Как это было: дневник участницы конференции ЛГБТК-исследователей (часть 1)

Санкт-Петербург (27-29 октября 2011 года)

От автора

Меня зовут Таня Щурко. Я психолог по первому образованию, магистр социологии по гендерным исследованиям и бывший докторант 3-х летней неформальной PHd-программы. Это значит, что диссертацию я писала, но еще не защитила. Сейчас, помимо гендерной теории, в сферу моих интересов попала и квир-теория. Это было во многом определено одной летней школой, тесно связанная с квир-теорией, в которой я принимала участие. Поэтому участие в конференции ЛГБТК-исследователей было интересно для меня. Кроме того, было важно не просто принять участие, но и как-то отрефлексировать этот опыт, так как темы, затрагивающие ЛГБТ-сообщество, часто замалчиваются, как минимум в Беларуси. Именно поэтому мне казалось важным обязательно осветить такое мероприятие. Я долго думала, как бы я могла это сделать, пока не натолкнулась на Дневники участницы конгресса женских организаций в Варшаве моей знакомой Тамары Злобиной. Их было очень интересно читать. И я подумала, ну вот оно – автоэтнографическое письмо. Так родилась идея писать дневник во время конференции. Тамаре отдельна благодарность за подкинутую вовремя идею.

Хочу сразу обозначить, что здесь представлено мое сугубо субъективное восприятие происходивших событий. Надеюсь, что этот дневник не вызовет негативных эмоций и будет интересен коллегам. Я рассчитываю на понимание всех, кто его прочитает. Мне хотелось просто выразить свои мысли, переживания, какие-то практики участия.  

Особенно хочу поблагодарить моих коллег по «Креативной женской группе» Олю Бурко и Иру Соломатину за помощь в редакции дневника.       

 27 октября (1 день конференции) 

Прибытие и заселение 

В 9.36 по московскому времени мы (Я и моя подруга Ольга Бурко) прибыли из Минска на Витебский вокзал. Оказались мы в Питере не очень выспавшимися, как это обычно и бывает после ночного поезда, но полными «радужных надежд». Так как регистрация на конференцию начиналась с 11 утра, то у нас было не очень много времени на раскачку. Мы решили сразу поехать в гостиницу, а оттуда на конференцию. Найти хостел оказалось не так-то просто. Снаружи на зданиях не было никаких вывесок. Зайдя во двор, мы натолкнулись на закрытые ворота. Внимательно почитать небольшую табличку над домофоном возле ворот, мы не сообразили, так как просто не заметили ее. Блуждая вокруг здания, мы чудесным образом натолкнулись на администратора хостела, которая сама к нам обратилась и спасла нас от печальных размышлений о том, что в хостел мы попадем только вечером с теми, кто знает, где он находится. Тут на улице к нам присоединилась еще одна участница конференции Валерия Маркина, которая стала нашей соседкой. Хостел порадовал своей чистотой, ремонтом, новой мебелью и очень приятной во всех смыслах обстановкой. Первым человеком, который нас встретил в самом помещении хостела, был Дмитрий Будюкин, с которым мы уже были знакомы по одному проекту. Удалось немного поболтать. По ходу был план позавтракать, но мы настолько увлеклись передвижением, заселением и общением, что просто забыли о еде. Поэтому на конференцию поехали жутко голодными, искренне веря, что до обеда мы досидим. 

«Проникновение» в здание, где проходила конференция 

Приехали практически под самое открытие конференции, которая проходила в Центре еврейской культуры. 

