Арт-сегмент и Дах-XI: беларусское искусство и его кураторы

Часть I

В течение всего июля этого года в Республиканской художественной галерее “Дворец искусства” под эгидой Беларусского Союза художников проходил республиканский фестиваль искусств "Арт-Сегмент

Все залы дворца и внутренний дворик были задействованы под арт-проекты.

В зале графики был представлен экспозиционно-образовательный проект «Современная скульптура: иной взгляд» (кураторы: Ольга Дмитриева (скульптурная часть), Анна Самарская (фотографическая часть)

В зале декоративно-прикладного искусства - проекты Артура Клинова (инсталляция "Патаемнае жыцьце саломы"); Ольги Сазыкиной (инсталляция "Зелень прёт!!!"); Людмилы Кальмаевой (серия «Чорна-Белае»); проект "Just now-3" – нескольких витебских авторов, включая Галину Васильеву (она же – куратор витебской части).

В зале живописи проходил фестиваль несвоевременного искусства Дах-Жах-11 «Темные тайны Мозга» (MAGEIA CEREBRUM) (кураторы: Змицер Юркевич (Митрыч) и Алесь Родин (Дзю)).

Фестиваль искусств длился почти месяц и кроме экспозиционной части включал многочисленные сопроводительные мероприятия (рассмотрение которых, увы, останется в стороне), однако за это время не появилось ни одного аналитического материала, посвященного оценке этого события культурной жизни Минска.

«Современная скульптура: иной взгляд»

Экспозиция каждого из залов представляла собой самостоятельный кураторский проект, что свидетельствует о формальной принадлежности беларусского искусства современной арт-сцене. Поскольку именно кураторство сегодня, согласно Борису Гройсу, «исцеляет беспомощность произведения, его неспособность показать самого себя миру». Другими словами, заслуга кураторов состоит с том, что они способны создавать места или пространства современного искусства, в которых становятся видимыми изменения, происходящие в нашей повседневной жизни. Кураторские проекты, как правило, ставят значимые вопросы о времени, пространстве, современности, т.е. выполняют некую интеллектуально- исследовательскую миссию.

Кураторская заявка «Современная скульптура: иной взгляд» выиграла тендер, проводимый Союзом Художников, на участие в данном фестивале благодаря концепции проекта, которая встречала зрителей у входа. Действительно, идея кураторов обратиться к современной беларусской скульптуре и понять, какой она может быть сегодня, весьма востребована, особенно на фоне огромной популярности скульптуры и инсталляций на мировой арт-сцене.

По замыслу кураторов две зоны экспозиции должны были взаимодействовать в форме диалога. Главная задача скульптурной «зоны» (куратор Ольга Дмитриева) состояла в том, чтобы раскрыть потенциал современной белорусской скульптуры. Достичь это предполагалось через экспонирование работ 9 скульпторов - огромных гипсовых скульптур трех полу/обнаженных девушек (автор Константин Костюченко), «королевского» бульба-бюста Павла Войницкого; сложных инсталляции Константина Селиханова, состоящей из нескольких объектов: бронзовой лестницы, головы Венеры, вентилятора, двух ноутбуков (которые пришлось убрать, так как их сохранность никто не мог гарантировать); напольных геометрических разноцветных скульптурных объектов из серии “Элементариум” Константина Мужева и др. 

В фотографической части (куратор Анна Самарская) экспозиции акцент был сделан на «наследии советской эпохи и постепенном заполнении городского ландшафта абстрактными скульптурами, формирующими сегодня нашу культурную память». Эта часть была представлена фотографиями Игоря Пешехонова из серии «Железобетон: материя памяти», серией Владимира Парфенка «Сад камней», известной серией Сергея Кожемякина «Фантомное ощущение», работами «Школы Фотографии» под названием «BY» и др. 

Диалог прошлого с воображением

Удалось ли осуществить диалог этих двух пространств? На мой взгляд, выставка распалась на отдельные фрагменты, плохо сочетаемые друг с другом; связь между пространствами, отгороженными перегородками, и остальными зонами экспозиции, осталась непроясненной.

Фрагмент экспозиции с фотоработой Игоря Пешехонова из серии «Железобетон: материя памяти» и напольного скульптурного объекта из серии Элементариум” Константина Мужева.

