Беларусская православная церковь наступает!

8 марта 2012 года в Киеве прошел феминистический марш, который, с одной стороны, был призван напомнить о политическом смысле 8 марта. Однако, с другой стороны, в этом году ключевая тема марша нашла выражение в лозунге:

«Церкви и государству – время жить раздельно».

Организаторы акции озвучили существующую в стране проблему симбиоза этих двух структур. Государство поддерживает патриархатную идеологию и допускает влияние церкви на социальную политику, апеллируя к понятию христианских ценностей, так что «налог на бездетность, запрет женщинам совершать искусственное оплодотворение после 49 лет, запрет абортов и многие другие угрозы – все это станет реальностью, если мы не начнем действовать».

В Беларуси также впору задуматься о «связи» государства и церкви. Православная церковь все чаще начинает вмешиваться в работу различных социальных институтов, пытается оказывать влияние на политику государства, особенно в гендерном плане.

Однако Республика Беларусь является светским государством. Конституция гарантирует свободу вероисповедания, тем самым защищая право людей быть неверующими.

В Кодексе об образовании гарантируется невмешательство религии и церкви в процессы обучения и воспитания.

Тем не менее, что мы имеем на практике? Действительно ли Беларусская православная церковь (БПЦ) не оказывает значимого влияния на государственную политику в стране?

Государство и церковь договорились о сотрудничестве

Уже в 2003 году было подписано Соглашение о сотрудничестве между Республикой Беларусь и БПЦ. Таким образом, государство легитимировало роль и статус Церкви в стране, обозначив ее как один «из важнейших социальных институтов, чей исторический опыт, духовный потенциал и многовековое культурное наследие оказали в прошлом и оказывают в настоящем существенное влияние на формирование духовных, культурных и национальных традиций белорусского народа»(статья 1 Соглашения).
Подобное признание Церкви соотносится с общей установкой государства на традиционную патриархатную модель устройства общества. Соответственно, государство и Церковь, ссылаясь на понятия традиций народа и христианских ценностей, находят друг в друге действенных партнеров. Из этого следует, что государство поддерживает (в лице религиозных институтов) неравномерное распределение властных ресурсов между полами и способствует их удержанию в системе властных отношений и социальной иерархии.
Закономерным результатом Соглашения становится проведение ряда мероприятий, которые призваны еще больше подчеркнуть роль и статус БПЦ в стране. Так, например, 15 марта 2012 года на базе Национальной академии наук прошел круглый стол «Религиозный фактор национальной безопасности Беларуси», на котором БПЦ в лице руководителя направления по защите материнства и семейных ценностей Минской епархии иерея Дмитрия Гриценко выразила свою позицию в отношении направления гендерной политики в стране: "Сегодня в России уже бурно ведутся, а у нас только начинаются обсуждения нового для нас понятия — гендерное равенство."

Конечно, не надо быть пророком, чтобы понять, что здесь речь идет об узаконивании однополых греховных связей…

В сложившейся ситуации БПЦ не может оставаться в стороне от дискуссии, она не должна позволить законодателям принять подобное решение».
Подобное высказывание иерея выглядит достаточно странно на фоне проводимой в стране уже с 1996 года гендерной политики. Или, возможно, это связано с тем, что именно в 2011 году в правительстве более активно стали обсуждать возможность принятия Закона о гендерном равенстве? В любом случае государство сотрудничает с институцией, которая негативно настроена или вообще не понимает, что такое «гендерная политика» и «гендерное равенство».
В ходе круглого стола было также обозначено, что БПЦ нацелена на усиление своего влияния на государственную политику:«Андрей Алешко, заведующий юридической службой Белорусской Православной Церкви, отметил, что принцип "Церковь, религия отделена от государства" в настоящее время исключен из белорусского законодательства и существует лишь как стереотип в сознании некоторых граждан. И возможности сотрудничества, в том числе в преодолении демографического кризиса, необходимо использовать на 100 процентов».
Получается, БПЦ не собирается сдавать свои позиции на государственном уровне, а даже, наоборот, намерена усиливать их, при этом активно продвигая религиозную доктрину, направленную на традиционные патриархатные ценности. Эти ценности призваны транслировать гендерное не-равенство, четко задавая представления о «мужественности» и «женственности».

Обучение и воспитание с опорой на «христианские традиции»

