Семья и женщина глазами беларусской Академии наук

 Семья и женщина в современном мире: социальные и культурные аспекты. Материалы международной научной конференции г. Минска, 2 февраля 2012 года. Минск: «Право и Экономика», 2012. – 491 с.

Рэцэнзія падрыхтаваная ў межах супольнага праекту "Кніжны агляд" інстытута палітычных даследаванняў “Палітычная сфера” і Цэнтра еўрапейскіх даследаванняў у Мінску.

Предыстория: международная конференция при участии Ирана

В феврале 2012 года в Академии наук Беларуси прошла международная научная конференция «Семья и женщина в современном мире», результатом которой стал сборник материалов под аналогичным названием. Конференция была особенно интересным событием по ряду причин.

Во-первых, начиная  с  1996 года в нашей стране активно внедряется гендерная политика, однако в научном пространстве происходит достаточно мало событий, которые позволяли бы осмысливать (и теоретически, и практически) происходящие в этой сфере процессы, положение женщин в обществе, специфику локального контекста. В 2012 году таким событием и стала интересующая нас конференция «Семья и женщина в современном мире». Она прошла на базе Академии наук при полной поддержке многих официальных структур.

Во-вторых, специфика данной конференции заключается в том, что она была организована при поддержке и активном участии посольства Исламской Республики Иран. Такое неожиданное партнерство наводит на определенные размышления, учитывая, что многие исследователи констатируют усиление традиционалистских тенденций в положении женщин в Иране [1]. Кроме того, и сами статьи исследователей и ученых из Ирана, которые представлены в сборнике, ориентированы на воспроизводство и поддержку этих традиционных ценностей, четких предписаний в отношении гендерных ролей.

Стоит, однако, отметить, что позиция этих авторов нашла поддержку и среди беларусских участниц конференции. Так, на пленарном заседании Надежда Ермакова (председатель Беларусского союза женщин и Национального банка РБ) высказалась от лица всех беларусок: «Мы, женщины Беларуси, не подошли к тому, чтобы на принципах нравственности и духовности основывать наши законы. Не только женщины, но и мужчины. В этом плане нам есть, чему поучиться у Ирана. Мы, женщины Беларуси, парламентарии, учтем опыт Ирана в своей законодательной работе». Соответственно, выход сборника материалов конференции представляет определенный интерес как симптом и отражение официального взгляда на положение женщины в беларусском обществе и не может остаться без внимания со стороны гендерных исследователей.

Гендерные роли как судьба

Сборник включает в себя очень большое количество материалов – 253 статьи, многие из которых представляют собой лишь краткие тезисы. Однако в книге представлены и более развернутые статьи по данным эмпирических исследований.

Если обратить внимание на содержательное наполнение сборника, то условно можно выделить три тематических блока: проблематика семьи, «миссия» женщины и положение женщины в разных сферах (в труде, политике, образовании).

Анализ самих статей позволяет утверждать, что они в большинстве своем воспроизводят полоролевой подход как основу гендерной политики в нашей стране.

Этот подход подчеркивает различия между полами, апеллируя в духе биологического детерминизма к некому заданному природой предназначению мужчин и женщин.

Так, типичным примером может быть следующая цитата: «Выступая за критическое отношение к гендерным стереотипам, мы не призываем к ликвидации различий между мужчинами и женщинами. Важно, чтобы и те и другие не утратили адекватной половой и гендерной самоидентификации и, в то же время, ориентировались на равное участие в принятии и реализации ответственных социальных решений» (А.Л. Айзенштадт, с. 341). Однако гендерный подход базируется на убеждении, что биологические различия не являются определяющими для формирования психологических и социальных характеристик женщин и мужчин, поскольку решающую роль в формировании гендерных различий играет не биологический пол, а те социальные и культурные смыслы, которое общество приписывает анатомическим различиям. Однако подобное представление о гендерном подходе практически не появляется на страницах сборника, и его можно обнаружить лишь в паре статей. Кроме того, многие исследователи [2] отмечают, что полоролевой подход усиливает существование дискриминации женщин в обществе, а также нивелирует многообразие проявлений личности, ограничивая людей лишь заданным набором жестких предписаний. Такой подход не способствует развитию толерантности, гибкости и равноправных отношений вне зависимости от пола.

