, и поэтому на протяжении долгого времени женщины в целом, феминистские организации и политические деятели в Швеции требовали и боролись за финансируемую государством службу ухода за детьми. Многие женщины (и некоторые мужчины) в различных организационных учреждениях, не в последнюю очередь в политических партиях, приводили доводы в поддержку и продвигали финансируемый государством уход за детьми. Они добились успеха, и финансируемая государством дошкольная деятельность в Швеции с 1960-70 годов очень расширилась. Сегодня число мест, имеющихся для дошкольников, более или менее соответствует спросу.

Фото Терни Гирон (Tierney Gearon)

Однако матери вступили на рынок труда задолго до того, как стало достаточно финансируемых государством учреждений по уходу за детьми. По мере увеличения занятости матерей в 1970-80 годах расширялась общественная служба ухода за детьми. Однако служба ухода за детьми продолжала развиваться очень сильно и в 1990-е годы, несмотря на то, что это было период, когда занятость матерей снизилась главным образом в результате экономической рецессии. В 1990 году 55-65 процентов 2-5-летних детей были в общественной службе ухода, в то время как 85 процентов матерей работали; в 2009 году в общественной службе ухода были 91-98 процентов 2-5-летних детей, в то время как 78 процентов матерей были трудоустроены. Причина этого в том, что дошкольная деятельность традиционно воспринималась не только как имеющая функцию дать возможность родителям объединить родительские обязанности и работу, но также и посредством высококачественной педагогической деятельности способствовать обеспечению детей благоприятными условиями для роста. В то время как ранее делался акцент на гендерное равенство и содействие занятости матерей, сегодня финансируемая государством служба ухода за детьми рассматривается как право ребёнка и как важный аспект образовательной политики; в то же время она образует центральную часть социальной и семейной политики Швеции.

Другой важной стратегией согласования работы и семейной жизни в Швеции было выполнение закона о родительском отпуске. Родительский отпуск обычно рассматривается как мера содействия гендерному равенству, в том, что он способствует более длительному приложению рабочей силы среди женщин и содействует участию отцов в уходе за детьми. Однако, в то время как значительное родительское страхование мотивирует женщин с детьми и без в более высокой степени участвовать в рынке труда, оно также несёт в себе риск того, что родительский отпуск, когда его в основном выбирают матери, а не отцы кроме отцовских месяцев, будет способствовать сохранению и усилению неравенств, связанных с гендерной сегрегацией на рынке труда, разрывами в заработной плате представителей двух полов и основной ответственностью женщин за заботу о детях и домашний труд.

Были политические деятели, особенно в социально-демократической женской организации и в либеральной партии, которые начиная с 1970-х годов выступали за непередаваемое право для отцов на отпуск, когда рождается ребёнок. Именно либеральный министр по социальным делам в несоциал-демократическом правительстве ввёл в 1990-х годах первый так называемый “отцовский месяц”, к которому был добавлен второй месяц в начале 2000-х, введённый социал-демократическим правительством. Первые отцовские месяцы были результатом компромисса между несоциал-демократическими партиями в коалиционном правительстве. Либеральная партия получила свои отцовские месяцы, в то время как остальные три партии получили за это наличное пособие на уход. Хотя и нельзя сказать, что введение отцовского месяца является результатом мощного требования со стороны отцов, когда отцы действительно получают индивидуальное право на отпуск, они используют это право. Все политические партии в Швеции желают видеть, чтобы отцы использовали больше родительского отпуска, однако они не согласны в том, как этого нужно достигать.

Доклад был сделан на международной конференции «Права женщин и сбалансированная политика в области семьи, занятости и гендерного равенства: реальность и перспективы»

Минск, 2 декабря 2010 г. Бизнес-центр «Виктория», пр. Победителей, 59

ООН/ ЮНФПА в Беларуси

ООН/ ЮНФПА в Беларуси