Новогодний календарь от металлургов и проституция в Беларуси

Предновогодние месяцы ознаменовались в Беларуси несколькими событиями, которые во многом связаны между собой. Во-первых, это ряд международных дней против насилия над женщинами (25 ноября), борьбы за отмену рабства (2 декабря) и защиты секс-работниц от насилия и жестокости (17 декабря). А во-вторых, это появление корпоративных календарей на новый 2013 год. На первый взгляд, связь между данными событиями не очевидна. Однако они находятся в центре одной важной дискуссии: почему в Беларуси все еще существует насилие в отношении женщин, женская проституция и рабство?

В частности, меня поражает, как на фоне постоянных разговоров о том, что необходимо преодолевать насилие над женщинами, искоренять траффик и торговлю женщинами, проституцию и сексуальную эксплуатацию, вдруг появляется новогодний календарь от Беларусского металлургического завода с обнаженными сотрудницами. И, что самое прискорбное, это не первый и не единственный подобный календарь.

Более того, у феминисток уже оскомину набили постоянные объяснения, «что не так с конкурсами красоты?», которые в Беларуси стали уже самыми популярными мероприятиями как в госучреждениях, так и в частных конторах.

Однако, раз подобная продукция все еще появляется и мероприятия существуют, видимо, придется продолжать разговор на тему, почему это серьезная преграда на пути освобождения женщины от насилия и эксплуатации.

Через анализ данного календаря я попробую представить, каким образом такие проекты конструируют женское тело и поддерживают дискриминацию женщин в обществе.

Эротизация женского тела и культура изнасилования

Обратимся непосредственно к календарю БМЗ на 2013 год, который состоит из изображений полностью обнаженных сотрудниц завода: инженеров, лаборанта, контролера, студентки, воспитателя, кладовщицы и оператора ЭВМ.

Подобное изображение женщины очень даже в духе патриархатной традиции, согласно которой женщина – это сексуальный объект. Соответственно, данный календарь еще раз репрезентирует визуальную стратегию подчинения женщины посредством эротизации ее тела.

Неудивительно, что анализ ситуации положения женщины в обществе продуцирует появление в рамках феминистских исследований понятия «культура изнасилования», которое обозначает общество, где изнасилования и сексуальное насилие против женщин является распространенным явлением. Культура изнасилования – это комплекс убеждений, которые поощряют сексуальную агрессию у мужчин и одобряют насилие против женщин. Эта парадигма попустительствует физическому и эмоциональному терроризму против женщин, принимая его как норму.

Информация к размышлению: в Беларуси в 2011 году зафиксировано 119 преступлений, касающихся изнасилований или покушений на изнасилование. И все 119 преступлений совершены мужчинами.

В рамках культуры изнасилования женщина – всегда объект сексуального желания. Поддерживать эту культуру можно посредством разнообразных практик.

В нашем случае ее транслирует анализируемый календарь, который репрезентирует сотрудниц обнаженными, доступными для любого взгляда, явно сексуализированными и призванными продуцировать желание.

«Мужской взгляд» и гетеронормативность

В основе патриархатной идеологии лежит гетеронормативность, согласно которой все люди не просто по умолчанию определяются как гетеросексуальные, но в этой модели мужчинам и женщинам отводятся разные роли: мужчины – это субъекты своего собственного желания, а женщины – объекты мужского желания. Так, например, изображения в календаре БМЗ явно направлены на мужскую часть населения.

Лаура Малви отмечает, что на экране женские образы – это всегда объекты под пристальным мужским взглядом. Более того, мы видим женщину такой, какой ее хочет видеть маскулинный субъект:

«Конституирующий мужской взгляд проецирует свои фантазии на женскую фигуру, которая в соответствии с ним обретает свою форму … женщины одновременно рассматриваются и демонстрируются, их внешность кодируется для достижения интенсивного визуального и эротического воздействия. Можно сказать, что женские роли коннотируют бытие-под-взглядом. Женщина, демонстрируемая в качестве сексуального объекта, выступает в роли лейтмотива всего эротического зрелища» [1].

Таким образом, гетеронормативность определяет не только сексуальную направленность желания, но иерархию, где мужчинам отводится доминирующая роль в отношении женщины. И здесь визуальная репрезентация женщины становится стратегией подчеркивания этого подчиненного положения: женщина – всего лишь объект для рассматривания и возбуждения мужского желания.

Женщина как объект/товар

Рассматривая календарь, невольно задаешься вопросом: каков же основной посыл этих визуальных образов? «Красивое» женское тело – это залог социального и профессионального успеха женщины на предприятиях? Что общего имеют эти изображения с профессиональной деятельностью женщин в металлургической промышленности? Неужели именно в таком виде женщины ходят на работу на завод? Или именно в таком виде женщинам позволяют появляться в публичном пространстве, в котором они оказываются выставленными на всеобщее обозрение клиентов и партнеров?

