«Иные» сексуальности в белорусской школе?

В 2002 году в Беларуси официально была принята Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10). Ее особенностью стало исключение гомосексуальности из списка болезней. Это формально депатологизировало гомосексуальность. Однако отразилось ли это на политике и установках государства в отношении «сексуальных меньшинств»?

После пресс-конференции Президента РБ А.Г.Лукашенко для российских СМИ (7 октября 2011г.) на этот вопрос можно ответить только отрицательно, так как из уст Президента прозвучало абсолютно гомофобное высказывание.

«Обиделся Вестервелле, что я там высказался, что я не приемлю … как это называется … этот гомо … не, мужик с мужиком - это что? Гомосексуализм [] Сикорский мне задает вопрос: «А вы, Александр Григорьевич, как относитесь к нетрадиционной ориентации?». Ну, я и начал рассуждать, что если лесбиянство, то мы, мужики, виноваты. Простительно, женщина с женщиной терпеть можно. Но, говорю, когда уже этот гомосексуализм, то это ужас. А Сикорский, Министр Польши, понял, ну вот: «А если вот как в России запретили этим ходить по улицам?». Говорю, я б не запрещал. Ну, на диво людям, где-то на окраине Минска, показали народу, что есть. Ну, с такой издевкой».

Такое высказывание похоже является отражением отношения официальных структур к теме «иных» сексуальных ориентаций. Причем, это проявляется не только в подобных высказываниях государственных работников, но и на уровне реализации различных аспектов политики страны.

В данном случае наибольший интерес представляет система образования, которая является важным компонентом государственной машины. Посредством воспитательного процесса происходит наиболее концентрированная и интенсивная передача определенных норм и установок, выстроенная в четкую и структурированную систему. На фоне либерализации в сексуальной сфере государство вынуждено включать в образовательный процесс элементы сексуального просвещения. Однако сексуальное образования призвано транслировать четкую норму – гетеросексуальность, как основание определенного гендерного порядка, который ориентирован на традиционные гендерные роли и институт семьи. Гетеросексуальность тут, понимается как политический институт, призванный легитимировать одни формы социальных и сексуальных отношений, и патологизировать, маргинализировать, табуировать другие.

Для того чтобы разобраться, каким образом в образовании представлена тема различных сексуальностей, я обратилась к специализированным белорусским изданиям для школ. В результате было отобрано 14 книг (изданных за период с 2002 по 2011г), в которых в той или иной мере представлена данная тема. Все издания относились к следующим направлениям воспитательного процесса: формирование здорового образа жизни и охрана репродуктивного здоровья учащихся (6 книг), половое воспитание (8 книг). Цель данной статьи состоит в реконструкции того, как в изданиях по воспитательной работе для школ представлены "иные сексуальности": гомосексуальность, бисексуальность и транссексуальность. Мое внимание также привлекли еще и «половые акцентуации» и «гермафродитизм». 

Как же происходит патологизация «иных» сексуальностей?

Появление слова «иные» на страницах отобранных пособий не случайно. Оно хорошо показывает, что есть норма – гетеросексуальность, а есть «иные», которые помещаются в специальные разделы и подробно описываются, следуя медицинской логике описания «болезни». А это значит, что:

во-первых, описание «иных» сексуальностей, кроме гетеросексуальной, чаще всего появляется лишь в небольших отдельных разделах, глоссариях и словарях в конце той или иной книги.

В основном в содержании книги приводится лишь гетеросексуальный вариант развития ребенка и его жизненного самоопределения.

«Родители должны понимать, что главная жизненная задача, на решение которой ориентирована сексуальность человека, - это создание и поддержание брачно-семейных отношений».[ii]

«Глобальным феноменом человеческой сексуальности является половой диморфизм (раздельнополость), проявляющийся в анатомо-физиологических и поведенческих различиях между мужчиной и женщиной и обеспечивающий процесс полового размножения».[iii]

Апеллирование к гетеросексуальности как норме осуществляет «скрытую»  патологизацию других сексуальных ориентаций. Получается, что тема «иных» сексуальностей не является важной линией воспитательного процесса, а предстает лишь как дополнительный материал. По типу познакомьтесь и такое бывает.

