Гендерное воспитание: без теории к практике?

7 марта 2012

С 8 Марта поздравляют даже новорождённых девочек. Маленький ребёнок не делит мир на мужской и женский, но растёт в атмосфере, соответствующей его полу. Голубые или розовые ленты, затем машинки или куклы, позже – футбол или музыкальная школа, технический или гуманитарный вуз… Отступления, как правило, не приветствуются. А как же гендерное равенство? – задают вопрос эксперты. И этот вопрос – пока риторический.

«Наследник» и «мамина помощница»

Казалось бы, уже с рождения можно передавать ребёнку эгалитарные ценности, свободные от стереотипов и предрассудков, - рассуждает Татьяна Щурко – магистр социологии, исследовательница гендерной проблематики. – Но происходит иначе. С первых дней жизни идёт чёткая трансляция предписаний. Пол определяет, какие подарки дарят, какие игрушки покупают, как с ним разговаривают, какие эпитеты используют. О мальчике говорят «наследник» (отец видит в этом символ своей мужественности), о девочке – «мамина помощница»… 

Так формируются первые гендерные стереотипы. Затем «наследники» и «мамины помощницы» идут в школу. Как правило, к мальчикам и девочкам предъявляются разные требования – это касается и знаний, и поведения. Дети принимают правила игры – это подтверждают результаты исследования гендерной компетентности учащихся, проведенного в 2009 году1 :

Таблица 1. Распределение учащихся (школьников и студентов) Беларуси, 
согласных с предложенными утверждениями 

Утверждения

Согласны, %

пол ребенка определяет, о чем с ним/ ней говорить, что советовать, что дарить и т.п.

57,8

для девочки более важно быть аккуратной и прилежной, чем для мальчика

66,7

грубость и агрессивность у девочек менее простительна, чем у мальчиков

54

девочки более способны к изучению гуманитарных дисциплин, а мальчики – точных и естественных

47,7

девушек нужно готовить, прежде всего, к роли матери и хозяйки, а юношей – к профессии, способной обеспечить семью материально

61


Подмена понятий?

Кодекс об образовании Республики Беларусь 2011 года называет одной из основных составляющих воспитания в системе образования «гендерное воспитание, направленное на формирование у обучающегося представлений о роли и жизненном предназначении мужчин и женщин в современном обществе» (п. 5.7, ст. 18). Уже сама формулировка указывает на особенное предназначение человека в зависимости от пола, что не соответствует идеям гендерного равенства. 

- Здесь налицо подмена понятий. Школа предлагает не гендерное, а семейное воспитание, направленное на закрепление традиционных ролей, - комментирует Татьяна Щурко.

С другой стороны, уже то, что в нормативных документах говорится о гендере, можно считать положительной тенденцией. Но знакомы ли с этим понятием педагоги и если да, то что подразумевают под ним? Данные международного исследования заставляют задуматься. Почти половина белорусских учителей ничего не слышали о гендере; ещё треть знают о существовании этого понятия, но не могут объяснить, что оно означает. 

Диаграмма 1. Уровень знакомства учителей с понятием «гендер» (распределение в %, 
по данным исследований в Беларуси, Молдове и Украине)




Получается, что учителя не имеют теоретической подготовки в сфере гендера и передают, скорее, свой личный (в том числе семейный) опыт. Школа закрепляет патриархатные роли, то есть учит тому же, что и традиционная семья. 

«Защитник» и «будущая мать»

 «Не плачь, ты же мужчина (будущий защитник)!», «Нельзя грубить! Ты же девочка!» - нечто подобное говорили в школе большинству белорусских студентов. По данным исследования, 47% одиннадцатикласниц часто слышали от учителей: «Ты же девочка – будущая мать (жена, хозяйка)!». 

Казалось бы, что в этом плохого? Однако наша собеседница уверена, что за простыми и, казалось бы, безобидными словами кроется серьёзная опасность.

- Фразы наподобие «Не плачь, ты же мужчина!» - одна из причин того, что в Беларуси уровень суицидов среди мужчин в пять раз выше, чем среди женщин, - говорит Татьяна Щурко. – Высокая смертность от сердечных заболеваний у мужчин тоже связана с такими установками. С детства мальчика учат: мужчина – добытчик, он несёт ответственность за семью, у него должна быть хорошая работа – причём именно мужская профессия, а не, скажем, учитель начальных классов... Но если у него не получается? В нынешних экономических условиях мужчина не чувствует, что реализовал себя, и собственная мужественность для него под большим вопросом – а возможно, и для его жены. 
В этой тяжёлой для него ситуации мужчина не может выразить свои эмоции, потому что их нельзя выражать, и стресс накапливается. Всё это приводит к невероятным разочарованиям, которые в том числе провоцируют такое количество суицидов. 

Мальчики часто слышат о том, что они – мужчины, защитники, воины, но почти никогда – что они будущие отцы. Ответственность за ребёнка – это формулировка для девочек. «Не кури, ты же будущая мать!» - типичный пример.