Фотография Вл. Парфенка ©

Однако, можно предположить, что куратора фотографической части проекта интересовала тема визуального сосуществования в современном городском пространстве монументов советского времени - (сверх)политизированного наследия прошлого (серия Игоря Пешехонова) и деполитизированных огромных конструкций, изображающих фрукты, расположенных в микрорайонах (серия фотографий «BY»). Через фотографический ряд зрители обнаруживают в городских пространствах не только монументы, но и яркие фруктовые объекты (яблоко и груша) на фоне зеленой лужайки, которые побуждают иначе думать о привычных вещах. Возможно, людям из серых спальных районов близки эти простые и правдоподобные скульптурные объекты.

Фотография из серии «BY» Школы фотографии ©

Что касается отобранных скульптурных экспонатов, которые должны были раскрыть потенциал современной белорусской скульптуры и воплотить самые смелые скульптурные задумки их авторов, то, на мой взгляд, эта задача едва ли была решена. Так как было сложно понять, что именно предполагал критерий современности, в соответствие с которым осуществлялся отбор: придумывание новых объектов public art, удачные дизайнерские решения, эксперименты с материалом и технологиями?

Отобранные работы слабо сочетались друг с другом и терялись в сложном пространстве зала графики, вызывая разочарование на фоне больших ожиданий. Сложные инсталляции К. Селиханова вообще не удалось увидеть целиком по техническим причинам, которые все же необходимо было предусмотреть заранее.

Фрагмент проекта К. Селиханова Фото М. Агибаловой ©

Три обнаженные девушки: фантом или реальность? (К. Костюченко)

Тем не менее, можно попытаться обосновать, к примеру, кураторский выбор гипсовых скульптур - трех полу/обнаженных девушек - К. Костюченко. Возможно, они были выбраны потому, что сегодня на глобальном арт-рынке популярностью пользуется новый (появившиеся в 80-е) вид скульптуры, отличающийся крупной, или даже гигантской формой (например, пластики Аниш Капур/Anish Kapoor). Такие работы как будто стремятся выйти за пределы границ возможных габаритов, экспериментируя с материалами и технологиями. Другая характеристика современной скульптуры - это производство большого количества копий.

Скульптуры Константина Костюченко, фото

К. Костюченко тоже экспериментирует с количеством, размером и материалом, но вот что собой представляет его концепция? «Три трехметровые девушки» напоминают хорошо известные всем манекены из витрин бутиков, с той лишь разницей, что позы у них не «естественные» для манекенов. Некоторые искусствоведы считают, что монументальное искусство должно рассказывать о внутреннем мире автора, пытающегося выразить свое представление о красоте. Возможно, скульптора К. Костюченко интересует тема искусственной сексуальности, поскольку за манекенами стоит мир потребления образов со своими взаимоотношениями между реальностью (жизнью) и воображением (образами)?

Бульба-бюст и пустота (П. Войницкий)

Отдельно хочется сказать об огромном «бульба-бюсте» Павла Войницкого. Копируя хорошо узнаваемые по советскому времени постаменты (Сталину, Ленину, Дзержинскому и т.д), которые и сегодня можно встретить на улицах Минска, художник делает классический монумент пустым или безликим. На этом месте можно представить кого угодно. Зритель, в итоге, попадает в ситуацию переживания нестабильной, неартикулированной формы.

Причем в течение месяца экспонирования картофельная поверхность бюста  постепенно разрушалась, распадаясь на проросшие, полугниющие и плохо пахнущие картофелины и оголяя ржавый каркас. В результате получился объект-бюст, конструкция которого собиралась лишь для того, чтобы на некоторое, непродолжительное время экспонирования обрести гомогенную форму, которая затем рассыпалась на части, успешно отправленные на помойку. По словам Ги Дебор, «если история города есть история свободы, то это также и история тирании – история государственных администраций», которые, в худшем случае, словно каркасы, могут заполняться невесть чем.

Фотография Вл. Парфенка ©

Фотография Вл. Парфенка ©

В завершении, стоит отметить, что среди отобранных для этого проекта скульпторов и фотографов не было ни одного женского имени. Видимо, молодые начинающие беларусские кураторы решили остаться в пределах традиционной «логоцентричной» культуры, но тогда возникает вопрос, о какой современности идет речь в этом проекте?

 Интернет-журнал "Новая Эўропа". Продолжение следует.

Ирина Соломатина, текст написан для интернет-журнала "Новая Эўропа"