Кроме того, официальное исключение гомосексуальности из МКБ-10, повлияло на то, что в изданиях пусть очень мало, но появляются описания гомосексуальности и бисексуальности. То есть государство «не будучи в силах» признать и принять, выбирает стратегию частичного замалчивания и исключения. Транссексуальность и интерсексуальность, как «признанные» медициной патологии, появляются во всех отобранных изданиях, и разделы, посвященные им, намного большие по размеру. Более того, они чаще появляются в основном «теле» самой книги, в то время как гомосексуальность и бисексуальность чаще всего выносятся в «словарь» в конце книги.

во-вторых, в разделах, описывающих гомосексуальность, бисексуальность, транссексуальность и интерсексуальность постоянно используется медикалистская риторика и логика.

Медицинская логика патологизации какого-либо явления заключается в следующем: сначала ему присваивается имя или формируется даже целая группа категорий. Подробно описываются причины возникновения, особенности проявления симптомов и течения «болезни» (этиология и патогенез) и способы лечения. Все это можно в той или иной мере найти при описании «иных» сексуальностей. Как будто авторы книг «списывали» формулировки из медицинских, психолого-психиатрических справочников. Возможно, так оно и было?

-        Использование медицинской терминологии.

Во многих изданиях гомосексуальность и бисексуальность определяются через такие понятия как:

«наиболее грубые нарушения психосексуального развития»[iv], «половые извращения», «болезненные нарушения направленности полового влечения или способов его удовлетворения, когда отмечаются качественные изменения полового влечения»[v],  «проблема сексуальной ориентации»[vi], «нетрадиционная сексуальная ориентация»[vii] и т.п.

Заметим, что это формулировки в основном из достаточно новых изданий  (2008-2010 гг.).

Кроме того, используются такие медицинские категории как «гомосексуализм», «бисексуализм», «транссексуализм» и «гермафродитизм». О демедикализации феномена говорит и более широкое использование понятий «гомосексуальность», «бисексуальность», «транссексуальность», «интерсексуальность», которые находятся в равновесии с термином «гетеросексуальность». Но в изданиях ни разу не появляются более толерантные формулировки, только медицинские понятия. При этом используемые понятия обрастают огромным количеством синонимов, которые авторы изданий так списком и приводят:

«Гомосексуализм» – это «гомойофилия», «гомофилия», «гомоэротизм», «гомогендерная сексуальная ориентация», «инверсия сексуальная», «эквисексуализм».

«Мужской гомосексуализм» – «уранизм», «гей», «андрофилия» или «андромания»[viii], «педерастия», «мужеложество».

«Женский гомосексуализм» – «лесбианство», «лесбийская любовь», «сапфизм», «сафизм», «трибадия», «трибадизм».

«Бисексуализм» - это «инверсия амфигенная», «амбисексуализм»  или «амфисексуализм»[ix], «андрогинофилия».

Всякая сексуальность получает четкие описания, соответствующую терминологию и становится элементом системы, которая задает варианты ее существования. Французский философ Мишель Фуко писал, о том, что современная ситуация характеризуется дискурсивным взрывом, то есть переводом секса в дискурс, где важным становится не подавление, а упорядочивание, регулирование с помощью публичных дискурсов:

«Но главное – это умножение дискурсов о сексе в поле действия самой власти: институциональное побуждение к тому, чтобы о нем говорить, и говорить все больше и больше; настойчивость инстанций власти в том, чтобы слушать, как о нем говорят, и заставлять говорить его самого, явно все артикулируя и бесконечно накапливая детали».[x]

-        Обращение к медицинским и психолого-психиатрическим объяснительным концепциям.