Меры безопасности там были мега высокие. Не знаю с чем это связано. Сначала нужно было пройти железные ворота с двумя охранниками очень внушительного телосложения, чтобы попасть во двор центра. В самом центре, вход был в одни двери, а выход в другие. На входе рамка, не знаю, как она называется, которая звенит, если что-то у тебя не так. И конечно охранник, который проверял сумки всех «звенящих», но потом я видела, что и вообще всех, у кого сумка чуть больше кошелька. Я окрестила эти меры безопасности «таможенным досмотром», так как с похожими мерами я сталкивалась только на белорусских границах или во время белорусских праздников. Потом еще одну деталь, касательно безопасности мы обнаружили в туалете. В каждой кабинке имеется кнопка для вызова, наверное, ее используют в случае какой-либо опасности, которая может произойти внутри кабинки туалета.

 

12:00 – 12:30 Открытие конференции

На открытии конференции, выступал Валерий Созаев. Он подчеркнул важность данного события, так как эта конференция является, по сути, первым крупным событием в России. Порадовало количество участников от Беларуси - нас было 5 человек. Это если учесть, что подано было 80 заявок, а отобрали только 40. Количество поданных заявок явно говорит о том, что исследователи есть, но они invisible, к сожалению. Соответственно конференция, по словам Валерия, должна стать такой своеобразной площадкой консолидации ЛГБТК-исследователей. В прошлом году был проведен семинар в рамках квир-феста и был издан сборник. Я об этом ничего не знала и пометила себе обязательно посмотреть сборник. Забавно, так включаться в новое пространство и вникать в контекст, которого еще не знаешь. Пока мое образование в сфере квир-теории и квир-исследований концентрируется вокруг зарубежных работ, поэтому появляющаяся информация на русском языке безмерно радует.  

На открытии выступали партнеры конференции - кинофестиваль «Бок о бок», который презентировала Татьяна Шманкевич.

«Бок о бок» - это международный ЛГБТ-кинофестиваль, который проходит уже в четвертый раз. Так как конференция совпала с заключительной частью кинофестиваля, нам активно предложили посещать показы. В наши папочки участников конференции положили и программу кинофестиваля с описанием основных событий. Мы решили непременно воспользоваться этой возможностью и посетить если не все мероприятия, то хоть некоторые. Татьяна много рассказывала об истории кинофестиваля и каких-то коллизиях, которые происходили с его организацией. На первом фестивале в 2008 году в день открытия, запланированные площадки были закрыты для показа. Экстренно пришлось переносить все в другие места, поэтому первый кинофестиваль прошел практически подпольно. В этом году уже не было проблем с организацией фестиваля. По словам Татьяны, часто складывается впечатление, что ЛГБТ это что-то новое, новое веяние, а на деле оказывается, что все было раньше и уже есть своя история. Например, в 1998 году прошел первый кинофестиваль. Мне все это было крайне интересно, так как я не знала об этом.

 12:30-14:00 Сессия 1 

После открытия прошла первая общая секция, на которой было представлено три выступления, два из которых мне особенно понравились, не в обиду третьему. Но всегда есть, темы, которые больше цепляют, и это понятно, так как у всех разные интересы, социальные контексты, в которых они существуют и все такое прочее.

Дмитрий Воронцов «ЛГБТК-исследования vs. квир-исследования: бритва Оккама в понимании гомосексуальности»

 

Для меня в этом выступлении были проговорены очень важные вещи, которые я в принципе знала, но именно это выступление помогло как-то все структурировать в моей голове. Я имею в виду вопрос о том, что такое квир-теория, квир-исследования, само понятие квир, и как все это соотносится с ЛГБТ-исследованиями. Понятие «квир-исследования» часто выступает как такое «зонтичное» понятие, за которым стоит «совокупность» ЛГБТК-исследований. В этом случае происходит «формальная» замена одного понятия другим, но качественно ничего не меняется. Совершенно иная картина, если понимать, что квир-исследования опираются на квир-теорию, как разновидность критической теории, акцентирующей внимание на том, что не вписывается в патриархатный гетеронормативный порядок. Квир-теория акцентирует внимание на возникновении нормы как феномена. Это не отрицание нормы, а анализ процесса ее возникновения. Появление квир-теории и квир-исследований соответственно могут дать новое понимание уже известного. Мне кажется, это сродни тому, как формировалась гендерная теория и гендерные исследования, которые выросли из феминизма и женских исследований и дали новое понимание, новые направления.     

