Ирина Соломатина: Беларусь симулирует устранение гендерной дискриминации

Изменения, указанные в официальном докладе МИД могут выглядеть даже прогрессивно, но положение дел не соответствует заявленному.

Напомним, Служба информации «ЕвроБеларуси» представила несколько аналитических интервью с экспертами Центра правовой трансформации Lawtrend, в которых изучается содержание недавнего официального доклада МИД для прохождения процедуры УПО в рамках системы ООН.

УПО - универсальный периодический обзор информации по правам человека во всех 193 государствах-членах ООН. УПО входит в структуру Совета по правам человека и предоставляет возможность каждой стране информировать о предпринятых ею мерах с целью улучшения положения в области прав человека, а также выполнять свои обязательства в данной сфере. Этот уникальный механизм стремится гарантировать равный подход ко всем государствам во время анализа ситуации в области прав человека.

Прохождение процедуры УПО служит постоянным напоминанием для государств о том, что им необходимо выполнять свои обязательства в сфере прав и свобод человека. Улучшить положение в области прав человека во всех странах и бороться с правонарушениями в любой точке планеты - главная цель УПО.

В серию публикаций входят интервью с главой Центра правовой трансформации Lawtrend Еленой Тонкачевой и другими.

На этот раз свое мнение по поводу ряда пунктов доклада Службе информации «ЕвроБеларуси» представила координатор проекта «Глобальный медиа-мониторинг» от Беларуси, инициатор проекта «Гендерный маршрут» Ирина Соломатина.

- В докладе указывается, что «в Трудовом кодексе Республики Беларусь в перечень запрещенных оснований дискриминации в сфере трудовых отношений включены возраст и место жительства, определен открытый перечень дискриминационных оснований в трудовых правоотношениях», - говорит Ирина Соломатина. - Действительно, такие изменения выглядят прогрессивно. И в Кодексе РБ об административных правонарушениях есть статьи, где установлена ответственность нанимателей за необоснованный отказ в приеме на работу в виде штрафа от 20 до 100 базовых величин. Но проблема заключается в том, что применение этих статей к новым нормам, содержащим прямой запрет на упоминание дискриминационных условий (в том числе упоминание возраста и места жительства) в предложениях о трудоустройстве, предусмотренные Законом РБ «О занятости населения», невозможно. В КоАП нет подходящих для этого норм (их не прописали), и, следовательно, вопросы установления ответственности за дискриминацию по-прежнему остаются неурегулированными.

Ирина Соломатина отмечает, что по поводу «нестыковок закона с механизмами его применения пришлось дополнительно получить консультации у юриста компании «Степановский, Папакуль и партнеры» Валентины Огарковой».

- Она пояснила, что в применении закона «есть пробел». Многие практики, по словам Огарковой, с 2011 года не раз предлагали внести соответствующие изменения в Трудовой Кодекс. На сегодняшний день – в отношении недопустимости дискриминации – только в ТК закреплена норма о том, что положения трудового договора, ухудшающие правовое положение работника, признаются недействительными. Сюда на практике относят, и дискриминационные условия, включенные в текст трудового договора. Однако всё это работает в отношении уже работающих, а в отношении лиц, принимаемых на работу, проходящих собеседования и т.п. – пробел не устранен.

Следовательно, отмечает Соломатина, вышеупомянутые изменения перечня запрещенных оснований дискриминации в сфере трудовых отношений не меняют существующую на рынке труда ситуацию с наличием дискриминационных объявлений о вакансиях, так как не существуют реального наказания за такую практику.

Что касается заявлений о том, что Беларусь выполняет обязательства в рамках международных правозащитных инструментов, участницей которых является, а также рассмотрения в 2011–2014 годах национальных периодических докладов в Комитете по правам ребенка и Комитете по ликвидации дискриминации в отношении женщин (CEDAW) (рекомендации 9 – 14, 16 – 19), то «я бы сказала, что Беларусь симулирует выполнение, а не реально выполняет взятые на себя обязательства по ратифицированным Конвенциям CEDAW».