Подобные изображения нивелируют роль женщины как профессионала. Ее функции сведены к образу красивого тела как объекта/товара.

Эта практика использования женского тела широко распространена в рекламе. Например, часто при продаже машины, конфет, бытовой техники и чего угодно вообще используется образ женщины, часто достаточно обнаженный и сексуализированный. Так, совсем недавно общественность всколыхнула реклама одного интернет-провайдера.

Подобных рекламных компаний огромное количество, достаточно открыть любой глянцевый журнал. Посыл у них один: женщина – это секс и тело, а секс продают все. Не гнушаются подобными стратегиями и ресурсы, претендующие на роль в общественно-политическом секторе. Например, на сайте газеты «Салідарнасць» уже давно существует раздел «Прыгажуня дня», в котором выкладываются изображения  обнаженных женщин.

Эту ситуацию хорошо описал Алексей Левинсон: «Разве не очевидно, что наша реклама эксплуатирует женское в угоду мужскому, употребляет женщину как символ мужского успеха, использует женщину-модель как средство, имея целью привлечь мужского потребителя и т.д. И вообще разве не навязывает реклама мужской дискурс, мужскую перспективу всему обществу в целом?» [2]

Подобное отношение к женщине хорошо сочетается с ее положением на рынке труда. «Украшение» и «товар» вряд ли может претендовать на карьерный рост и равную оплату труда. Женская зарплата в Беларуси составляет по отношению к мужской 73,7%. [3] По категориям персонала женщины чаще представлены на постах служащих и специалистов, нежели руководителей.

Численность, работающих женщин и мужчин по категориям персонала [4] (в процентах, на конец 2008 года)

 

Женщины

Мужчины

Руководители

46,5

53,5

Специалисты

74,2

25,8

Служащие

81,2

18,8

Рабочие

43,7

56

«Любовь человека к женщине»

Завершить размышления на тему визуальных стратегий подчинения женщины мне бы хотелось разоблачением того доминирующего дискурса, который всё это прикрывает якобы благовидными намерениями. Все эти практики подчинения женщины подаются под соусом «любви» к женщине, к ее красоте и т.п. Мы живем в системе, раздевающей женщину ради красоты ее тела, которое с этого момента принадлежит не ей, а обществу.

Этот дискурс был подвернут критике совсем недавно в рамках интересного видео-проекта от платформы ШТАБ. Это сатирический выпуск видео-лекции, который выводит на поверхность описанный и доминирующий дискурс «любви».

 

Оксана Шаталова, куратор платформы ШТАБ, фото- и видео-художница, художественный критик, комментирует создание этого видео-продукта следующим образом: «Язык патриархата – язык не насилия, но любви. Никто, например, не скажет дочери "Я тебя подавляю и репрессирую", обычно говорится "Я тебя люблю".

Сейчас идет неделя противодействия насилию против женщин. Но надо понимать, что нельзя просто "убрать насилие", оставив существующую патриархальную систему.

Надежда на "хороший патриархат" – то же самое, что и надежды либералов на возможность "хорошего капитализма" – без эксплуатации и насилия. И тут надо быть или последовательным, говоря, что нужно существенно модифицировать эту систему с ее дорогой многим "Тысячелетней Любовью", свадьбами, кольцами, лимузинами. Или, если же ты не готов принять эту идею, тогда тебе остается отождествиться с героем этого ролика. Нужно понять, что "середины", "полупатриархата", "миленького патриархата" не существует».

До тех пор, пока женщину будут раздевать в публичном пространстве, репрезентировать как объект, будут существовать проблемы насилия над женщинами, проблемы проституции и работорговли. И какие бы меры против этого не принимали государство и общественные организации, пока мы не изменим главную оптику отношения к женщине как к человеку, а не как к телу, мы не решим глубинные проблемы дискриминации женщины в обществе. Какими бы благовидными намерениями ни прикрывались рекламщики, редакторы газет, работники завода, используя обнаженных женщин в продаже своей продукции, по сути, все это является проституцией, продажей женского тела.

Примечания

[1] Малви Л. Визуальное удовольствие и нарративный кинематогроф // Антология гендерных исследований / Сост. Е. Гапова, А. Усманова. Мн.: ПРОПИЛЕИ, 2000. С. 288.

[2] Левинсон А. Женщина как цель и как средство в отечественной телерекламе // Женщина и визуальные знаки: Сборник / Под общ. ред. А. Альчук. М.: Идея-пресс, 2000. С. 45

[3] Труд и занятость в Республике Беларусь. Статистический сборник. Мн., 2012. С. 250.

[4] Женщины и мужчины Республики Беларусь. Статистический сборник. Мн., 2010. С. 140.

Интернет-журнал "Новая Эўропа"

Татьяна Щурко, Интернет-журнал "Новая Эўропа"