 «Причем для развития полноценной личности мужчины или женщины весь этот путь нужно пройти без единого сбоя, что, к счастью удается большинству из нас. Можно только представить, какие проблемы в будущем таят в себе нарушения на каком-либо этапе развития человека, начиная с многочисленных генетических поломок (синдром Клайн-фельтера, Шерешевского-Тернера и т.п.), уродств наружных половых органов и проблем, связанных с неправильной половой дифференциацией мозга в виде трансексуализма, трансвестизма, трансролевого поведения и, по мнению некоторых специалистов, гомосексуализма».[xi]

Обращение именно к психолого-психиатрическому дискурсу характерно в случае гомосексуальности и бисексуальности. Это связано с тем, что причины их формирования видятся в большей мере в социально-психологических факторах, нежели в каких-то физиологических нарушениях. В отношении же транссексуальности и интерсексуальности преобладающими и практически единственными считаются именно биологические факторы, поэтому в их описании отсутствует какая либо моральная оценка. Психологический дискурс привлекается лишь для описания личности и образа жизни транссексуалов. В отношении интерсексуальности вообще не используется, так как интерсексуальность представляется как сугубо биологическое нарушение. 

**

Итак, что же транслируется подрастающему поколению? Установка на то, что желательная норма это гетеросексуальность, и лучше стараться избегать отклонений от заданной программы. Это оправдывает контроль на каждом этапе развития ребенка за формированием его личности. Недаром в белорусской школе функционирует социально-психологическая служба, имеется должность заместителя директора по воспитательной работы. С одной стороны, эти структуры призваны помогать ребенку в процессе обучения, так сказать, создавать условия для развития и самовыражения. Но с другой стороны, они также должны и отслеживать и контролировать его развитие, проводя, например, психологическое тестирование. Да и сам образовательный процесс должен транслировать необходимые ценности посредством учебников, например, истории, обществоведенья, литературы и т.п.

Есть ли в школе у детей шанс понять и принять разнообразие и вариативность человеческой жизни? Есть ли у них возможность понять и принять право каждого человека на личное самоопределение, свободу выбора? Причем, это касается не только сексуальности. Отказывая человеку в его праве на свободу выбора своей сексуальности, ему отказывают вообще в свободе самоопределения, кем быть, работать или не работать, иметь детей или не иметь и др. Репрессирование одного элемента всегда связано с всеобщим довлеющим характером всей системы в отношении разнообразных проявлений человеческой жизни. Поэтому борьба за право на свободный выбор своей сексуальности -  это борьба каждого человека за право в отношении сексуальной ориентации и гендерной идентичности, а не борьба отдельно взятой группы людей.  

Далее я бы хотела остановиться более подробно на каждой из представленных в изданиях «иных» сексуальностей.

Полоролевые акцентуации 

Появление данного понятия именно в разделах про сексуальность очень интересно. Так как «полоролевые акцентуации» напрямую не увязываются с какой-то сексуальной ориентацией, они считаются промежуточной формой между нормой и патологией и больше связаны с нарушениями в формировании полоролевой идентичности, что соответственно может сказываться на сексуальной ориентации, а может и нет. Выделение данного «нарушения» хорошо показывает, как устанавливается связь между сексуальностью и полоролевой идентификацией. Это значит, что только «настоящие» мужчины и женщины могут обладать «правильной» сексуальностью. К полоролевым акцентуациям относят так называемые «трансформации полоролевого поведения» и «гиперролевое поведение».   

-        Трансформация полоролевого поведения или кроссполовая акцентуация понимается как формирование полоролевого поведения, свойственного другому полу при правильном самосознании. Другими словами, это значит, что мальчики и девочки правильно осознают свою половую принадлежность, но ведут себя не так как предписано их полу.  Девочки слишком «маскулинны», а мальчики наоборот слишком «феминны»:

«Девочки играют в мальчишеские игры, дерутся наравне с ними, носят мужскую одежду, предпочитают мужские роли в художественной самодеятельности, выбирают мужские виды спорта и профессии. Мальчики растут «домашними», охотно помогают в ведении домашнего хозяйства, ухаживают за младшими детьми, с удовольствием посещают танцы, занятия музыкой и фигурное катание. У таких детей в период формирования психосексуальных ориентаций велика опасность формирования гомосексуальных влечений». [xii]

Соответственно девочки больше времени проводят в мужских компаниях, в то время как мальчики предпочитают женские группы. Считается, что это оказывает влияние на формирование гетеросексуального влечения и  соответствующих каждому полу черт. В общении с противоположным полом у них отсутствует сексуально-эротический акцент, что может вызвать проблемы в формировании гетеросексуальности. Получается, дети должны четко понимать, с кем нужно строить отношения «дружбы» (представители своего пола), а с кем «любви» (представители противоположного пола). Строить отношения «дружбы» с представителем противоположного пола это риск потерять свою гетеросексуальность.