Выступление вызвало много вопросов. Интересным показался вопрос о том, как соприкасаются политический и академический дискурсы понятия «квир». Дмитрий акцентировал внимание на том, что в русском контексте происходит скорее подмена и выхолащивание понятия «квир». Например, русскоязычный журнал, несущий по задумке создателей политический подтекст, названный «Квир» (калька с анг.) теряет свою политичность. Вот если бы его назвали «Педик» (т.е. перевели английское слово на русский), то это и придало бы журналу политический оттенок. То есть речь шла о частом использовании понятия «квир» для сглаживания и «гламуризации», «Queer» как такой «модный» термин. В то же время для академического дискурса это полезная категория, которая может работать и быть продуктивной.

Анна Гизуллина «Популяционные аспекты гомосексуальности»

Второе выступление впечатлило многих и вызвало широкое обсуждение в кулуарах. Для нашей «белорусской группы» это было действительно очень впечатляюще. Анна биолог, а на подобных конференциях обычно собираются исследователи социогуманитарной сферы. Включение в конференцию людей из разных отраслей говорит о том, что эта тема интересует не только социальных исследователей, но это аспект многих областей. Однако появление такого сугубо биологического доклада заставило понервничать и саму докладчицу. Анна очень волновалась и просила аудиторию не быть строгой к ее выступлению. Она представила подход, в котором гомосексуальность осмысливалась как биологическое явление, существующее для популяционной стабильности, т.е. существование гомосексуальности биологически целесообразно. Это значит, если я правильно поняла доклад, что есть некий фактор, который в целях биологической целесообразности не дает популяции быть «абсолютно гетеросексуальной». Анна сказала, очень важные слова: в биологии норма – это разнообразие. Ее выступление пример того, как можно по-другому обосновать биологическую целесообразность, подвести биологическую базу под «оправданное» существование гомосексуальности. Это подрывает апелляцию к гетеросексуальности как единственному «природному», «правильному» варианту развития человека.

Родион Брызгалов «Философские ассоциации по поводу дидактического вопроса о «причинах» гомосексуальности»

Это было последнее выступление в секции. Начали активно давать знать о себе усталость и голод. Поэтому большую часть выступления я пропустила. Оно было философского характера, что мне очень сложно воспринимать на слух. Однако был один момент, на котором я оживилась. Это касалось «бунта». Родион утверждал, что часто «геи хотят бюргерства и встраивания в существующую норму». В то время как гомосексуальность должна осознаваться как бунт против любых навязываемых стандартов. Гомосексуалам должна претить мысль о нормализации, они не должны хотеть быть нормой. Интересная мысль: должны ли ЛГБТ-сообщества бороться за право на браки? Не является ли это попыткой нормализации по принципу «смотрите, мы тоже нормальные, возьмите нас к себе»? В одной летней беседе на эту тему мы с коллегами пришли к выводу, что есть практики и стратегии. Борьба за равные права, это практика, которая помогает существовать «здесь и сейчас», и получать доступ, например, к социальному страхованию, льготам и т.п. А вот стратегия – это деконструкция режима, уход вообще от каких-либо нормализаций. Но практики, не должны становиться самоцелью, должно быть понимание, что они не решают проблему. Подрывает ли разрешение однополых браков режим гетеросексуальности? Навряд ли. Но, это решает «здесь и сейчас» проблемы определенных людей и поэтому такое разрешение оправдано и необходимо.   

