Ирина Соломатина: Гендером у нас занимается только государство, гражданский сектор самоустранился

Год назад в интервью «ЕвроБеларуси» координатор проекта «Глобальный медиа-мониторинг» от Беларуси, автор и инициатор проекта «Гендерный маршрут» Ирина Соломатина отметила, что официальный Минск симулирует устранение гендерной дискриминации в обществе — реальное положение дел разительно отличается от «картинки», предлагаемой западным партнерам.

За год ситуация в сфере гендерного равноправия не улучшилась, скорее, можно говорить о появлении дополнительных тревожных сигналах, отметила Ирина Соломатина в разговоре с корреспондентом Службы информации «ЕвроБеларуси».

«Так, мы видим, что государство пытается отказать женщинам в имеющихся социальных гарантиях. Например, меня очень смутило недавнее предложение экономиста из Администрации президента просто забрать у женщин из трех лет отпуска по уходу за ребенком один год, - говорит Ирина Соломатина. - Мотивировалось все это вроде бы и неплохо: давайте вернем женщин на рынок труда, увеличим пенсионный возраст и т. д. Но меня немножко смущает имеющаяся в предложении отсылка к ВВП. Женщины, как правило, заняты в государственном бюджетном секторе, это сфера, которая непосредственно не приносит осязаемой материальной прибыли, не производит материальный продукт — это «бюджетники». Откуда же взяться тогда приростам ВВП? Тот же экономист недавно представил книгу «Финансовая диета». Честно говоря, вызывает вопрос, почему мы финансовую диету увязываем с ликвидацией социальных льгот у женщин, той группы населения, которая, фактически, и так не имеет никаких стабильных гарантий». Если говорить о частностях, замечает Ирина Соломатина, то с сокращением отпуска по уходу за ребенком неизбежно возникнет проблема ясельных групп при детских садах: «Да, в советское время у нас были ясли, но давайте посмотрим сейчас, где у нас есть ясельные группы при наших садах, когда по открытой статистике в Беларуси существует дефицит мест в садах — при пока еще трехгодичном отпуске по уходу за ребенком».

Что же касается представления гендерной ситуации в Беларуси на международном уровне, то, в октябре этого года на осенней сессии ООН государство будет отчитываться по выполнению Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации. Любопытно, что отчитаться Минск должен был еще в начале 2015 года, замечает Ирина Соломатина, но доклад не был представлен в необходимый срок, «но Беларуси предоставили возможность сделать это осенью по упрощенной схеме».

Ирина Соломатина обращает внимание на то, что в последний индекс гендерного равенства Республики Беларусь равен 0,152, что ставит страну на 28 позицию среди 149-и (2014). А по совокупному показателю гендерного равенства в 2011 году Беларусь занимает 65 место среди 187 стран. То есть, за короткий срок Беларусь улучшила свои позиции в два раза. Кроме того, в Беларуси формально практически достигнуто декларируемое международными документами 30%-ое представительство женщин на уровне принятия решений — в Национальном Собрании их 29,7%. В Палате представителей народного собрания 30 женщин-депутатов, большинство их до избрания работали в сфере образования и здравоохранения. И представленные показатели высоко оценены международными организациями. Так, в ходе конференции «Обеспечение гендерного равенства в общественной жизни», проведенной в Минске в июне 2015 года, директор Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ Михаэль Георг Линк заявил: «В контексте ОБСЕ Беларусь показывает хороший пример представительства женщин в парламенте». По его словам, Беларусь продемонстрировала свое вовлечение в международные стандарты по гендерному равенству. Как отмечает Ирина Соломатина, «все это — момент несколько спекулятивный, потому что стоит посмотреть, какие женщины непосредственно попадают в корпус депутатов — это, как правило, женщины, которые имеют госресурс поддержки». «С другой стороны, я понимаю политику международных структур: у государства есть какие-то показатели прогресса, на которые международное сообщество в общем-то реагирует поскольку в гражданском обществе Беларуси, к сожалению, никакого прогресса с гендерной повесткой нет», - подчеркивает Ирина Соломатина.

«Стоит вспомнить, что чиновница МИД Ирина Величко сейчас возглавила рабочую группу ООН по жалобам о нарушениях прав женщин. Вы знаете, это серьезно, - говорит Ирина Соломатина. - То есть мир уже признает достижения Беларуси в области гендерного равенства. Но это я бы назвала такой ориентацией на некую, скажем, глобальную политику, но при этом внутри страны гендерной политик нет, она декларируется, но не реализуется. Да хотя бы потому, что у нас не было еще ни одного дела в судах по дискриминации, например, в оплате труда мужчин и женщин, хотя статистика давным-давно констатирует этот факт».

«Государство на этом поле не только главный игрок, а тот игрок, который еще представляет определенные количественные показатели международному сообществу, ведь таких показателй в негосударственном секторе у нас никто предъявить не может. Смотрите, у нас ни одна партия так и не ввела гендерную повестку, нет гендерных фракций. Объединенная гражданская партия создала женскую организацию, но глава ОГП Анатолий Лебедько сказал, что они учреждают эту организацию для, в общем-то, продвижения женщинами все той же генеральной линии партии. Нет здесь женского вопроса, эта женская структура совершенно не влияет на саму политику внутри партии», - считает Ирина Соломатина.

По ее словам, симптоматичным можно назвать то, что «ни одна представительница беларусского гражданского общества не была приглашена участвовать в рабочем заседании ОБСЕ «Терпимость и недискриминация» в рамках конференции по человеческому измерению (Варшава, 21 сентября — 2 октября 2015 г.), несмотря на явный фокус заседания на анализе результатов исполнения международных конвенций о правах женщин». На специальной беларусской рабочей сессии, поддержанной фондом Вышеград и польским Фондом международной солидарности в рамках этой конференции, говорилось о выборах в Беларуси: «Участниками встречи стали лидеры оппозиционных партий и бывшие кандидаты в президенты от оппозиции в прошлые годы, которые продолжали требовать неучастия в выборах и признания их незаконности. Весь мужской клуб говорил о выборах, но никто не додумался пригласить Татьяну Короткевич, которая в этих выборах все же участвовала. Можно по разному относиться к фигуре Короткевич, но отрицать ее участие в кампании сложновато. Поэтому, когда мы видим такие парадоксы, можно понять, почему глобальные структуры ориентируются на показатели от государства, пусть оно что-то там и симулирует. И Ирину Величко из МИДа заменить на фигуру из гражданского сектора не получится — некому, политики женской нет, женского вопроса нет, женской повестки нет, ничего нет».

«Грустно, но еще и интересно! Когда же оппозиционные и гражданские лидеры поймут, что государство разыгрывает, что называется, козырную карту, а они в раздаче карт не участвуют даже. Поэтому так и живем: в гендерном равенстве, но не действующим внутри страны, зато с показателями, которые серьезно воспринимаются международным сообществом», - заключает Ирина Соломатина.

ЕвроБеларусь

ЕвроБеларусь