Факторами риска возможного развития  кроссполовой акцентуации может стать неполная семья, или нарушения половых ролей в семье, например,  мать лидер, а подчиняемый отец и т.п. Таким образом, авторы изданий задают только один нормативный вариант существования семьи – гетеросексуальная семья, основанная на традиционном разделении ролей. То есть женщина в семье не должна быть властной, а мужчина – «подчиняемым», следовательно ориентация на «правильный» тип семьи становится залогом воспитания детей.

Так есть ли у нас свобода выбора? Могу ли я как женщина создать «нормальную» семью обладая лидерскими качествами? Или я должна подавить их в угоду выполнения этого правила? Может ли мужчина быть неактивным, если это свойственно его характеру? Или он должен заставлять себя быть другим, пытаясь соответствовать образу сильного и решительного? Получается, все люди не до конца вписывающиеся в традиционные рамки мужественности и женственности рискуют воспитать «неправильного» ребенка – гомосексуала или бисексуала?

-        Гиперролевое поведение связано, наоборот, с заострением черт, характерных для своего пола. Так, вариантами гиперролевого поведения являются гипермаскулинное или гиперфеминное поведение. Это когда девочки излишне женственны, а мальчики излишне мужественны. Считается, что фоном здесь также выступают нарушения дифференциаций мозга, хотя гораздо большее значение имеют нормы микросоциальной среды к маскулинному и фемининному поведению.

**

Таким образом, «истинная» мужественность и женственность становятся очень сложными понятиями, так как требуют избегания крайностей и сильных отклонений в ту или иную стороны. Формируется некое «прокрустово ложе», которое акцентирует внимание на усредненном варианте. Такой подход всегда патологизирует тех, кто не подподает под такие четкие критерии нормативности и усредненности.

Гомосексуальность 

В большинстве изданий гомосексуальность подвергается «скрытой» патологизации, то есть большинство формулировок сочетают в себе либеральный и традиционалистский дискурсы. Либеральная риторика проявляется в том, что во всех изданиях отмечается, что гомосексуальность была исключена из МКБ-10 и не является патологией. Патологией признается лишь случай, когда индивид не согласен с гомосексуальной направленностью своего влечения, обеспокоен этим и желает изменить его на гетеросексуальное.

«В связи с тем, что гомосексуализм отличается от гетеросексуализма лишь направленностью полового влечения, при сохранности эмоциональных и сексуальных связей ВОЗ исключила гомосексуализм из перечня заболеваний, и от всего гомосексуализма оставлена лишь так называемая эго-дистоническая сексуальная ориентация – «половая идентификация или сексуальное предпочтение не вызывает сомнений, но индивид желает, чтобы они были иными».  Иными словами, патологией признается случай, когда индивид не согласен с гомосексуальной направленностью своего влечения, обеспокоен этим и желает изменить его на гетеросексуальное».[xiii]

Однако, как мы уже отмечали, внешне либеральный дискурс, основывается на внутреннем традиционалистском контенте, который проявляется в следовании медикалистской риторике, то есть использовании понятий «гомосексуализм» вместо гомосексуальность, а также в обращении к откровенно патологизирующим формулировкам.