Обед    

Наконец-то мы дождались обеда, и, объединившись в небольшую группу с Ирой Соломатиной, Дмитрием Воронцовым, Ольгой Бурко и Валерией Маркиной, отправились под руководством волонтеров в кафе. Наш путь лежал мимо одного заброшенного огромного здания, такого «привета» из советских времен. Это было здание завода, оно мне напомнило фильм «Сайлент хилл». А напротив него стояло очень чистенькое здание века эдак XIX, с красивым фасадом. Забавно, как в советский период не очень то считались со стилистическим или архитектурным сочетаниями. Обед пролетел почти незаметно, так как разговоры не прекращались. Активно обсуждали выступления биолога Анны. Очень полезно иметь возможность не только что-то послушать, но еще потом это обсудить, так сказать отрефлексировать.

15:30 – 17:00 Сессия 2: Секция 2 

После обеда организаторы конференции предложили нам посетить 2 параллельные секции. Долго выбирая мы остановились на секции 2, доклады которой трудно объединить под какой-то общей темой. 

Иванина Анчева «Гендерные стереотипы и гомофобии среди людей с гомосексальной ориентацией в Росии и Болгарии»

Выступающая Иванина из Болгарии, а в Питере учится в магистратуре по психологии. Обращение к данной теме в рамках психологии Иванина объяснила желанием работать в перспективе в Болгарии ЛГБТ-психологом. Она хочет заниматься сексуальным просвещением и образованием молодежи. Выступление Иванины мне было сложно воспринимать на слух, я вообще-то не поняла половины тескта выступления. Но из того, что до меня дошло: исследование было сугубо психологическим, как по использованной методологии, так и по инструментарию. Я знаю, что многие социологи, политологи и другие специалисты, занимающиеся гендерной теорией часто очень скептически относятся к гендерной психологии и вообще к гендерным исследованиям в психологии. Да конечно, там есть свои вопросы, но мне кажется и там возможен новый взгляд на психологическое исследование с опорой на гендерную теорию. Конечно автор предупредила, что исследование еще не совсем готово, но сам план исследования уже говорит о его направленности. Основные цели исследования:

Изучить уровень внутренней гомофобии у людей с гомосексуальной ориентацией в Болгарии и России.

Изучить уровень гендерных стереотипов у людей с гомосексуальной ориентацией в Болгарии и России.

Исследовать и сравнить различия между взаимосвязями гендерных стереотипов и внутренней гомофобии в Болгарии и в России.

Измерение тревожности как свойства личности.

Заявленные цели мне показались очень интересными. Ясно, что используется опросник “Личностной тревожности”, но не понятно как тревога будет далее связываться с внутренней гомофобией и гендерными стереотипами в исследовании. Выборка – 63 человека из Болгарии и 32 – из России. Опрос в России еще не завершен. Мне показался любопытным один исследовательский вывод – оказалось, что у гомосексуальных женщин больше, чем у гомосексуальных мужчин стереотипных представлений. Хотя из выстпуления я так и не поняла, какие именно стереотипы распознавались исследовательницей как “гендерные”. 

Ирина Карагаполова «Истории геев и бисексуальных мужчин: Кыргызстан 2009-2010»

Следующее выступление касалось большого исследования проведенного в Кыргызстане. В своей презентации Ирина больше говорила о влиянии работ И.Кона на ее исследование, и меньше о самом исследовании. Но возможно в этом и была задумка автора, ведь конференция была посвящена памяти И.С. Кона. Однако содержательно, информации по исследованию было не достаточно. Но я решила, что, зная название иследования, смогу найти его в открытом доступе в интернете. Поразителен опыт Ирины в сфере помощи ЛГБТ-сообществу как практикующего психотерапевта. Как я поняла, только благодаря этому опыту, исследование в Кыргызстане вообще состоялось. Так как ЛГБТ-сообщество в этой стране очень закрытое и люди соглашались участвовать в исследовании, только зная лично Ирину. Цель исследования была в изучении историй, образа жизни и сексуального поведения геев и бисексуальных мужчин, проживающих в Кыргызстане. А также выявлении факторов влияющих на распространение ВИЧ/СПИД в среде мужчин с альтернативной сексуальностью. В Кыргызстане сохраняется гомофобно-дискриминационное отношение к людям с альтернативной сексуальностью. К концу выступления у меня созрел вопрос, “каким образом в исследовании учитывался социально-политический контекст”, который безусловно влияет на практики. Ирина ответила, что конечно, это было учтено, но как именно не уточнила. Поэтому мне очень хочется прочитать все исследование. Хорошо, что по результам выпущено отдельное издание, т.е. книжка. Надеюсь ее найти.