В отношении сферы образования БПЦ очень четко определила свои цели и претензии: «С православной точки зрения желательно, чтобы вся система образования была построена на религиозных началах и основана на христианских ценностях».
Стало быть, именно для реализации этой глобальной цели БПЦ инициирует программы сотрудничества с Министерством образования, которых на настоящий момент принято уже три: на 2004–2006. В 2004 году подписана Программа сотрудничества Национальной академии наук и БПЦ, цель которой состоит в«содействии укреплению духовно-нравственных основ нашего общества».
Наиболее странным выглядит то, что одной из задач программы является «формирование общественного мнения о глубокой взаимосвязи науки и религии». 25 ноября 2011 года в Минске при содействии Национальной академии наук и Беларусского экзархата прошел круглый стол «Христианские ценности как фактор духовно-нравственного развития современного человека», направленный на решение этой задачи.
Таким образом, БПЦ, не имея пока легитимных рычагов влияния на законотворческую деятельность, обращается к аудитории, – имеется в виду сфера образования, – посредством которой можно успешно транслировать свои представления и мировоззрение подрастающему поколению. И в этом Церковь находит всемерную поддержку со стороны государства.
В частности, последняя программа сотрудничества БПЦ и Минобразования содержит в качестве одного из ключевых компонентов необходимость обеспечения «духовно-нравственного воспитания учащихся на православных традициях белорусского народа». Данное направление предполагает издание специальных научно-методических пособий для педагогов для осуществления в рамках воспитательного компонента, например, школы, подобного«духовно-нравственного воспитания». Оно должно, по задумке авторов, включать в себя «проведение совместных мероприятий по гендерному и семейному воспитанию молодежи на основе христианских ценностей». Однако как будут сочетаться христианские ценности и гендерный подход, направленный в сфере образования на освобождение учебно-воспитательного процесса и школьной среды от наиболее жестких стереотипов, на расширение образовательного пространства для проявления индивидуальности и развития личности каждого ученика/ученицы, воспитание их в духе равноправного (эгалитарного) партнерства женщин и мужчин во всех сферах жизнедеятельности [1]?
Кроме того, в программе подчеркивается важность работы в направлении определения и транслирования «роли Православной Церкви в формировании духовных, культурно-исторических отечественных традиций». Почему происходит увязывание традиций народа и православных ценностей? Ведь установление подобной связи между «христианскими ценностями» и традициями народа усиливают позиции Церкви, приводя к смешению и взаимоподмене понятий, когда уже за традициями народа мыслятся «христианские ценности», и наоборот.

Это прямые отсылки к созданию дискурсивного образа Беларуси как «религиозного государства», опирающегося на традиции Православной церкви и христианские ценности.

В любом случае очень показательным является момент легитимного вмешательства института Церкви в дела светской организации – сферы образования. Подобное сотрудничество БПЦ и государства усиливает «традиционализм». И если сейчас актуальным является возрождение религии, то это является прямой отсылкой к женским обязанностям.

Здравоохранение

В 2004 году была также подписана программа сотрудничества Министерства Здравоохранения и БПЦ, которая легитимирует вмешательство Церкви в сферу здоровья человека. 16 декабря 2011 года в Минске Министерство здравоохранения и Беларусский экзархат провели международную конференцию «Демографическая безопасность и современные технологии сбережения репродуктивного здоровья». Основные доклады на конференции были направлены на трансляцию семейных ценностей, многодетного материнства, пропаганду рождаемости и сокращения абортов и использование контрацепции в семейных парах («контрацептивы изменяют физиологию, чтобы сделать супружескую близость бесплодной», «раннеабортивные противозачаточные средства (гормональные таблетки, спирали) неприемлемы морально»). Главный акушер-гинеколог отдела медицинской помощи матерям и детям Министерства здравоохранения заявил о необходимости продвижения проекта, имеющего целью «общественный мораторий на аборты».
Показательно, что в дискуссию с БПЦ о репродуктивном здоровье включились не просто ученые и специалисты, а чиновники от медицины, которые впоследствии будут принимать участие или оказывать влияние на принятие тех или иных законопроектов. И вместо того, чтобы, используя статистику по абортам, наконец-то создать в школах эффективные программы сексуального образования и подвергнуть критике репрессивность медицинской системы, особенно гинекологии в отношении женщин, Министерство здравоохранения занимается замалчиванием проблем и транслированием «религиозных» идеологем.
БПЦ, в свою очередь, пытается оказывать влияние на политику государства в отношении здоровья населения. И хотя эти попытки пока не имели значимого эффекта, все равно необходимо осторожно и критически подходить к усилению роли БПЦ в стране. 2011 год был связан с попыткой принять новый закон о репродуктивных технологиях, содержание которого вызвало существенное возмущение со стороны БПЦ. В декабре Церковь также направила свои предложения по законопроекту в Палату представителей Национального собрания, где выразила непринятие услуг суррогатного материнства и ЭКО как методов оплодотворения . Учитывая тот факт, что государство регулярно подписывает соглашения о сотрудничестве с Церковью и, более того, часто разделяет позицию БПЦ по ряду социальных проблем, возникает вопрос, не легитимировали ли все эти программы сотрудничества вмешательство Церкви в вопросы государственной политики в отношении здоровья населения?

***

Церковь как социальный институт очень консервативна, что в полной мере распространяется и на гендерные отношения.

При этом она претендует на закрепление своей идеологии не только как доминанты для верующих, но и вообще для всей страны.


Это происходит за счет дискурсивного смешения понятий ценности/традиции народа, нации и христианские/православные ценности, которые в официальной риторике государства часто взаимоподменяются. Конечно, религиозно-этические нормы еще не обрели статус закона и не стали обязательными для всех. Однако церковь всеми силами пытается сделать свою позицию и идеологию общепринятыми, особенно посредством усиления своего влияния в сфере образования.

Рисунки Марины Напрушкиной

Примечание

[1] Гендерный подход в педагогике и образовании // Штылева, Л.В. Фактор пола в образовании: гендерный подход и анализ. М.: ПЕР СЭ, 2008. С. 165–188.

интернет-журнал "Новая Эўропа"

Татьяна Щурко, интернет-журнал "Новая Эўропа"