- После получения в 2004 и в 2010 годах как альтернативного, так и государственного отчета Комитет CEDAW рекомендовал беларусскому правительству принять системные меры по устранению дискриминации в отношении женщин и привести законодательство и практику в соответствие с требованиями Конвенции, предполагающей обеспечение женщин целым рядом гражданских, культурных, экономических, политических и социальных прав, гарантируемых Конвенцией о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. В заключительных замечаниях 2011 года Комитет CEDAW обеспокоен тем, что в национальном законодательстве отсутствуте конкретное, предусмотренное в статьях 1 и 2 Конвенции, запрещение дискриминации в отношении женщин во всех сферах жизни. Комитет также констатирует отсутствие Закона о равенстве мужчин и женщин или всеобъемлющего антидискриминационного законодательства, которое охватывало бы в государстве-участнике дискриминацию по признаку пола и по гендерному признаку.

Ирина Соломатина напоминает, что в Беларуси есть два законопроекта: о равенстве мужчин и женщин и о профилактике и пресечении насилия в семье.

- Целесообразность принятия этих законов регулярно рассматривается депутатами в рамках выполнения национальных планов по обеспечению гендерного равенства. Но - «воз и ныне там». С другой стороны, национальные планы действий по обеспечению гендерного равенства улучшают международный имидж страны, и даже поверхностный анализ публичной политики свидетельствует о том, что беларусское государство активно использует достижения в области гендерного равенства в позиционировании своих интересов в диалоге с международными организациями.

В разделе доклада, касающегося здравоохранения, указывается, что «в организациях здравоохранения созданы условия и обеспечено проведение предабортного психологического консультирования женщин, обратившихся за проведением искусственного прерывания беременности». Кроме того, «постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 11.01.2013 №23 сокращен перечень прерываний беременности по социальным показаниям. А улучшение качества оказания медицинской помощи позволило в 2014 году сократить перечень медицинских показаний для искусственного прерывания беременности».

- Ранее предабортное консультирование в РБ проводили акушеры-гинекологи. С введением нового закона о здравоохранении, который вступил в силу 27 декабря 2014 года, с женщинами будут беседовать психологи, юристы, (если они есть в штате организации учреждения здравоохранения) и представители религиозной общественности. В прошлом году Минздрав совместно с Беларусской православной церковью, Палатой представителей, общественными организациями провел ряд акций «В защиту жизни». Но давайте разберемся, что все это значит. В 2013 году в Беларуси деятели церквей подписали резолюцию о внесении дополнений и изменений в Закон РБ «О здравоохранении», что в свою очередь повлияло на внесение новых ограничений для женщин. Церковная общественность призывает к закреплению за женщиной ее «главной» функции - деторождения, которая рассматривается не как право женщины, а как ее социальная обязанность (ведь в стране демографический кризис). Но, хотелось бы напомнить, что женщина существует не только как потенциально учтенное «беременное тело», а еще и как хозяйка своего тела и своей судьбы.

В Беларуси аборты разрешены законодательством, установлены критерии и сроки прерывания беременности по желанию женщины, по медико–социальным и медико–генетическим показаниям. C июля 2011 года в Беларуси выполняется медикаментозный аборт: этот вид прерывания беременности считается более бережным и менее травматичным, чем хирургический. Все это отвечает Конвенции по искоренению всех форм дискриминации в отношении женщин (СЕDAW), ратифицированной в Беларуси.

По данным Министерства здравоохранения Беларуси, за последние 15 лет количество абортов в стране сократилось в 5 раз. Однако проблемой остается то, что искусственное прерывание беременности является основным методом регулирования рождаемости для подростков. И это, в первую очередь, связано с отсутствием у них знаний и опыта, никаких программ по сексуальному образования в беларусских школах нет. У правительства Беларуси нет понимания того, что необходимо целенаправленно заниматься сексуальным просвещением и создавать специальные программы, которые должны начинаться до того, как подростки в массовом порядке вступают в сексуальные отношения. Подростковая сексуальная активность не находится под контролем взрослых, и ее невозможно контролировать административно, поэтому и нужно дать подросткам необходимый объем информации, максимально убедительной для них, с тем, чтобы они могли избегать наиболее опасных, нежелательных последствий – нежелательной беременности, а также заболеваний, передающихся половым путем. Вместо этого правительство Беларуси обеспокоено низкой рождаемостью, но не качеством жизни людей. Оно пытается изменить репродуктивные установки населения, но это противоречит международным соглашениям, в которых приоритетными обозначены потребности людей, а не достижение демографических показателей.

ЕвроБеларусь

Петр Кухта, ЕвроБеларусь