Валерия Маркина «Гомосексуальная субкультура в России: состояние и развиитие практик: на примере томского сообщества» 

И последнее выступление в этой секции было нашей соседки по хостелу. Так как с Лерой мы уже разнакомились и сразу прониклись дружескими сиимпатиями, то мы с Олей (Бурко) активно ее поддерживали. Исследование, которое представила Лера, мне было интересным, поэтому я решила обязательно взять у нее презентацию. В итоге она мне пообещала выслать свою магистерскую диссертацию. Доклад был несколько суховат, но к этому обычно и обязывает научный текст. Но резонанс был: много вопросов и очень даже эмоциональных. Некоторые замечания были критическими, но такой интерес еще раз подчеркивает актуальность заявленной темы, а также направления для дальнейшей работы и углубления в проблематику. В своем исследовании Лера выделила основные практики томского гомосексуального сообщества, которое обладает определенной спецификой, присущей нецентральным (провинцииальным) российским городам. Условно все практики были разделены на три вида – интимные (идентификационные, сексуальные и семейные), коммуникативные и публичные (социальная активность в сфере здоровья, правозащитная деятельность, культурно-развлекательные мероприятия) практики. Интересно, что Лера говорила не о гомосексуальном «сообществе», а использовала понятие «субкультура». Насколько я поняла, это понятие вызвало много вопросов.

17:00 – 17:30 Кофе-брейк

 Наша секция закончилась немного раньше другой. И нам пришлось подождать. Ожидание было особенно нетерпеливым из-за невозможности добыть кофе. То есть кофе был, а горячая вода была там, где проходила другая секция. Дискусии продолжались в корридоре с пустыми стаканчиками в руках. Было забавно. Но в конце концов, все желающие насладились горячим кофе в полной мере. В перерыве мне удалось пообщать с моими знакомыми Борисом Павловым и Ольгой Поспеловой. После кофе-брейка были следующие две паралелльные секции. Тут мучаться с выбором не пришлось. Мы решили проявить солидарность с нашей коллегой из Беларуси Ирой Соломатиной.   

17:30 – 19:00 Сессия 2: Секция 4 

Олег Клюенков «ЛГБТ в России: вызовы и реакции»

Выступление активиста архангельской организации “Ракурс” было насыщенным. Мне кажется важным, что в рамках конференции, были как академические работы, так и исследования активистов. Такое сочетание позволяет преодолеть существующий разрыв между теорией и практикой. Олег представил анализ Интернет комментариев на события в Архангельске. Противники ЛГБТ-движения обычно выстраивают свои высказывания на принципах внеисторичности и существующих традиционных ценностей. Он говорил о необходимость представлять альтернативную обычным СМИ информацию о ЛГБТ, чтобы прорвать существующую информационную блокаду. Подымался вопрос о том, что ЛГБТ-движение в России очень молодое. Например, в Финляндии ЛГБТ-движение появилось уже в 50-70-е гг., и поэтому сейчас у них есть достижения и реальные изменения.

Ирина Соломатина «Одиночный пикет Натальи Прадед (участницы IDAHO Belarus) с плакатом «ШОС»: эффекты восприятия акции снаружи и внутри ЛГБТ» 

Суть пикета Натальи: «19 июля, в центре Минска, к зданию Мингорисполкома вышла девушка с плакатом «ШОС». Стремясь привлечь внимание общественности к гомофобии, она, именно, таким образом, решила выразить свой протест политике действующей власти, нарушению прав человека. Одиночная акция длилась около 10 секунд. Наталья была задержана и получила 10 суток административного ареста».