- Здесь важно правильно расставить акценты, - продолжает Татьяна Щурко. - Девочка обязана заботиться о своём здоровье просто потому, что она человек и хочет прожить счастливую жизнь. Возможно, она реализуется, родит ребёнка, возможно и нет, но она должна быть здорова в любом случае. А в формулировке «ты же будущая мать» женщина не важна сама по себе, как человек, а рассматривается как «потенциал» и «генофонд», «резерв родов», как пишут в гинекологии. Она даже не субъект, она объект, который выносит рабочую силу и будущее нации, и будто бы только поэтому мы должны заботиться о ней и сохранить её здоровье – а не ради её самой.

Установки «мужчина – добытчик и защитник», а «женщина – хозяйка и мать» разделяют большинство белорусов и значительная часть белорусок. Отсюда – дополнительная (и весьма значительная) нагрузка на женщину.

- Девушку настраивают на роли только лишь домохозяйки и матери, но это не соответствует реальности, - говорит Татьяна Щурко. – Ведь сейчас преобладает модель двухкарьерной семьи, где оба супруга работают и зарабатывают деньги. Женщина оказывается между молотом и наковальней, не зная, как совместить довлеющие над ней стереотипы и реальность.

Сколько истины в стереотипах?

Девочки более прилежны и аккуратны, а мальчикам, скорее, свойственны грубость и агрессивность. Существуют «мужские» и «женские» профессии, но при этом в любой сфере лучшие руководители – мужчины… Список стереотипов легко продолжить.

С одной стороны, подобные утверждения отражают сложившуюся ситуацию в стране и в мире. Даже наиболее развитым обществам пока не удаётся достичь абсолютного равенства полов. Вот некоторые факты мировой статистики: 
•    В середине 2011 года лишь в 28 странах (в том числе и в Беларуси) было достигнуто представительство женщин в парламенте в размере 30% и более
•    Только 19 государств избрали своими руководителями женщин. 
•    В глобальном масштабе на службе в полиции состоит 9% женщин.
•    Только 27% судей в мире – женщины. 
•    Разница в оплате женского и мужского труда в мире составляет в среднем от 10 до 30%.

С другой стороны, стереотипы закрепляют существующую ситуацию. И только научные данные разрывают этот замкнутый круг.

Так, один из наиболее распространенных мифов гласит, что мальчики более способны к изучению математики и других точных наук, чем девочки. Этот стереотип уже не раз подвергался сомнению. Время от времени его пытаются доказать либо опровергнуть исследователи из разных сфер, в том числе и сами математики. Например, в январе этого года журнал Notices Американского математического общества опубликовал статью «Развенчание мифов о взаимосвязи пола и математических способностей». Ее авторы Джонатан М. Кейн и Дженет Е. Мертц приходят к выводу, что «уровень гендерного равноправия и другие социокультурные факторы… определяют, насколько успешны в математике мальчики и девочки». 

Вывод ученых подтверждает опыт Великобритании, занимающей традиционно высокое место в мировом рейтинге гендерного равенства (16-е из 135 по результатам 2011 года). В этой стране девочки успешнее сдают экзамены по дисциплинам средней школы, чем мальчики, причем разрыв с годами увеличивается. Однако в математике оба пола демонстрируют практически равные успехи (с символическом преимуществом мальчиков в 0,3%). 

На ситуацию можно посмотреть и под другим углом. Британские выпускницы лучше знают английский язык, чем их сверстники, по этому критерию гендерный разрыв наибольший – 14%. Но если бы мальчикам не внушали, что в гуманитарных дисциплинах девочки куда способнее?..

Семейные ценности + идеи равноправия = ?

Возвращаясь к белорусским реалиям – очевидно, что традиционное, семейно-патриархатное воспитание в наших школах присутствует. Как совместить его с гендерным? По мнению Татьяны Щурко, гендерное образование должно присутствовать в каждом предмете – на практическом уровне, с конкретными примерами.
- Например, в истории было немало влиятельных женщин, о которых мы почти ничего знаем. Кроме того, мы в принципе мало знаем о женской истории. Ведь что такое история? Она не равна политике. То, как раньше воспитывали детей – это тоже история. Но домашней сфере на уроках не уделяется столько внимания, как публичной, и, следовательно, она не представляется нам такой важной, как влияние и власть.
В литературе могут быть другие женские образы. Очень важно, чтобы преподаватель акцентировал внимание на гендерных аспектах. Ведь если прочитать классику не критично, то сформируется красивый образ милой и хрупкой женщины, под который не все сегодня подпадают. Но учитель может объяснить, почему был распространён именно такой образ, соотнести его с историческими фактами.
А на уроках трудового воспитания, на мой взгляд, не нужно учить девочек варить кашу… Ведь не все женщины любят готовить, это очередной стереотип.
Вероятно, самое важное в гендерном образовании – показать, что наше биологическое тело не всегда связано с предписаниями, которые накладывает на нас общество, -
подводит итог Татьяна Щурко. - Если ты женщина, это не значит, что ты лучше моешь посуду. Отец может дать ребёнку такую же заботу и нежность, как и мать… Традиционные роли полов – это на 99% результат социализации. 