Каким же образом проявляет себя полоролевой подход в рецензируемом сборнике?

Во-первых, в нем активно защищается идея о «женственности» как некой предзаданной сущности, которая принципиально отличается от парной категории «мужественность». Так, например, теоретические статьи предваряются публикацией приветственного слова заместителя председателя Президиума НАН Беларуси А.Р. Цыганова, который обозначил роль женщины в обществе следующим образом: «Она – в том, чтобы быть носителем женского жизнетворящего и жизнеутверждающего начала в современном сложном, противоречивом, конкурентном мире, который по своим сущностным характеристикам чаще всего воспринимается как “мужской”» (с. 9).

Подобного рода отсылки к некой «миссии» женщины, её «истинному предназначению» пронизывают весь сборник. При этом одновременно многие авторы поднимают вопрос о положении женщины в политике и трудовой сфере. Соответственно, контракт «работающей матери» [3] все еще доминирует в дискурсах и представлениях чиновников и научного сообщества. Это значит, с одной стороны, что признается роль женщины в профессиональной сфере, она используется как трудовой ресурс, однако, с другой стороны, при этом акцентируется внимание на важности ролей матери и хозяйки дома. Закономерно к гендерной политике обращаются за созданием условий для совмещения этих ролей, нежели в целях критики и анализа такой предзаданности выбора женщины и ее ограниченности лишь несколькими опциями.

Во-вторых, сборник ориентирован на продвижение таких ценностей, как традиционная семья с четким гендерным разделением ролей и материнство как основное предназначение женщины. Соответственно, большое количество статей, касающихся изучения современного положения института семьи и подготовки подрастающего поколения к созданию семьи, опираются именно на эти ценности. Семейное воспитание призвано формировать ценностное отношение к семье и воспитанию детей.

Это, в частности, предполагает формирование таких качеств мужчины и женщины, которые являются наиболее ценными для выполнения ролей матери и отца. При этом смысловые значения этих ролей предстают как принципиально разные.

И все это дополняется религиозной риторикой – необходимостью ориентироваться на «христианские ценности/традиции».

Современные трансформации моделей семьи, появление новых форм семьи, легализация в Европе однополых отношений воспринимается как однозначно негативное явление. Соответственно, совершенно неслучайно в сборнике представлены статьи иранских исследователей, которые выступают с резкой критикой однополых отношений: «Некоторые западные люди, игнорируя все существующие человеческие ценности и божественные заповеди, для удовлетворения животной жажды вступают в связь с лицами того же пола, что и они сами. В обществе также вместо борьбы с такими отклонениями придают им законный статус … вследствие антисемейных тенденций, на Западе отслеживается постепенный переход от создания здоровой семьи, состоящей из мужчины, женщины и их детей, к другим формам сосуществования, представляющим собой всевозможные виды отклонений от нормы» (М. Голамгасеми, с. 48). В этой связи возникает вопрос, какой опыт собирается перенимать Беларусь у Ирана и какое все эти рассуждения имеют отношение к гендерной политике?

В-третьих, многие авторы сборника легитимируют установку на традиционные ценности, спекулируя понятиями морали и нравственности, нормы и патологии. Подобные статьи похожи на конструирование моральных паник, так как акцентируют внимание исключительно на кризисных процессах. Проиллюстрировать это можно с помощью следующих цитат:

«Просвещённость неуклонно растет, а нравственное начало в обществе постепенно исчезает, а вместе с ним исчезает и самодеятельность личности» (А.И. Левко, с. 17).

«… уничтожение традиционной семьи является таким изменением истории народа, которое со временем приведет к его полному уничтожению» (О.И. Уткевич, с. 30).

«Потеря нравственной целостности личности – целомудрия – является источником отчуждения человека в обществе и дальнейшей его деградации» (И.И. Таркан, с. 186).

Особенно негативно некоторые авторы оценивают процессы эмансипации женщин и феминизма, на которые возлагается определенная часть «вины» за кризисные явления в семейно-демографической сфере (например, А.И. Лойко, Б.М. Лепешко).