В выступлении был представлен анализ и сравнение реакции/высказываний из открытых источников на этот пикет. Важным в докладе был вопрос о консолидации, которой нет. Эта акция была практически полностью проигнорирована ЛГБТ-сообществом, лидеры о ней даже не знали. Этот вопрос касается не только ЛГБТ-сообщества, но и других организаций. Группы разобщены, не всегда готовы выступать единым фронтом, лидеры часто вообще не интересуются деятельностью друг друга. Мне кажется в Беларуси это применимо и к женским организациям. 

Елена Новожилова «ЛГБТ как культурная проблема: помехи в дискуссии»

Последнее выступление касалось понятия “гомофобии”. По ходу доклада мне казалось, что я поняла о чем он, но когда началась дискуссия, то я поняла, что нечто упустила. Елена, говорила о том, что не является гомофобией, и что часто многое пытаются списать на гомофобию. Это натолкнуло меня на мысль, которая появилась у меня прошедшей весной в Тернополе (Украина), где я была на гендерной конференции. Там было очень много выступающих, говоривших о гендерных стереотипах. Но к концу конференции я поняла, что слово “гендерные стереотипы” это уже какая-то категория, которой пытаются объяснить почти все проблемы. При этом любая проблема очень сильно упрощалась. Практики и реальные стратегии власти становятся не видны. Когда исследователи говорят: “Ну это же гендерныве стереотипы”, так и хочется спросить: “И что? А что дальше? А что стоит за этим кроме самого стереотипа?”. Стереотип это результат, а что стоит за ним? Не достаточно констатировать, что есть, а важно понять как он конструируется, для чего, почему он такой содержательно, а не другой. Кому это выгодно. Тогда-то я поняла, что больше не могу употреблять это слово просто так. Упрощение проблемы, сведение ее к банальному “гендерные стереотипы” опасно. Вот такая аналогия у меня появилась и в отношении понятия “гомофобия”. Говоря: “Ну это же гомофобия”, мы можем упустить комплексный, сложный и многоуровней характер проблемы. Я задала вопрос, а что такое “гомофобия” – неприязнь, враждебное отношение, страх или что? Можем ли мы вложить в это понятие все то, что мы имеем в виду? Когда мы называем ту или иную проблему “гомофобией”, понятно ли это другим людям, т.е. то, что мы имеем в виду?

20:00 – 21:30 Игровой фильм “Патрик, 1,5 года”

Кадр из фильма “Патрик, 1,5 года

Конференционный день получился очень насыщенным. Но мы решили отправиться на кинофестиваль “Бок о бок”. Валерий Созаев предложил пойти всем желающим вместе. В итоге наша группа была не очень многочисленна. До кинотеатра “Мираж” мы добрались достаточно быстро, он был в пешей досягаемости от места проведения конференции. Зал был почти полон, публика была очень яркая. Мне нравится, когда люди самовыражаются через одежду, прически и другие элементы внешности. Перед фильмом выступила женщина из шведского посольства, к сожалению ее имя я не запомнила. Потом выступил Валерий Созаев, который упоминул нашу конференцию и сообщил о том, что в зале находятся ЛГБТ-исследователи. Фильм назывался “Патрик 1,5 года” и представлял собой переплетение сентиментального кино с элементами комедии, легкий для восприятия, но с не простой историей взаимоотношейний. Мы были рады что пришли на показ.

Перед сном

Покинув в 22.00 кинотеатр, мы решили отправиться в гостиницу пешком, а по дороге поужинали. Все это заняло у нас еще часа 3. В итоге моя голова коснулась подушки только в часа 3 ночи, так как перед сном я решила посмотреть свое выступление и сократить его...

Татьяна Щурко