«Гомосексуализм – это половое влечение к лицам своего пола.  Известно, что гомосексуальное предпочтение в развитых странах имеют около 3% женщин и 6% мужчин. Ранее гомосексуальные отношения расценивались как половая распущенность, и соответственно этому сформировалось крайне негативное мнение о гомосексуалах. В последние годы в цивилизованных обществах неприязненное отношение к ним постепенно меняется на понимание этого состояния как болезни. Законодательством нашей страны также как и всех европейских стран, за гомосексуальную связь взрослые не преследуются». [xiv]

В энциклопедии «Современная сексология» 2008 года в статье «Гомосексуализм» подробно описываются причины гомосексуальности, и, как и везде, основная причина видится в социально-психологических факторах. Указывается, что «гомосексуализм» исключен из МКБ-10. Но при этом статья заканчивается следующим абзацем:

«К числу важнейших мероприятий по психогигиене пола у детей и подростков, которые способствуют становлению гетеросексуальности, относятся: предупреждение нарушений внутриутробного развития плода, формирование у ребенка половой идентичности, предполагающей единство полового самосознания и ролевого поведения; выявление и медико-психологическая коррекция искажений психосексуального развития на его ранних этапах; правильное полоролевое воспитание, направленное на ознакомление детей с половыми различиями и особенностями маскулинного и феминного поведения; обучение общению со сверстниками (в том числе гетеросексуальному); предупреждение растления и совращения детей и подростков».[xv]

Получается, все-таки нужно воспитывать гетеросексуальность. Указаны даже конкретные мероприятия, как это необходимо делать. Подобные формулировки очень четко показывают, что «гетеросексуальность» в понятиях общества это социальный конструкт и политический инструмент, который призван поддерживать традиционное властное разделение людей по признаку пола. 

Бисексуальность 

Информация по данной сексуальности дана в очень сжатой форме:

«Бисексуализм – половое влечение к лицам обоего пола. Как правило, такие сексуальные контакты являются признаком психосексуальной незрелости и рано или поздно бисексуал отдает предпочтение в выборе партнера определенного пола». [xvi]

Таким образом, в изданиях задается континуум, дихотомия гетеросексуальность – гомосексуальность, которые противопоставлены друг другу. Бисексуальность же – это не самостоятельное явление, а промежуточный вариант на пути либо в одну, либо в другую сторону. Бисексуальность предстает как состояние неопределённости. Так в изданиях выделяется три ее варианта или типа:

  1. бисексуальность как эксперимент на этапе психосексуальных ориентаций, когда подросток еще не определил свои эротические предпочтения (считается, что этот выбор делается до 14-15-летнего возраста);
  2. бисексуальность как чередование гетеро- и гомосексуальных контактов, чтобы скрыть настоящую ориентацию, в основе чего лежат разнообразные причины:

«В основе их лежит попытка «вылечиться» при близости с лицом другого пола (хотя истинного влечения, а тем более эмоционального удовлетворения здесь нет), либо половые контакты с лицом своего пола как своеобразный вид проституции, а влечение существует к лицам другого пола». [xvii]

  1. ситуационная бисексуальность в местах вынужденной половой разделенности (тюрьма и т.п.).

Ни один из этих типов не определяет бисексуальность как самостоятельное явление, как абсолютно автономную сексуальную ориентацию. Только в одном издании предлагается выделять отдельный тип бисексуальности как явления «потери» категории пола и сконцентрированности на удовлетворении собственных чувственных желаний:

«Бисексуализм как следствие равнодушия к полу партнера. Особенно ярко это выражено у любителей группового секса, когда фетишем выступает лишь собственный оргазм вне зависимости от пола сексуального партнера».[xviii]

Но эта формулировка объясняет бисексуальность явлениями эгоизма или какими-то специфическими сексуальными предпочтениями. В отличие от определений гомосексуальности, в анализируемых изданиях, даже не допускается мысль, что бисексуалы могут вступать в серьезные отношения, ощущая себя именно бисексуалами. Считается, что серьезные отношения с человеком того или иного пола и становится их самоопределением, либо как гомосексуалов либо как гетеросексуалов. 

