Арт-сегмент и Дах-XI: беларусское искусство и его кураторы Часть II

Солома vs трава (А. Клинов)

Самый дальний зал первого этажа «Дворца искусств» был организован иначе. Здесь художники - уже хорошо известные - были кураторами своих собственных проектов. Им удалось договорится между собой и показать не только мастерство своих работ, но и добиться цельной организации экспозиционного пространства выставки. Каждый авторский проект сочетался и перекликался с другими, находящимися в зале «произведениями», открывая дополнительные смысловые зоны, т.е. вся экспозиция работала на «производство» смыслов.

Центральным был, безусловно, соломенный проект А. Клинова "Патаемнае жыцьцё саломы": именно эта инсталляция приковывала внимание многочисленных зрителей. Художник воссоздал из соломы фреску «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи.

монтаж соломенного проекта А. Клинова "Патаемнае жыцьце саломы". Фотография Вл. Парфенка ©

Напомню, что в эпоху Возрождения «Тайную вечерю» заказывали для убранства монастырских трапезных, так как определенная иконография предназначалась для ритуального пространства с целью усиления ощущения «Богоприсутствия». Создавалась специальная среда, которая способствовала ритуальному соприсутствию и соучастию зрителя. Сегодня, в эпоху неограниченные возможностей технической воспроизводимости (репродукции) размываются границы между копией и оригиналом, утрачивается «аура» сакрального пространства, произведения искусства и вообще мифа об «Искусстве» как автономной сферы художественного творчества и художника от Бога.

В инсталляции А. Клинов выстраивает пространство трапезной, согласно трактовке Леонардо. Христос расположен посередине длинного прямоугольного стола; двенадцать апостолов помещаются по шесть с обеих от него сторон. Иуда сидит на одной с Иисусом стороне стола. Передана и реакции учеников на предсказание Иисуса: «Один из вас предаст меня» – в жестах протеста, испуга, недоумения.

В течение всего периода экспонирования на всей поверхности стола поднималась и зеленела густая трава, которую художник периодически поливал. Время экспозиции определяло то, что происходило в ее пространстве: свежая солома увядала, посеянная трава прорастала и буяла. С одной стороны, - увядание, с другой, - вечный циклический рост. Может быть, А. Клинов, повторяя фреску Леонардо да Винчи (т.е. то, что повторить уже нельзя), хотел указать на утрату былой универсальной ценности и на завершенность искусства прошлого на фоне вечного возвращения ритма природы?

Фотография М. Агибаловой ©

Явление и его образ в зеркале (О. Сазыкина)

Инсталляция А. Клинова перекликалась с инсталляцией Ольги Сазыкиной "Зелень прет!!!», о которой художница говорит: "…в динамике роста, реально представленной в экспозиции…, хотелось бы зафиксировать связь в системе тождества явления и его образа в душе. Зелень взрывает асфальт. Занимает пространство квартир. Прорастает сквозь крыши домов. Растительная жизнь поглощает, как океан….". В отличие от А. Клинова, Ольга регулярно не поливала траву, находящуюся внутри тумбочек и в ящиках старого трюмо, а также проросшую из коричневых туфель на каблуках. И высокая пушистая трава медленно увядала параллельно с соломой А. Клинова.

туфли с травой, фрагмент проекта "Зелень прет!!!» Фото М. Агибаловой ©

Зеркало - часть экспозиции О. Сазыкиной притягивало к себя зрителей не меньше, чем инсталляция Клинова. Многие фотографировали сами себя и других в зеркальном отражении, то отходя, то приближаясь к нему, а также рассматривали свои лица.

Фотография Вл. Парфенка © 

В этой связи можно вспомнить Люси Иригарэ, которая отмечала, что «лицо» фундаментально важно для культуры и что «мое лицо всегда в темноте». Увидеть свое лицо можно только в зеркале. Но та видимость, которой обеспечивает нас зеркало, является ловушкой для образа, которая нуждается в толковании. Л. Иригарэ пишет о зеркале так: «холодная поверхность отражает другую личность, которую я располагаю между собой и другими… Это приводит к тому, что другой видит мой взгляд, который я сама не могу увидеть, создавая дыры в невидимом».

В образе Другого мы продолжаем видеть свой собственные образ, так как наш взгляд слеп, и именно поэтому столь важен внешний вид. Возможно, для проявления другого опыта, другой плотности видимого нужно попытаться представить ситуацию, в которой нас ощущают, не видя? Представить себе телесность без деления на внутри/снаружи, но живущую изнутри/вовне или в пространстве между. Возможно, художницу и интересуют такие опыты с невидимыми зонами?

Эксперименты с визуальным опытом (Л. Кальмаева, Г. Васильева и А. Фалей)

Рядом с инсталляцией "Зелень прет!!!» находилась серия «Чорна-Белае» Людмилы Кальмаевой. 5 небольших работ, выполненных в авторской технике, - вырезанные из бумаги и настроченные на поверхность холста лица, выражающие те или иные эмоции. Лица изображены крупным планом. В кинематографе такой прием стал основным средством передачи психологического портрета героев, так как именно этот прием позволял разглядеть эмоции, отразившиеся на лице. По мнению В. Подороги, «крупный план является механизмом олицетворения вещей и событий внешнего мира: крупный план и есть лицо». Можно предположить, что художницу Л. Кальмаеву интересует изображение переживания некоторого образа-эмоции, в котором само лицо или олицетворенная вещь стираются в своих конкретных чертах.

Фрагмент проекта Людмилы Кальмаевой (серия «Чорна-Белае») Фото М. Агибаловой ©

В этом зале были так же представлены несколько витебских проектов "Just now-3". Среди них - нео-супрематические работы Галины Васильевой, расположенные на противоположной от проекта А. Клинова стене. Эти, на первый взгляд, разные по форме проекты перекликались тем, что напоминали об утрате былой универсальной ценности традиционного искусства.