Наконец, в-четвертых, следует отметить, что сборник игнорирует и не включает ряд тем, которые также являются важными в осмыслении положения женщины в обществе и процессов трансформации семьи. Практически вообще не представлены статьи, касающиеся изучения сексуальности, телесности, вопросов социальных гарантий и социальной политики, различных моделей семьи (например, квир-семьи). Представленная на конференции модель семьи является достаточно консервативной и не включает другие существующие типы семей. Соответственно, все иные модели, кроме зарегистрированной гетеросексуальной семьи, исключаются, замалчиваются и игнорируются, что является дискриминационной практикой по отношению ко всем, кто не подпадает под нормативную матрицу.

В заключение можно отметить, что цель данного сборника состоит скорее в том, чтобы апеллировать к традиционным гендерным ролям, нежели деконструировать патриархатный гендерный порядок и гендерные нормы, которые лежат в основе дискриминации женщин в обществе.

Появление самого сборника является закономерным следствием дефицита гендерных исследователей в стране, а также полным непониманием того, что такое гендерные исследования.

Тем не менее, следует отметить ряд статей, которые могут представлять определенный интерес для гендерных исследований. Эти тексты охватывают такие темы, как: исследования представлений молодежи о семье (В.А. Клименко, Е.С. Бабосова, Т.В. Вержибок, Е.В. Осипова, И.В. Лашук, С.А. Морозова), «повседневность» семьи (О.В. Агейко, О.В. Бурко), проблемы домашнего насилия (Л.В. Филинская и др., Е.А. Мурашко), «женская» история и женщины в истории (А.А. Онищенко, Л.И. Новиков, В.Н. Ракачев и Я.В. Ракачева, Т.А. Щурко, В.В. Сокольчик, И.М. Шумская, О.Н. Кирилова, О.О. Смолина), женское здоровье (П.В. Дик), дискриминация и положение женщин в трудовой сфере (Л.В. Ахремчик, Е.В. Таранова, Н.Н. Сечко, Л.Г. Титаренко, Т.П. Березовская), а также проблематизация особенностей конструирования женственности, роли феминистских идей и гендерных исследований/политики (И.И. Иванова, С.В. Лапина, Е.В. Крючкова, И.Р. Чикалова). Заслуживают внимания также статьи, касающиеся положения женщин в сельской местности (И.В. Лавриновская, М.А. Балбуцкая).

Примечания

[1] Hoodfar, Homa. The Women`s Movement in Iran: Women at the Crossroads of Secularization and Islamization. WLUML, The Women`s Movement Series No.1, Winter 1999. 46p.

Mehran, Golnar. The Female Educational Experience in Iran: a paradox of tradition and modernity // Middle Eastern Women on the Move. Openings for and the Constraints on Women’s Political Participation in the Middle East. Washington, D.C.: Woodrow Wilson International Center for Scholars, 2003. P.69-73.

Mohammadi, Majid. Iranian Women and the Civil Rights Movement in Iran: Feminism Interacted // Journal of International Women‟s Studies. Vol.9 (№1). November 2007. P.1-21.

Moghadam, Valentine M. Iran: From Islamization to Islamic Feminism and Beyond? // Moghadam, Valentine M. Moderninizing women: gender and social change in the Middle East. 2nd ed. Lynne Rienner Publishers Inc., 2003. P.193-225.

Tohidi, Nayereh. Modernity, Islamization and women in Iran // Gender and National Identity / Edited by Valentine M. Moghadam. Helsinki, Finland: Zed Books Ltd.,1994. P.110-147.

[2] Штылева Л.В. Фактор пола в образовании: гендерный подход и анализ. М.: ПЭР СЭ, 2008.

Ярская-Смирнова Е. Гендерная социализация в системе образования: скрытый учебный план // Женщина. Образование. Демократия. Материалы 2-ой международной междисциплинарной научно-практической конференции (3-4 декабря 1999г.). Мн.: ООО «ЭНВИЛА-М», 2000. С.27-32.

[3] Айвазова С. Г. Русские женщины в лабиринте равноправия. М.: ЗАО «Редакционно-издательский комплекс Русанова», 1998.

Здравомыслова Е. А., Темкина А. А. Государственное конструирование гендера в советском обществе // Журнал исследований социальной политики. Том 1, № 3/4, 2003.

Интернет-журнал "Новая Эўропа" 

Татьяна Щурко, Интернет-журнал "Новая Эўропа"