Транссексуальность и интерсексуальность как «сугубо» биологические патологии 

Во всех изданиях воспроизводится одно и то же определение транссексуальности:

«Транссексуализм - стойкое осознание своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильное (соответствующее генетическому полу) формирование гонад, урогенитального тракта и вторичных половых признаков. Несмотря на правильный пол, воспитание, грубые нарушения половой дифференциации мозга приводят к искажению аутоидентификации и принадлежности к надлежащему полу. Уже на этапе формирования полового самосознания дети называют себя именами противоположного пола, добиваются права носить соответствующую одежду, выбирают товарищей по играм из числа лиц, противоположного пола. В последующем, в полоролевых играх, такие дети выбирают роли, характерные для избранного пола (отец, мать, командир, невеста). Крайне болезненно воспринимают появление вторичных половых признаков (девочки прибегают к бинтованию груди), особенный негативизм вызывают менструации и поллюции. Мастурбируют такие дети значительно реже, чем среднестатистический ребенок их возраста, свои гениталии они воспринимают как «чужеродные», в ряде случаев решаясь на самооскопление (мальчики). Первая и последующие влюбленности, как правило, направлены исключительно на лица одного с ними генетического пола, причем в ласках многие из них не разрешают дотрагиваться партнеру до их гениталий и полностью не обнажаются. Собственный оргазм не имеет большого значения, так как все действия направлены на максимальное удовлетворение избранника любви».[xix]

Транссексуальность до сих пор внесена в международную классификацию болезней, поэтому считается патологией. Соответственно, в книгах она определяется через такие понятия как:

«девиация психосексуального развития», «нарушение полового самосознания», «извращение полового самосознания», «нарушение половой идентификации».

Тем самым воспроизводится «патологизирующий» дискурс, где транссексуальность описывается как болезнь, не зависящая от воли самого транссексуала и его социального окружения. Тут отсутствуют негативные коннотации, доминирует без оценочный дискурс медицинского описания болезни, которая связана с сугубо биологическими причинами, и не нуждается в социальном одобрении или не одобрении. Основным методом «лечения» выступает создание условий для реализации каждым желающим права на коррекцию пола – хирургическую операцию по смене пола. За подобными формулировками трудно увидеть конкретного человека, с его самоощущениями. Человек предстает как носитель той или иной болезни, не имеющий воли.    

«Гермафродитизм» в книгах относится к категории болезней половых органов, и обозначает наличие у одного индивида признаков мужского и женского пола одновременно. При этом различают истинный «гермафродитизм» и ложный:

Истинный гермафродитизм - у одного человека имеются одновременно половые железы двух полов, объединенные в одну половую железу или существующие раздельно яичник и яичко.

Ложный гермафродитизм – у человека половые железы и внутренние половые органы – одного пола, а наружные – другого.

Следует отметить, что, как и в случае с транссексуальностью, явная патологизация интерсексуальности как биологической болезни снимает во многом социальные оценки. Поэтому дискурс интерсексуальности, осмысленной через понятие «гермафродитизм», сугубо медицинский, и носящий, в большей мере, справочный характер, нежели аналитический. Раздел, посвященный «гермафродитизму» скорее призван ознакомить учащихся с неким явлением, определив его как болезнь, которая требует определённого лечения и медицинского вмешательства. Этот дискурс достаточно традиционный для медицинской риторики, в которой за понятием стоит болезнь, а не человек. Режим гетеросексуальности, на который опирается вся социальная система и к которому в частности апеллирует медицина, требует решать вопрос с «гермафродитизмом» в сторону выбора определённого пола. Традиционная медицина не допускает вариантов существования человека, сочетающего в себе биологические признаки обоих полов. Человек всегда должен определиться, и этот выбор либо делают родители, при рождении интерсексуального ребенка, либо сам интерсексуал. Если же этот выбор не делается, то такие люди стигматизируются в обществе и отвергаются. 

Заключение 

Итак, воспитательный процесс в системе образования строится на тенденциях, которые могут быть обозначены как:

гетеросексизм - система взглядов и убеждений, основанная на идеях о гетеронормативности и превосходстве гетеросексуалов как представителей единственной естественной и морально и социально приемлемой форме сексуальности человека;

гетероцентризм - принятое как факт допущение, что каждый из людей является гетеросексуалом. 