Фрагмент проекта Галины Васильевой Фото М. Агибаловой ©

Инсталляция витебской художницы Антонины Фалей, выполненная из бумаги, представляла собой комбинацию из трех объектов из серии «Лёс або iронiя». Один из объектов напоминал телевизор с остановленным кадром популярного фильма советского времени «Ирония судьбы или с легким паром», рядом с которым находилась плоская, согнутая пополам слоистая поверхность и третий объект – вытянутая перпендикулярно к полу лестница в небо под названием «Земное притяжение». Можно предположить что, художница демонстрирует такие значимые, но постоянно упускаемые из вида измерения визуального опыта как его «кадрированость», горизонталь и вертикаль, прозрачность – слоистость – обрывистость.  

Фрагмент проекта «Лес або iронiя» Антонины Фалей. Фото М. Агибаловой ©

В целом, именно этот Арг-Сегмент республиканского фестиваля искусств был самым интересным и экспозиционно удачно организованным.

Дах-Жах-11: у каждого есть голова, а в ней череп, извилины и серое вещество

Экспозиция фестиваля Дах-Жах-11 «Темные тайны Мозга», расположенная на 2 этаже в зале живописи, является отличным примером того, что получается, когда кураторство сводится только к администрированию и фандрайзингу (хотя, конечно, без административно-финансового ресурса оно невозможно). Так же, как и в прошлом году, экспозиционное пространство выставки было организовано хаотично. Экспозиция большого зала распалась на множество, иногда плохо совмещаемых, самостоятельных фрагментов. Многие из них, возможно, в других пространствах были бы восприняты иначе.

Концепция этой выставки заключалась в констатации того очевидного факта, что у каждого есть голова, а в ней есть череп, в котором есть мозги, «извилины, серое вещество». Далее была затронута тема ярлыков и негативного отношения к «трудовой деятельности другого», и именно поэтому организаторы просто предоставили возможность выставиться фактически каждому, кто откликнулся на их призыв в Интернете. В общей сложности откликнулись: живопись/графика - 38 человек (из них 12 мужчин); фотография - 43 (из них 18 мужчин), инсталляция/скульптура/объект - 6 (из них 2 женщины). Итого в экспозиции приняли участие 174 человека (140 женщин и 34 мужчины).

Поясню свои подсчеты. Частью концепции фестиваля был призыв: «Обратите внимание на тексты. Задумайтесь!». Вот я и обратила внимание на два больших текста, репрезентирующих ЖЕНСКИЙ МОЗГ(1) и МУЖСКОЙ МОЗГ(2). Оказалось, что при всей схожести серого вещества этих типов мозга, кураторы все же посчитали нужным акцентировать внимание на половых различиях этого серого вещества.

Женское творчество в ярлыках

Согласно первому тексту, ЖЕНСКИЙ МОЗГ состоял из зон «спонтанных покупок», «дней рождения и праздников», «системы обнаружения золотых жил», «мытья туалета», «желез инициации секса», «центра управления слухами», «способности к воображению», «желез «я тебе говорила», «органа обожания блестящих штучек и бриллиантов», «реализации желаний относительно запросов».

Согласно второму тексту, МУЖСКОЙ МОЗГ состоял из зон «футбола», «опасных приключений», «секса», «способности водить машину на ручной коробке передач», «центра привязанности к пульту дистанционного управления» и т.д.

Современные исследования мозга обнаружили, что женский мозг более разнонаправлен, чем мужской, и это, как утверждали ученые, приводит к нарушениям в пространственном ориентировании и делает женщин менее способными решать задачи пространственного характера. Но затем другие ученые обнаружили, что мозг женщины обладает меньшей разнонаправленностью, чем мозг мужчины, и было заявлено, что именно меньшая степень разнонаправленности влияет на пространственные способности женщин. На сегодняшний день нет новых данных ни в пользу первой версии, ни в пользу второй. Однако попытки сделать сногсшибательное открытие и найти глубинные интеллектуальные различия между мужчинами и женщинами продолжаются.

И вот тут возникает вопрос, почему кураторам Дах-Жах-11 было важно показать фундаментальные различия между МОЗГОМ мужчины и женщины? Ведь сама практика отбора участников продемонстрировала, что фестиваль состоял из 80,5% авторов женского пола. Или, может быть, кураторы (согласно концепции) стремились сделать видимым наличие ярлыков по отношению к женскому творчеству?

Дах-Жах-11 «Темные тайны Мозга»

***

В заключении хочется констатировать, что многие начинания в Беларусии остаются в зачаточном состоянии, так как изменения происходят, а их осмысление запаздывает. Кураторство, относительно недавняя практика, можно отнести к таким зарождающимся, но востребованным вещам. Однако так как Беларусь остается изолированной от значимых арт-событий, происходящих в остальном мире, практика кураторства одновременно испытывает кризис, еще не успев полностью раскрыться.

Анализ 3-х залов фестиваля искусств "Арт-Сегмент" показал, что с ролью куратора достойно справились только состоявшиеся художники с активной социальной позицией. Именно им удалось создать коммуникативную среду, позволяющую артикулировать свои идеи и вступать в конкуренцию с другими за право на «произведение» - на смысл, ценность, статус. Только один зал стал «местом» общности или арт-событием, и не потому, что там были авторы-гении, а потому, что художники оказались вовлечены в процесс культурного производства смыслов, значимых для современности. 

Интернет-журнала "Новая Эўропа

Ирина Соломатина, текст написан для интернет-журнала "Новая Эўропа"