Больше выбора, новые возможности для обоих полов – идея благородная. Правда, едва ли самый совершенный проект гендерного образования сможет искоренить те самые опасные установки для мальчиков и девочек – ведь они звучат не только в школе. Но прогресс всегда начинается с чего-то – возможно, как раз с той самой каши, которую перестанут варить на уроках труда…

Если вдуматься, то традиционные гендерные роли и не так уж традиционны и незыблемы. Когда в послевоенные годы в СССР резко сократилось количество мужчин, их место на стройках, возле станков заняли женщины. Перемены происходят и в мирное время. Ведь синхронное плавание начиналось как мужской вид спорта, а сегодняшняя «женская» профессиональная сфера – медицина – была закрыта для представительниц прекрасного пола. Одним словом, все так называемые «мужские» и «женские» профессии, представления о «настоящих мужчинах» и «истинных леди» - не более чем условность.

В разных обществах бытуют противоположные представления о гендерных ролях. В наших семьях выбивать ковры, - как правило, обязанность мужчины. А вот у чукчей шубы и покрытия из шкур выбивают женщины. Хотя если шуб много, а женщин не хватает, шаман назначает помощников-мужчин. 

Может быть, весь вопрос в том, чтобы взять на себя роль шамана и найти компромисс хотя бы в своей семье.

Только факты:
•    Самые «женские» сферы экономики Беларуси – здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение (82,4% женщин), образование (81,5%) и непроизводственные виды бытового обслуживания населения (78,6%). Самые «мужские» – лесное хозяйство (83,9% мужчин), строительство (79.1%) и транспорт (70,4%). 
•    Женщины в нашей стране зарабатывают почти на четверть меньше, чем мужчины (76,6% в 2010 году).
•    Коэффициент смертности от инфаркта миокарда среди мужчин в полтора раза выше, чем среди женщин.
•    По данным социологических исследований, проведенных в рамках реализации Национальной программы демографической безопасности на 2007 – 2010 годы, 81% женатых мужчин считают, что обслуживание семьи (приготовление пищи, стирка, уборка) – обязанности жены. Такого же мнения придерживается 85% замужних женщин.
•    Только треть мужчин и женщин, состоящих в браке, полагают, что финансовое обеспечение – обязанность и мужчины, и женщины.

Примечание 1. Исследование уровня гендерной компетентности учащихся и студентов было проведено в 2009 году В. Бодруг-Лунгу (Молдова), О. Плахотник (Украина), М. Кузнецовой и Т. Щурко (Беларусь) при поддержке Center of advanced studies andeducation (CASE, Вильнюс). Авторы исследования проанкетировали две группы:  1) учащиеся 11-х классов средних школ г. Минска и Витебска в составе 140 человек (из них 60 лиц мужского пола, 80 – женского пола); 2) студенты 1-го курса вузов г. Витебска в составе 130 человек (из них 50 лиц мужского пола и 80 – женского). Среди студентов 90 человек учились в обычной средней общеобразовательной школе, 10 человек в специализированной школе либо классе, 30 человек в лицее либо гимназии. 54 человека были родом из крупного города, 76 человек из маленького города либо поселка.

Кроме того, авторы исследования опросили 20 педагогов, среди которых было 3 мужчины и 17 женщин.

Источники: 

Бодруг-Лунгу В., Кузнецова М., Плахотник О., Щурко Т. Дискурсы пола и гендера в образовательном пространстве постсоветской школы: Украина, Беларусь, Молдова. Проект реализован в 2009 году при поддержке Center of advanced studies and education (CASE, Vilnius, Lithuania);
Гендерная компетентность в школе: учащиеся / Наше мнение, 2 февраля 2012;
Гендерный подход и воспитание: от теории к практике в Республике Беларусь / Наше мнение, 13 декабря 2011;
Доклад ООН-Женщины «Прогресс женщин мира 2011 – 2012: в стремлении к справедливости»; 
Статистический сборник «Женщины и мужчины в Республике Беларусь»;
Статистический сборник «Труд и занятость в Республике Беларусь»;
GCSE results 2011: girls widen their lead / The Guardian, 25 August 2011;
Kane, Jonathan M. and Mertz, Janet E. Debunking Myths about Gender and Mathematics Performance / Notices of the AMS. Januaty 2012;
The Global Gender Gap Report 2011: Rankings and Scores / World Economic Forum, 2011;
UN Women Annual Report 2010-2011.

Ресурсный центр ЮНФПА

Ресурсный центр ЮНФПА