Соответственно «сексуальное воспитание» это воспитание гетеросексуальности, сопровождаемое воспитанием «правильного» гендера. Дискурс «иных» сексуальностей появляется только в разделах нарушений, с активным привлечением медикалистской риторики. Патологией считаются транссексуальность и интерсексуальность. В то время как гомосексуальность/ бисексуальность, с одной стороны декларируются не как патология в связи с исключением этих понятий из международной классификации болезней. Но, с другой стороны, описываются зачастую в категориях ассоциативно связанных с понятиями «патологии» и «болезни», а также помещаются в разделы девиаций/ инверсий и т.п. При этом следует отметить, что большему социальному осуждению подвергаются лишь гомосексуальность и бисексуальность, так как они не являются следствиями биологической болезни, и скорее воспринимаются как социальная «патология». Таким образом, происходит игнорирование голоса не гетеросексуальных гендеров, то есть установление гендерной цензуры. Это проявляется также в игнорировании голосов носителей эгалитарных гетеросексуальных гендеров, не вписывающихся в рамки нормативной гендерной матрицы. Гетеросексуальные гендеры, чье поведение не соответствует социально желательному для данного гендера, также патологизируются через появление в дискурсе понятий «нарушение стереотипа полоролевого поведения» или «полоролевые акцентуации». 


[ii] Педагогика и психология семейного воспитания / Под ред. М.П.Осиповой. Мн.: ИВЦ Минфина, 2008. С.38.

[iii] Алексеев, Б.Е., Доморацкий В.А. Ювенильная сексология: руководство для специалистов молодежных клиник. Мн.: В.И.З.А. ГРУПП, 2009. С.5.

[iv] Как сохранить репродуктивное здоровье. Под ред. Е.М.Русаковой. Мн.: Современная школа, 2008. C.121.

[v] Половое воспитание подростков и профилактика инфекций, передаваемых половым путем / О.В.Панкратов и др. Мн.: БелМАПО, 2010. C.47.

[vi] Капустин, Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009. С.261.

[vii] Кузнецов, М.Т. Жить по любви: амурология в демографии. Мн.: Право и экономика, 2009. С.146.

[viii] Андрофилия (андромания) – сексуальное влечение к мужчинам половозрелого возраста. Варианты: а) гомосексуальное влечение к половозрелым (взрослым) мужчинам; б) стремление женщин к половому сближению с новыми мужчинами // Капустин, Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009. С.285.

[ix] Амбисексуализм (амфисексуализм)- разновидность бисексуализма, при которой пол сексуального партнера не имеет значения, и используются любые возможности для вступления с ним в интимные отношения; полное безразличие к полу, личности, внешнему виду, возрасту и т.п. сексуального партнера // Капустин, Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009. С.284.

[x] Фуко, М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. Пер. с франц. М.: Касталь, 1996. С.113.

[xi] Капустин, Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009. С.14.

[xii] Консультирование подростков и молодежи по вопросам репродуктивного здоровья: пособие для врачей и среднего медицинского персонала / Н.Е.Акола [и др.]. Мн.: АЛЬТИОРА – ЖИВЫЕ КРАСКИ, 2011. С.213.

[xiii] Капустин, Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009.С.259.

[xiv] Как сохранить репродуктивное здоровье. Под ред. Е.М.Русаковой. Мн.: Современная школа, 2008. C.121.

[xv] Современная сексология: энциклопедия. Под общей ред. В.А.Доморацкого. Мн.: Беларус. энцыклапедыя імя П.Броўкі, 2008. С.91.

[xvi] Как сохранить репродуктивное здоровье. Под ред. Е.М.Русаковой. Мн.: Современная школа, 2008. C.121.

[xvii] Капустин, Д.З. Основной инстинкт. Уроки сексуальной грамотности. Мн.: МЕТ, 2009. С.261.

[xviii] Там же, С.261.

[xix] Консультирование подростков и молодежи по вопросам репродуктивного здоровья: пособие для врачей и среднего медицинского персонала / Н.Е.Акола [и др.]. Мн.: АЛЬТИОРА – ЖИВЫЕ КРАСКИ, 2011.С.213.

Татьяна Щурко, магистр социологии по гендерным исследованиям